Тайны "дела Гонгадзе". Роль СДПУ (О)

Вторник, 25 сентября 2001, 15:12
16 сентября в Киеве отмечали годовщину исчезновения журналиста Георгия Гонгадзе. За год на Украине произошло множество важных событий: разразился "кассетный скандал", отгремели митинги акции "Украина без Кучмы", сменилось правительство. Однако тайна исчезновения и трагической гибели руководителя интернет-газеты "Украинская правда" так и осталась нераскрытой, несмотря на то, что "дело Гонгадзе" стало катализатором большинства произошедших перемен.

Многочисленные версии, звучавшие с парламентской трибуны и с телевизионных экранов, со страниц газет и в журналистских курилках, рассыпались одна за другой.


Неожиданным и поначалу совершенно необъяснимым был большой резонанс, связанный с фактом исчезновения Гонгадзе. Пропал он в субботу поздно вечером, а уже в понедельник с утра ведущие телеканалы били тревогу и требовали "найти журналиста!". Понятно, что тревожились близкие Георгия, а его родная "Украинская правда" реагировала в режиме "он лайн", однако объявлять общенациональный поиск УЖЕ НА ВТОРОЙ ДЕНЬ после исчезновения — мягко говоря, не характерно для Украины. Уже на первом этапе стали проявляться странности этого страшного дела (в дальнейшем они нарастали, как снежный ком).

Во-первых, с первых же часов "Гонгадзегейта" некоторые СМИ категорически указывали, как на вероятного виновника, на министра внутренних дел Юрия Кравченко. Напоминаю: еще не прозвучали с пленок майора Мельниченко голоса, "похожие на голоса Кучмы, Литвина и Кравченко", решавшие, что делать с "оборзевшим грузином", а обвинения в адрес главного украинского милиционера уже были выдвинуты.

Второй важный момент — реакция президента Украины. Должен сразу оговориться: я не сомневаюсь в подлинности записей Мельниченко, однако, убежден в том, что приказа убивать Георгия он не отдавал и о том, что Гонгадзе нет в живых, даже не догадывался. И убеждает меня в этом не только заявление Мельниченко о том, что в его обширной фонотеке нет ни конкретного приказа, ни отчета о его выполнении.

Главное подтверждение — реакция Кучмы в первые дни после исчезновения Георгия. Это реакция человека, который знает, что причастен к трагедии, однако даже не подозревает, что ему уготована в ней роль главного злодея. Всем, кто помнит реалии "послереферендумной" Украины, должно быть совершенно очевидно, что достаточно было одного лишь подозрения Кучмы, что шум в прессе вокруг "дела Гонгадзе" чреват для него хоть какими-нибудь осложнениями, чтобы этот "шум" прекратился в первый же день, по крайней мере, на общенациональных телеканалах. Однако Леонид Кучма публично объявил, что берет дело под свой личный контроль, тем самым дав возможность "раскручивать" его с нарастающей силой.

И здесь возникает третья странность. Предполагая (не ЗНАЯ, а именно ПРЕДПОЛАГАЯ) причастность органов внутренних дел, хозяева ведущих украинских СМИ должны были ясно представлять себе, как нелепо они будут выглядеть, если через три-четыре дня Георгий объявится — пусть не невредимый, но живой. Все, с кем мне доводилось общаться в те дни, утверждали: если имеет место милицейская провокация, то Георгия наверняка спрятали в каком-нибудь укромном подвале, "воспитывают" резиновыми дубинками, чтобы через несколько дней влить в него две-три бутылки водки и выбросить где-нибудь в людном месте. Как ЖИВОЕ свидетельство порочности оппозиционной прессы. Поднятый вокруг дела шум мог только ускорить события по "милицейскому" сценарию. Семья, друзья и соратники Гонгадзе просто игнорировали возможность "компрометации" — они готовы были "выглядеть" как угодно, лишь бы Георгий вернулся — в любом виде, в любом состоянии, но— ЖИВОЙ!

Однако невероятно, чтобы до такого великодушия поднялись хозяева ведущих украинских телеканалов "Интер" и "1+1". Они могли "раскручивать" дело "на полную катушку", как это и происходило, только при одном условии — твердо зная, что Георгий НИКОГДА не объявится, зная, что его уже нет в живых.

Среди многочисленных СМИ, включившихся в освещение "дела", можно выделить три группы. Во-первых, собственно интернет-газета "Украинская правда"; во-вторых, СМИ, журналисты которых из дружеских чувств или в силу корпоративной солидарности стремились максимально честно освещать ситуацию и, что особенно важно,— имели возможность это делать в силу достаточной независимости своих изданий, программ, телеканалов. Речь идет о еженедельнике "Зеркало недели", об интернет-газете "Грани" и др.

И, наконец, третья группа — вполне зависимые и контролируемые "олигархами" СМИ, в первую очередь — общенациональные телеканалы "Интер" и "1+1". Еще один факт: именно эти каналы, входящие в медиа-империю Григория Суркиса и Виктора Медведчука— лидеров Социал-демократической партии Украины (объединенной), с первого же дня стали усиленно "переводить стрелки" на министра Кравченко. Мне могут возразить, что студия "1+1" в то время еще не контролировалась СДПУ(О) — во всяком случае, не настолько плотно, как сегодня.

Однако львиная доля материалов "Гонгадзегейта", появившихся в эфире "1+1", готовилась в недрах сектора информационно-аналитического вещания, который возглавлял (и до сих пор возглавляет) Вячеслав Пиховшек, чье давнее сотрудничество с лидерами СДПУ(О) ни для кого не является секретом.

НАКАНУНЕ событий, летом 2000 года, Медведчук и Суркис находились в весьма затруднительном положении. Их "медовый месяц" с Кучмой остался далеко позади. Верные "динамовцам" губернаторы были либо отправлены в отставку, либо перестали быть верными. Энергетическая составляющая бизнеса таяла буквально на глазах, не выдержав реформаторского пыла вице-премьера по ТЭКу Юлии Тимошенко. "Измена" закарпатского губернатора Виктора Балоги закрыла сверхприбыльную статью доходов под условным названием "два метра государственной границы".

На "динамовцев" точили зубы "силовики", в первую очередь — милицейский министр Кравченко. Судьба Павла Ивановича Лазаренко уже виделась вчерашним фаворитам в самом недалеком будущем. Очень информированные источники в президентском окружении утверждают, что летом 2000 года Леонид Данилович заставил Григория Михайловича Суркиса пережить на редкость унизительную сцену…

Рискнем предположить, что в то тяжелое время некто, достаточно циничный, предложил опальным бизнесменам прослушать записи майора Мельниченко. Помимо угрожающих и оскорбительных личных оценок лидеров объединенной СДПУ ("Зачем нам этот жид?"), на пленках — грязная ругань в адрес Георгия Гонгадзе, многократно повторенные поручения — "вывезти, раздеть и бросить", отдаваемые президентом министру внутренних дел Кравченко. А также засветка главного недруга социал-демократического тандема — главы президентской администрации Владимира Литвина — в весьма неблагоприятном свете.

Нетрудно представить, какие перспективы раскрылись перед Медведчуком и Суркисом. Они получили возможность одним ударом создать реальную угрозу Кучме, заставить его в полной мере оценить преимущества своей дружбы, избавиться от Кравченко и серьезно скомпрометировать Литвина…

Перед нами в очередной раз встает вопрос: кто же все-таки был вдохновителем Николая Мельниченко? По моему глубокому убеждению, этот вопрос имел право на существование только до того, как в апреле нынешнего года Соединенные Штаты Америки предоставили майору политическое убежище. После этого демонстративного жеста госдепа разговоры про "русский след" и про самостоятельную инициативу майора ничуть не более остроумны, чем версия милиции про убийц-наркоманов, которые составили для себя "на память" схему захоронения останков Георгия.

