ГО на коротком поводке у государства: проиграют все

1274 просмотра
Пятница, 16 февраля 2018, 13:00
Оксана Чепижко
сооснователь ОО "Re:Старт", исполнительный директор "Ассоциации защиты банков"

Усложненная отчётность с массой нелепых требований – универсальное средство контроля за малым бизнесом. А иногда – и повод для вымогательства.

Исправить ошибку "на месте" проще, чем всё переделать или заплатить штраф.

Все мы хорошо знаем: дело вовсе не в том, что предприниматель пытается "оптимизировать" налоги. Так, при молчаливом согласии государства, поступают как раз крупные бизнесмены, а не микробизнес. Мелкие предприниматели просто не понимают, чего от них хотят.

Недавно я общалась с переселенцами, которые смогли начать собственное дело на новом месте. Знаете, какая помощь нужна им больше всего? Консультации по регистрации и налоговому сопровождению бизнеса.

"У меня нет специального образования. Поэтому каждый месяц я боюсь сдавать отчёт: вдруг что не так, а в налоговой не помогут", – рассказала Виктория Хромова, которая открыла небольшое кафе в Житомире.

Казалось бы, ответ на запрос очевиден – упрощать, подсказывать и снова упрощать. Именно так было бы в любом европейском государстве, где средний класс считается опорой экономики. Но – не у нас.

У нас – вместо того, чтобы помочь предпринимателям, решили "заодно" усложнить жизнь общественным организациям. Схема та же, что и с бизнесом: расширенная отчетность о доходах.

Причем большинство требований попросту излишни – ГО и так предоставляют эти сведения. Тем не менее, если в отчете будут ошибки, организацию тут же лишат статуса неприбыльной и заставят заплатить все налоги за прошлый год.

О том, что не так с новыми требованиями к ГО, можно почитать, к примеру, здесь.

Поэтому, чтобы не повторяться, поделюсь своими "чисто человеческими" соображениями о тех рисках, которые заложены в новых правилах.

Первое. В случае с общественными организациями (и об этом говорит весь западный опыт) контроль может иметь одну цель – предотвратить отмывание денег и/или незаконное получение прибыли.

Между тем, такой контроль даёт эффект только тогда, когда в государстве работает закон. Тот самый, который "один для всех". В противном случае неизбежен вопрос: а не попадут ли "под пресс" неугодные?

Второе. Чем сложнее система, тем больше в ней багов. Даже если предположить, что авторы закона руководствовались самыми благородными целями, администрировать деятельность ГО "по-новому" – огромный объём работы.

Пока весь мир уверенно идёт к тому, чтобы уменьшить роль "человеческого фактора", мы создаем новые рабочие места для клерков, которые перекладывают бумаги с места на место. И ждут хотя бы шоколадку в качестве благодарности.

Третье. Как обычно, пострадают "самые маленькие". Другими словами, те, кто не имеют свободных средств на юристов и профессиональных бухгалтеров.

А ведь именно они, как правило, занимаются социально важными проектами, помогая таким же "маленьким" людям. Переселенцам, больным детям из малообеспеченных семей, одиноким пенсионерам…

Четвертое. На четвёртом году реформ они по-прежнему "калибруются" вручную. Волонтерство и гражданский активизм – украинский феномен, известный во всем мире. Тем не менее, ни государство, ни ГО до сих не пор имеют четких правил, по которым они могли бы сотрудничать.

Речь не о преференциях или льготах. Скорее – о некоем общественном договоре. Ведь, когда всем участникам ясно "зачем", горазд проще определиться с "как".

И, наконец, чисто психологический момент. Неравнодушные украинцы подставили плечо государству в самые тяжелые времена, взяв на себя часть его функций. Поэтому теперешнее желание власти ужесточить правила для ГО многими воспринимается как элементарная неблагодарность.

Выигравших в этой истории не будет.

Общественные организации начнут активней искать западных доноров – да, требования у них строгие, зато заранее известные и объективные.

Для государства это вновь обернётся потерянными возможностями. Там, где его союзниками могли бы стать креативные ребята из общественного сектора, за дело возьмутся чиновники.

С их привычными "постсовковыми" методами.

И, увы, предсказуемым результатом.

Оксана Чепижко, предприниматель, исполнительный директор "Ассоциации защиты банков", специально для УП



powered by lun.ua
Саакашвили – будущий премьер-министр правительства без Авакова?
Зеленский использует позитивный опыт Саакашвили в контексте предвыборного пиара своей команды. (укр.)
Лукашенко утратил легитимность и понимает, что это конец
Что происходит и какие могут быть дальнейшие варианты развития событий? Как это будет влиять на Украину?
Почему и как цирк с животными вредит психике детей. Объясняет психолог
Ребенок может подумать, что это с ним что-то не так, все вокруг смеются и он тоже начинает смеяться, но не потому что сейчас хорошо, а потому что происходит социальное заражение. (укр.)
Куда исчезли деньги "Укрбуда"?
Для завершения недостроев "Укрбуда" необходимо более 2 млрд грн. Где "Киевгорстрой" планирует их взять?
З другої спроби можна побудувати нове, щасливе життя: жінки, не мовчіть
Многие боятся признаться людям, что сталкиваются с психологическим или физическим насилием в семье. При проблемах с наркотиками или алкоголем боятся всеобщего осуждения. Это неправильно, и это надо исправлять. (укр.)
Три составляющие членства: каким будет путь Украины в НАТО
После получения статуса партнера с расширенными возможностями Украина стремится присоединиться к формированию стратегического видения будущего НАТО на ближайшие 10 лет. (укр.)
Горе без ума
Кабмин отдал под приватизацию 200 госпредприятий. Вице-премьер по вопросам промполитики исключил из списка пятую часть.
Реклама: