Хто є хто. На дивані Кучми. Георгій Гонгадзе. Частина друга

П'ятниця, 20 грудня 2002, 10:26
Перші частини книги Миколи Мельниченка читайте тут:

Хто є кто. На дивані президента. Леонід Кучма. Частина перша
Хто є хто. На дивані президента. Леонід Кучма. Частина друга

Хто є хто. На дивані президента Кучми. Азаров. Частина перша
Хто є хто. На дивані президента Кучми. Азаров. Частина друга

Хто є хто. На дивані президента. Ігор Бакай. Частина перша
Хто є хто. На дивані президента. Ігор Бакай. Частина друга

Хто є хто. На дивані президента Кучми. Леонід Деркач.Частина перша
Хто є хто. На дивані президента Кучми. Леонід Деркач. Частина друга

Хто є хто. На дивані президента. Сергій Довгань

Хто є хто. На дивані президента Кучми. Георгій Гонгадзе. Частина перша


ВНЕ ЗАКОНА

"Гонгадзефобия" Кучмы прогрессировала день ото дня. К охоте на журналиста Кучма подключил и министра внутренних дел. В начале июля Георгий обнаруживает за собой открытую слежку. Он обращается к неизвестным преследователям, которые не прячась называют себя сотрудниками милиции. На их машине служебные номера службы криминального поиска МВД. Гонгадзе помещает эти факты в обращении к генеральному прокурору Украины Потебенько. Однако министр Кравченко уже давно принял заказ к исполнению. 10 июля 2000 г. он отчитывается перед заказчиком.

КУЧМА: Чтобы я не забыл, этот самый же, грузин этот.

КРАВЧЕНКО: А я, мы работаем по нему. Значит...

КУЧМА: Я говорю: вывезти, выкинуть, отдать чеченцам, пусть выкуп.

КРАВЧЕНКО: Мы продумаем. Мы сделаем так, как положено.

КУЧМА: Или привезти туда, раздеть, без штанов оставить, пусть сидит.

КРАВЧЕНКО: Сегодня мне докладывали, мы там ему делаем установочку. Изучаем, где он ходит, как ходит. Мы немножко так, немножко нужно изучить, а потом мы сделаем. У меня сейчас команда боевая, орлы такие, что сделают все, что хочешь. Данилыч, значит, вот такая ситуация. (В личном подчинении министра внутренних дел находились несколько специальных подразделений, которые были тщательно законспирированы. По неофициальным данным, Георгий был похищен и убит бойцами отряда "Сокол" - элитного штурмового отряда - Ред.).

Разговор 30 августа 2000 г. сразу начинается с доклада о результатах наружного наблюдения за журналистом.

КУЧМА: Гонгадзе там?

КРАВЧЕНКО: Послезавтра, послезавтра. Мы сегодня там вскрыли. Все, что вы поручали, - все работаем. Думаю, что через Гонгадзе (одно слово неразборчиво - Ред.) есть. И там будет решено, как оно получится, но мы все окончательно. Я там посмотрел еще его материалы, из Интернета повытягивали.

СЛЕПАЯ ФЕМИДА

Обращение в прокуратуру оказалось безрезультатным. Открытая слежка действительно исчезла, но на самом деле наблюдение не снималось. А проверять номера машины, которые прокуратура получила в заявлении Гонгадзе, никто не стал. Запись от 11 сентября 2000 года показывает почему.

КУЧМА: Я тебя приветствую. Чтобы я не забыл. Гонгадзе продолжает.

КРАВЧЕНКО: Да, я сейчас. Мы там прокололись. Значит, написал жалобу генеральному прокурору. Но я думаю...

КУЧМА: Кто?

КРАВЧЕНКО: Он. Немножко я тут прокололся. Но я теперь думаю, почему прокололся. Я грешу на замначальника по оперативной города Киева, Опонасенко. Ну, что Опанасенко... Ну, у меня тут группа - она закрыта, так? (Речь идет о законспирированном спецподразделении - Ред.). Опаносенко через своих начал "пробивать", что это за машины и написал Потебенько, значит, жалобу.

КУЧМА: Кто? Опанасенко?

КРАВЧЕНКО: Нет, нет - Гонгадзе. Ну, тут он указывает номера, которые уже уничтожены, значит, год тому назад. Я немножко тут тактику меняю, потому что я просто хочу поэтому, я хочу убрать этого Опанасенко. У меня закрались сомнения, когда мне доложили аж туда, в Киргизию, что Опанасенко интересуется номерами. Приезжаю, говорят, жалоба есть. Я его сделаю, Леонид Данилович. Я сделаю! Я просто, чтобы оно не то не получилось... Но он будет сделанный. Он тут пишет, что это "может быть расчет за мои дела" (фраза из обращения Георгия к генеральному прокурору - Ред.). Я Гонгадзе не выпускаю, потому что для меня этот вопрос уже тоже... В экипаже есть контакты. Я за ним сейчас бросил наружное наблюдение. Я хочу его контакты изучить.

