Машина времени. Как ФСБ снова "выдавливает" крымских татар с полуострова

Понедельник, 18 мая 2015, 11:21

Убийства, похищения, аресты, штрафы, угрозы, закрытие крымскотатарских медиа.

За год аннексии крымские татары снова оказались политической мишенью, и снова – народом-диссидентом. Как коренной народ Крыма живет на оккупированной родине?

С экс-главой Бахчисарайского района Ильми Умеровым мы пьем кофе в ресторане крымскотатарской кухни Alem в Симферополе. К нашему столу то и дело подходят люди, чтобы пожать Ильми-ага руку, причем не только татары.

Умеров – моральный авторитет для крымских татар. Член Меджлиса, десять лет возглавлявший Бахчисарайский район, он не пошел на сделку с "крымской властью" и подал в отставку.

В 1944-м, когда его родителей высылали из родного Бахчисарая в Узбекистан, матери было девять лет, отцу Умерова – 17.

Когда в 1988 году Ильми Умеров решил вернуться на историческую родину, ему самому был 31 год. Он был одним из первых вернувшихся.

Врач по образованию, Умеров пошел устраиваться в Бахчисарайскую городскую больницу. Врачи тогда были нужны, поэтому главврач практически на бегу подписал заявление о приеме на работу.

А когда через несколько недель Умеров привез свои документы, главврач, наконец, разглядел крымскотатарское происхождение, и со словами: "Вы же татарин. Вы же экстремист!" – предложил коллективу больницы проголосовать по поводу кандидатуры молодого врача.

Тогда "против" Умерова не голосовали только два человека – заведующий реанимацией и заведующий отделением гинекологии. Накануне он успел с ними познакомиться.

Спустя 28 лет крымчане вспомнили мифы и страхи начала 90-х. Крымских татар снова считают экстремистами, подозревают в хранении оружия и способности организовать партизанское движение.

Ильми Умеров вспоминает, как год назад соседи снова заговорили о депортации – не как о трагедии крымских татар, а как о возможной перспективе. "Если вас депортируют, не переживайте – мы займем ваш дом", – говорили соседи Умерову еще полгода назад.

Стратегия РФ: спровоцировать и запугать

С самого начала аннексии Крыма крымские татары заняли активную проукраинскую позицию.

26 февраля 2014 года пророссийские силы "Русского единства" во главе с Аксеновым вывели людей к Верховному Совету Крыма, чтобы заставить проголосовать депутатов за выход из состава Украины. Чтобы не допустить этого, тогда к зданию крымского парламента пришли более 10 тысяч крымских татар и проукраински настроенных крымчан.

"Нас уже тогда хотели спровоцировать на активные действия, чтобы более легитимно подавить и напугать. Но мы в тот день вытолкали их с площади. Мы расходились, уверенные, что отбили им охоту принимать сепаратистские решения.

Но, судя по всему, в здании парламента уже находились вооруженные люди. А на следующий день они провели сессию, на которую свозили депутатов под дулами автоматов", – с грустью вспоминает события прошлогодней давности Ильми Умеров.

В давке возле здания крымского парламента с тот день погибли двое пожилых людей.

Спустя 11 месяцев после митинга, заместителя главы Меджлиса Ахтема Чийгоза задержали "по подозрению в организации и участии в массовых беспорядках".

Эта статья Уголовного кодекса Российской Федерации предусматривает лишение свободы на срок до 10 лет. По "делу 26 февраля", которое ряд международных организаций уже назвали политическим, опрошено около 200 крымских татар и проукраинских активистов.

При этом дело зверски убитого 39-летнего Решата Аметова, который вышел третьего марта на одиночный протест перед зданием парламента, до сих пор не расследовано.

Без плакатов, не выкрикивая никаких лозунгов, он простоял около часа. Потом его посадили в машину представители "Крымской самообороны" и увезли в неизвестном направлении, о чем свидетельствует опубликованное в сети видео. Оно позволяет опознать и участников задержания, и автомобиль, – но не крымским правоохранителям.

Еще одно дело, по которому крымским татарам выписывают крупные штрафы и вызывают на допросы – это так называемое дело "3 мая".

Тогда крымскотатарского лидера Мустафу Джемилева не пустили в Крым, перекрыв трассу УРАЛами и БТРами. Но это не остановило крымских татар – колонна прорвала оцепление, перешла границу и образовала живой коридор, чтобы обеспечить проход Джемилеву, однако эта попытка была пресечена ОМОНом.