Ретроспективно можно даже вычислить, когда именно американцы решили, что Кучму пора убирать. В конце 1999 года, сразу после своего переизбрания, Леонид Кучма побывал с визитом в Вашингтоне. О его переговорах там ходило много легенд, однако известно, что в столице США Кучме был предъявлен список лиц, которые должны быть немедленно убраны из его окружения, а также небольшой перечень принципиальных мероприятий (начиная с административной реформы), которые предлагалось реализовать в кратчайшие сроки,— как подтверждение приверженности демократии и курсу реформ.

Реализация предложенных мероприятий по большей части не выходила за рамки полномочий президента Украины (то есть они вполне могли быть воплощены президентскими указами, без привлечения парламента). Кучма, как всегда, заверил доверчивых американцев, что Украина готова идти курсом реформ — вперед, к победе капитализма.

Но, вернувшись в Киев, ничего из ультимативных рекомендаций выполнять не стал — совершенно наоборот: сначала поддержал "бархатную революцию" в Верховной Раде, а потом занялся подготовкой референдума, который должен был превратить президентско-парламентскую республику в президентско-президентскую самодержавную монархию. Леонид Данилович был уверен, что, добившись утверждения на посту премьер-министра американского любимца Виктора Ющенко, надолго закрыл все поднимавшиеся в Вашингтоне вопросы.

И ошибался. Подготовка "референдума" и сам "референдум" наглядно продемонстрировали, что, оказывая поддержку Кучме, американская демократия серьезно себя компрометирует и в глазах мировой общественности, и — что гораздо важнее — накануне президентских выборов в США, перед родными американскими избирателями-налогоплательщиками. Но зато, в случае отстранения Кучмы, власть почти автоматически попадала к "американцу" Ющенко — сначала как к действующему премьеру, остающемуся "за старшего" после ухода президента. Ну а превратить "рейтингового" и самовластного премьера в президента — дело техники и технологии. "Инициация" подходящего "инициативника" давала общие контуры проекта "Мельниченко".

Оставалось только дождаться случая и найти соответствующих посредников и реализаторов.

А без местных исполнителей обойтись было никак невозможно. Это только в кино американские ФБРовцы, ЦРУшники и прочие "коммандос" палят без разбору во все, что движется. На самом деле американская бюрократия мало отличается от любой другой бюрократии.

Отдать приказ на убийство — пусть даже во имя великой цели — это большая ответственность, и никакой чиновник не рискнет ее на себя взять. С другой стороны, внимательно слушая разговоры Кучмы, легко было понять, что на украинскую милицию надежды мало: несмотря на настояния Леонида Даниловича всего лишь "поучить" журналиста, министр Кравченко все время старался "соскочить" с опасной темы (это — о достоинствах бюрократии).

А как главный милиционер встревожился после того, как Георгий всего лишь (!) написал заявление в прокуратуру о ведущейся за ним незаконной слежке! Ожидать от таких людей решительных действий, которые потом можно было бы принародно заклеймить, дело совершенно безнадежное. Так что исполнители были нужны, причем понятливые — такие, которые понимают с полуслова "тонкие" намеки. ("Крестные отцы" мафии, опасаясь прослушки, никогда не говорят слов "убить" и "убийство". Они посылают своих громил "решить эту проблему".) А для американских "крестных" было бы весьма желательно, чтобы у исполнителей были свои собственные резоны добиваться успешной реализации общего проекта.

Такие, например, как у лидеров СДПУ(О)…

Конечно, никакие американцы не могли по столь деликатному делу обращаться непосредственно к Суркису или Медведчуку. Нужен был посредник, которому они поверили бы. И как раз именно такой человек в окружении социал-демократов имеется! Это — секретарь Совета национальной безопасности Украины Евгений Кириллович Марчук! Бывший премьер, бывший начальник Службы безопасности, бывший лидер некоммунистической оппозиции.