КУЧМА: А у Гонгадзе есть там команда - тридцать там что ли, строчат эту грязь.

КРАВЧЕНКО: Нет, три человека. У меня есть они. У меня все они есть. Но я хочу с него начать. Ну, я еще посмотрю по реакции, как генеральный (прокурор - Ред.) отреагирует. Мандражируют, номера снимают, так что я не знаю.

КУЧМА: Ну, а чего генеральный должен на каждую блядь?..

КРАВЧЕНКО: Ну, это же заявление.

КУЧМА: Ну и что - заявление.

КРАВЧЕНКО: Ну, я посмотрю, как они будут реагировать.

КУЧМА: Почему каждая срань должна писать на генерального прокурора?

Воспитательную беседу с генеральным прокурором Потебенько Кучма не стал откладывать в долгий ящик. Прокуратура ответила Георгию, что его жизни никто не угрожает сразу после того, как президент пожаловался Потебенько.

КУЧМА: А-о-о! Видишь, на меня сейчас, блядь, пишут - просто ужас. Какая-то есть "Украинская правда", тут. Как куклы тут сидят.

ЗАМЕТАЯ СЛЕДЫ

Наиболее красноречивым подтверждением причастности властей к гибели Гонгадзе являются лживые и непоследовательные заявления и действия "правоохранительных органов" в ходе "расследования". Делалось все, лишь бы доказать непричастность президента к скандалу. Кучма цинично говорил, что "раскрытие убийства - дело чести" (!), что "привлечены лучшие специалисты".

Выражал соболезнования матери и жене Георгия, редактору "Украинской правды" Алене Притуле. Но у себя на диване он не притворялся. И соратники его поддерживали, сочувствуя столь неприятным обвинениям в убийстве человека. Деркач, прекрасно знавший, кто заказал журналиста, увидел в общественном резонансе очередной, на сей раз "американский заговор", возмущаясь вниманием зарубежной прессы и дипломатов к этой истории. Уже два года "американский заговор" тиражируется пропрезидентскими СМИ, но... Кучма по-прежнему ищет благосклонности у Вашингтона, и пытается вернуть утраченное доверие.

ДЕРКАЧ: Тут американцы очень зашевелились. Подогревают эту обстановку. Гонгадзе (жена - Ред.) к корреспондентам привела этого иностранца - мы сейчас его устанавливаем, - и тот говорит: "Ну, раскручивайте, раскручивайте эту ситуацию". Вот. И пресс-атташе посольства тоже позванивает в разные инстанции и раскручивает эту ситуацию (Гонгадзе был лично знаком с послом США в Украине Стивеном Пайфером, и сотрудниками пресс-службы - Ред.).

КУЧМА: Ну,американцы всегда наиболее паскудно себя ведут. Конечно, сейчас постараются использовать для накручивания.

ДЕРКАЧ: Но вчера по телевизору, я когда посмотрел, как жена его (Гонгадзе - Ред.) по СТБ (телеканал - Ред.) говорила.

КУЧМА: Слушай, она как будто бы, знает, какие коники он...

ДЕРКАЧ: Да, она так говорит: "Ты если слышишь нас, так мы тебя ищем". То есть она не то чтобы всхлипывала со слезами, а так.

КУЧМА: Не видно, что удрученная. Хе-хе.

ДЕРКАЧ: Не видно. Да, теперь...

КУЧМА: Я тебе (имя неразборчиво) покажу, выглядела хуже, чем жена. (Смеются). (Этот диалог, происшедший в то время, когда тема исчезновения Георгия была главной новостью всех средств массовой информации, нуждается не в политической, а в клинической оценке - Ред.).

УБИЙСТВЕННЫЙ СМЕХ

Последним фактом, который доказывает, что президент Кучма был с самого начала прекрасно осведомлен о судьбе журналиста, является его высказывание в беседе с генеральным прокурором Потебенько, которая состоялась буквально примерно 18-19 сентября. В это время прокуратура говорила, что Гонгадзе скорее всего, куда-то уехал и никого не предупредил. Затем сыщики летали по всем городам Украины, и даже за границу - в Грузию. Убийцу не нашли и не допросили. Ему докладывали.

ПОТЕБЕНЬКО: Тут Гонгадзе пропал...

КУЧМА: В Чечне, чеченцы его выкрали (смеется).

Читайте нас також у Telegram. Підписуйтесь на наші канали "УП. Кляті питання" та "УП. Off the record"



powered by lun.ua