Спустя два месяца, 5 июля, в Крым не пустили и еще одного крымскотатарского лидера – главу Меджлиса Рефата Чубарова.

В пункте пропуска "Чонгар" "прокурор" полуострова Наталья Поклонская зачитала ему постановление о запрете на въезд на территорию России на пять лет – до 2019 года. Причиной такого решения стала якобы экстремистская деятельность Чубарова.

Репрессии коснулись не только крымскотатарских политиков.

"Недавно меня вызвали в полицию, показали видео и говорят "Ты там был. Заплати штраф 16 тысяч рублей", – рассказывает один из участников встречи Джемилева. Представляться молодой человек не хочет, потому что говорит, что в Крыму сейчас – как в 1937-м: непонятно, за что могут привлечь.

Но среди тех, кому пришлось заплатить штраф, оказались и случайные люди.

Ильми Умеров поясняет, что мишенью полиции может стать любой крымский татарин.

"Если бы дискриминировали только политиков или членов Хизб ут-Тахрир, то остальные чувствовали себя спокойно, а сейчас берут людей по случайному принципу", – поясняет он.

Логика действий полиции в том, чтобы создать атмосферу психологического давления. К правосудию это отношения не имеет.

Так же, по случайному принципу, пропадают и люди.

Среди пропавших, конечно, есть люди с политической позицией – как, например, члены организации "Украинский дом" – Тимур Шаймарданов и его друг Сейран Зинединов, которые пропали в конце мая-2014.

Но большая часть пропавших были, скорее, аполитичными. 26-летний спасатель Эдем Асанов исчез 29 сентября по дороге на работу, а 6 октября был найден повешенным в заброшенном санатории Евпатории. Или – 23-летний сотрудник пекарни Эскендер Апселямов, о котором до сих пор ничего неизвестно.

За год пропали без вести 18 крымских татар. Ни одно из дел не раскрыто.

Меджлис, "путары" и медиа

Запугивание, штрафы и силовое воздействие – методы силовиков, которые они используют против простых крымских татар.

Подкуп и шантаж – в отношении членов Меджлиса.

Так, например, руководитель юридического управления Меджлиса Тейфук Гафаров, который с самого начала выступал за сотрудничество с "новой" властью, был назначен вице-мэром Симферополя.

Если Гафарова взяли на амбиции и вознаграждение, то еще одного члена Меджлиса Ремзи Ильясова, который раньше членом Партии регионов, – "убедили" при помощи шантажа.

Прошлое Ильясова связывают с крымскотатарской преступной группировкой "Имдат". Как предполагают в общении с корреспондентом "Украинской правды" несколько знакомых Ильясова, скорее всего, российские силовики собрали на него компромат.

Ильясов – кандидатура "новой" власти на должность главы Меджлиса. В самом Меджлисе называют эту идею маловероятной, так как она не поддерживается многими его членами.

Гафарова и Ильясова крымскотатарские активисты между собой уже называют "путары" – путинские татары, и осуждают за их решение сотрудничать с оккупантами.

"Недавно на одной свадьбе, когда за стол сел Ремзи Ильясов со своей супругой, все из-за стола вышли", – рассказывает УП один из собеседников, крымский татарин.

Такое отношение, по его словам, показывает нежелание принимать новоиспеченных лидеров, удобных для новой власти.

Еще один самопровозглашенный "лидер" крымскотатарского народа – депутат и бывший глава Генического района Херсонской области Сейтумер Ниметуллаев. Еще задолго до аннексии, будучи лидером организации "Къырым Бирлиги", он выступал с критикой Джемилева. В конце прошлого года он даже попытался организовать альтернативный Меджлис – некий "Общественный совет", который должен был представлять интересы крымскотатарского народа.

Весной прошлого года на одном из выездных заседаний Меджлис решил выдвинуть в ряды "новой" власти двух представителей – Заура Смирнова, самостоятельно проявившего инициативу и ставшего главой комитета по делам национальностей, и Ленура Ислямова – владельца телеканала ATR, который не был членом Меджлиса.

"Диссидентом может быть один человек, два, пять – но не весь народ. Мы просто окажемся вне закона. Если мы сейчас не будем работать с властью, как мы будем жить дальше в Крыму? Как будем решать элементарные наши проблемы?" – заявил тогда Ленур Ислямов.