Со дня обнародования Александром Морозом аудиозаписей Николая Мельниченко раз за разом всплывала на поверхность версия о причастности к делу Евгения Кирилловича. И раз за разом она лопалась. Причины и того, и другого очевидны: на поверхности лежит общая служба Марчука и Мельниченко в органах безопасности, однако также на поверхности,— как общеизвестно из СМИ,— бездарность и трусость Марчука. Как когда-то метко определило "Зеркало недели" — "мысленно беспощаден к врагам". Однако версия возникала вновь и вновь. Тот случай, когда не бывает дыма без огня?

В роль посредника Марчук вписывается идеально. Одновременно и использующий, и используемый — та же модель, что и "каневская четверка" (Марчук, Мороз, Ткаченко и Олейник), которую Евгений Кириллович собрал перед президентскими выборами 1999 года и предал в обмен на кресло секретаря Совнацбеза. Кроме того, у Марчука могли быть и свои личные резоны поддержать проект "Гонгадзегейт". Хотя бы то, что отстранение Кучмы открывало дорогу большой ротации кадров "в верхних эшелонах".

Вопрос в том, как относятся к генералу американцы. Ответ неожиданный: очень даже неплохо относятся. Небольшая иллюстрация: весной нынешнего года Евгений Кириллович ездил в Штаты. Казалось бы, после того, как Марчук предал и продал "каневцев", надолго скомпрометировав идею нелевой оппозиции: после того, как, выполняя "соцзаказ" объединенных эсдеков, он целый год старательно "копал" под правительство "американца" Ющенко — какого приема он мог ожидать?

Вообще-то поездка прошла безрезультатно. Американцы вежливо объяснили генералу, что "новый Ющенко" в его лице им без надобности. Но при всей своей подлости Марчук — ведь не совсем дурак и, видимо, были у него свои основания ожидать от американцев поддержки.

Еще одна деталь: в обширном собрании майора Мельниченко — единственная опубликованная пока что запись беседы Кучмы с генералом, вполне благопристойная, совершенно нейтральная. Да и лидеры СДПУ(О) в фонотеке майора выставлены пока что, главным образом, как "претерпевающие" страдальцы…

Возможная причастность группы Медведчука и Суркиса к трагедии похищения и убийства Георгия Гонгадзе, как можно видеть, вытекает из всего хода событий, она подтверждается и анализом последствий. Все известные на сегодня факты находят объяснение в рамках этой версии. Возможно ли, что и она ошибочна? Многочисленные совпадения могут оказаться случайными. Возможно, совершенно случайно на всех ключевых поворотах "Гонгадзегейта" и кассетного скандала в эпицентре событий находились люди из команды объединенных социал-демократов...

Возможно, что только цепочка случайностей привела к тому, что в результате "дела Гонгадзе" и "кассетного скандала" были реализованы только те цели, которые ставили перед собой Суркис и Медведчук.

Ослабленный и деморализованный президент пошел на прямой конфликт с американцами, позволив отправить в отставку Виктора Ющенко. Еще раньше были уволены министр внутренних дел Юрий Кравченко и начальник СБУ Леонид Деркач. Новый премьер Анатолий Кинах получил свой пост при активной поддержке эсдеков. Положение СДПУ(О) укрепилось настолько, что сегодня она успешно конкурирует с блоком "Трудовой Украины", НДПУ и "Регионов". Если учесть, что за этими партиями стоят президентский зять Виктор Пинчук, президентский друг Валерий Пустовойтенко и главный налоговик Украины Николай Азаров, то возрожденное влияние партии Суркиса и Медведчука выглядит воистину фантастическим.

НЕРЕАЛИЗОВАННЫМИ остались планы американцев. Их попытка убрать Кучму и привести на его место своего ставленника Ющенко провалилась, увязнув в украинской трясине. Американскую точку зрения недавно озвучил Николай Мельниченко. Не скрывая обиды, майор из своего "прекрасного далека" поведал, что был уверен: после всего того, что прозвучало с кассет, Кучма непременно отправится в отставку или же восставший народ сметет правящий режим…

…Тайна гибели Георгия Гонгадзе остается тайной. Прошел год…

Правда.ру



powered by lun.ua