Вуличні протести: рамки дозволеного

4611 переглядів
П'ятниця, 26 червня 2020, 15:30
Масі НайємMasi Nayyem (Wolf)
адвокат, партнер юридичної компанії "Міллер"

Протесты в США, протесты в Украине. Есть много общего, и есть отличие. И в Украине, и в США люди выходят на улицу, потому что не доверяют власти и не верят в возможность защитить свои права "цивилизованным" путем – через суды, выборы. Люди убеждены, что только диктат улицы может что-то качественно изменить. И нужно отдать им должное – где бы мы сейчас были, если бы начали бороться с режимом Януковича не на Майдане, а ждали следующих президентских выборов или оспаривали его решение развернуть Украину в сторону России в судах?

Для меня есть только две красные линии, переходя которые активисты лишаются морального права на общественный протест.

Первая красная линия – это насилие. Я имею ввиду не столкновение с полицией или спецназом, который по определению сильнее, обладает большими правами, в том числе законным правом применить к тебе силу. 

Я говорю о насилии против других граждан, грабежах, поджогах, порче имущества. Борьба за свои права теряет всякий смысл, если она связана с нарушением прав других людей. Какое право имеет колонна активистов сгонять злость на припаркованных автомобилях на пути движения? Чем провинились их собственники? 

И я очень рад, что, несмотря на переполняющие наших друзей активистов эмоции, акции протеста, связанные с делами Сергея Стерненко или Кати Гандзюк, всегда проходят шумно, дерзко, ярко, но мирно! Это очень важно – это демонстрация нашей политической культуры, наших отличий от тех вполне благовидных топ-чиновников, которые творят беззаконие и произвол.

Вторая красная линия – отсутствие коммерческого интереса. Активисты могут заблуждаться, могут требовать невозможного, быть идеалистами, оторванными от реальности. Черчиллю приписывают гениальную фразу: "Кто в молодости не был радикалом — у того нет сердца, кто в зрелости не стал консерватором — у того нет ума". 

Но как только активист меняет свои убеждения на коммерческий интерес, он убивает и себя как общественного деятеля, и общественный протест как явление.

Продажный активист такое же постыдное явление, как и продажный чиновник. А, может быть, даже еще более постыдное.

Это не про "монополию на улицу". Это про назначение цены за совесть. Факт коммерции убивает доверие к любым массовым протестам.  

Поэтому я с откровенным отвращением смотрю, как некоторые общественные организации за пару последних недель решили раскачать ситуацию проплаченными акциями. Но если есть те, о которых вы знаете и их цель глобальная – спустить нас в РФ, то о шабаше на столичном рынке недвижимости вы можете и не знать.

Посмотрите, во что превратили движение против незаконных застроек такие ОО, как "Твердыня" или "Стоп Свавіллю" во главе с господами Федоренко, Мельниченко, Северином и т.д.  После того, как эти активисты "зашли" в "Комиссию по проверке информации о резонансных объектах строительства" при КГГА, они начали проводить митинги под офисами продаж узкого круга застройщиков, но почему-то не возле действительно скандальных объектов как, например, застройка Протасового Яра.

Происходит массовая закупка пенсионерок, которые используются для держания баннеров и заполнения места в палатках.

Волны "джинсовых" публикаций в СМИ с откровенно бредовыми заголовками (СМИ как под копирку повторяют за "активистами", якобы на такой-то стройплощадке произойдет повторение "Укрбуда", только в… намного большем масштабе"). Слухи в активистской тусовке о том, что с тем-то застройщиком уже сошлись и договорились, его уже не трогаем, идем троллить других.

Вся эта история откровенно дурно пахнет и в самом деле напоминает рэкет. Тем более, что у нас почти у всех строителей обязательно что-то да не в порядке. Так прописаны законы, которые регулируют эту сферу. 

А еще у них у всех сейчас дефицит покупателей, и многие видимо не прочь откупаться, только чтобы под отделами продаж не стояли "бабушки-активистки" с плакатами "Не допустим Укрбуд-2" и не отпугивали инвесторов.

Я полностью поддерживаю всех, кто искренне борется с той варварской застройкой столицы, которую допустил Кличко и Ко. Без какого-либо внимания к транспортной и социальной инфраструктуре. 

Но такая "борьба" с незаконными застройками от "псевдоактивистов" только дискредитирует все попытки показать киевлянам глубину и важность проблемы. И чем быстрее мы выведем эту "публику" на чистую воду, тем меньший ущерб в глазах общества они нанесут всему движению народного сопротивления.

Масі Найєм, для УП

Колонка – матеріал, який відображає винятково точку зору автора. Текст колонки не претендує на об'єктивність та всебічність висвітлення теми, яка у ній піднімається. Редакція "Української правди" не відповідає за достовірність та тлумачення наведеної інформації і виконує винятково роль носія. Точка зору редакції УП може не збігатися з точкою зору автора колонки.  





powered by lun.ua
Реклама:
Зе!кадри і кадровий голод
На які особисті та професійні якості сьогодні найбільший попит у сфері держуправління? Як сьогодні потрапляють на держслужбу і що у цьому треба міняти?
Пластуни віднайшли у Відні могилу начштабу корпусів УГА Фердинада Льонера
Хто такий Фердинад Льонер (Ferdinand Lohner)? Уродженець Сараєво, австрійський німець. Випускник віденської академії генштабу 1914 року. Відзначений кількома хрестами за хоробрість на італійському фронті. Добровольцем вступив до УГА.
Чисті руки й економічна безпека: що спільного
Навіщо Україні Доктрина економічної безпеки та що у ній потрібно врахувати.
Вибір професії у 2020: до чого варто бути готовим
Визначитися з професією потрібно сьогодні, проте на ринок праці нинішні абітурієнти потраплять через 4-6 років. За цей час все може суттєво змінитися.
Штрафи за відсутність маски: як зробити систему дієвою?
Потрібно починати суспільний діалог щодо створення ефективної системи контролю за дотриманням вимог карантину.
Люди як основа цифрової трансформації
За статистикою, 70% компаній стикаються з проблемами під час цифрової трансформації бізнесу. Чому і як це виправити? (рос.)
Як змінити закон, щоб він дійсно змінив АРМА?
За понад три роки діяльності Агентство з розшуку і менеджменту активів (АРМА) акумулювало необхідний досвід, аби запропонувати комплексні зміни до спеціального Закону про АРМА. Яких законодавчих змін потребує АРМА?