Но договориться оказалось сложнее, чем думал Ислямов. Год назад он был готов даже отказаться от новостного блока на своем прогрессивном канале и полностью переориентировать канал из общественно- политического на культурно-развлекательный.

Спустя год аннексии "новые" власти отказали в лицензии всем без исключения проектам медиа-холдинга. Первого апреля 2015 года, кроме ATR, прекратили свое вещание и детский телеканал Lale, FM-радиостанциии "Мейдан" и "Лидер".

Новые власти дали четко дали понять, что им не нужен качественный контент – им нужна только тотальная лояльность.

Говорят, что в кулуарах той исторической встречи Меджлиса, когда еще у Ислямова были надежды на то, что с представителями РФ можно договориться, он сказал: "Ребята, вы просто не поняли, куда попали".

Ислямов, проживший двадцать лет в России, видимо, тоже не до конца оценил стальную хватку "системы".

"Наш народ пережил Сталина, неужели не переживет нынешние проблемы? Переживет и выживет. Мы сегодня прекращаем свое вещание, но мы знаем, что вернемся. Мы всегда возвращаемся", – сказала в последние минуты вещания телеканала ATR его генеральный директор Лиля Буджурова.

Пока с телеканала не уволился ни один сотрудник.

Запрет на вещание ATR сразу же осудил Государственный департамент США. А Служба Евросоюза по внешней политике назвала решение крымских властей "откровенным нарушением права на свободу выражения и частью более общей тенденции на преследование и запугивание общины крымских татар".

Тем не менее, это не помешало Сергею Аксенову спустя пару дней заявить о создании нового крымскотатарского телеканала, на который будет выделено до 3,5 миллионов долларов.

У телеканала сразу же появилось название "КОТ" – крымский общественный телеканал. С крымскотатарского языка это слово переводится как "задница". Собственно, именно так уже и окрестили детище Аксенова крымские татары. Сам телеканал решили переименовать в "Миллет", что переводится как "народ".

Принудительно-добровольная эмиграция

Политика крымских властей дает свои печальные результаты. Крымские татары переезжают на материковую Украину, спасаясь от возможных репрессий.

В марте 2014 года, в первой волне крымскотатарской эмиграции выехали представители исламских религиозных общин. (Например, общественно-политическая деятельность Хизб ут-Тахрир в РФ признана террористической – УП).

Эрнес Абкелямов, глава землячества крымских татар во Львове, говорит, что из 10 тысяч крымских татар-переселенцев, на территории Львова и Львовской области проживает только пятая часть. У землячества есть свой офис и культурно-религиозный центр.

Но этого недостаточно. "Над нами сейчас опять нависла угроза исчезновения. Это многоуровневый этноцид. 50 лет нам не разрешали говорить на своем языке, мы с таким трудом выжили! А теперь за одно поколение мы можем ассимилировать", – сетует Абкелямов.

Он – отец четверых детей. Говорит, что дети быстро впитывают украинскую культуру, несмотря на то, что дома царит традиционная крымскотатарская атмосфера.

Предприниматель Энвер Кадыров, чья семья вместе с еще тремя крымскотатарскими семьями переехала в Хотин, считает, что исправить ситуацию может только компактное расселение.

Сам он уже не раз обращался к местным властям с просьбой выделить землю для компактной застройки. Он говорит, что Хотин исторически связан с Крымским ханством, и этнокультурное поселение крымских татар могло бы только разнообразить внешний вид и привлечь новых туристов.

Пока официального решения по этому вопросу нет. Сам Кадыров уже строит конно-туристическую базу в Хотине.

Рефат Чубаров считает, что такие проекты могут быть только как временные, так как все крымские татары переехали на материк временно – они обязательно вернутся на родную землю, как и в конце 80-х – начале 90-х годов.

Что может сделать Украина для крымских татар? Посильно решить проблемы новых переселенцев.

"А еще, закрепить юридически статус крымских татар как коренного народа Крыма. Тогда это позволит защитить права народа в международном законодательстве и вынудит российских дипломатов считаться с коренным нардом", – уверен Ильми Умеров.

Пока же крымскотатарские дети приносят двойки из школы, потому что отказываются рисовать георгиевскую ленточку.

Анастасия Рингис, УП



powered by lun.ua
Главное на Украинской правде