Медведчук: "Вся страна воюет с эс-деками. Мне это не нравится"

244 просмотра
Четверг, 22 ноября 2001, 16:49
Если честно, "Украинская правда" серию интервью с главными фигурами предвыборной кампании планировала начать с Виктора Ющенко. В качестве компенсации – уж больно от нас ему доставалось в последнее время. Однако из-за плотного рабочего графика экс-премьера беседа с ним пока переносится.

Тем временем удивил оперативным согласием основной, мягко говоря, политический неприятель Ющенко - первый вице-спикер Виктор Медведчук.

Главное впечателение от интервью: Медведчук – иллюстрация самоуверенного человека. Он в курсе всех событий, при этом еще интересуется, кто и как подает информацию. Главный эс-дек говорит, что каждый день до двух часов ночи читает все выпуски Интерфакса и УНИАНа, а также подборки традиционной и интернет-прессы.

Во время встречи открылся, по меньшей мере, еще один удивительный факт – Медведчук, оказывается, умеет смеяться. И вообще, в разговоре производит впечатление человека очень публичного и открытого. Чего не скажешь о его антиподе, который регулярно появляется в телевизоре на всех каналах.

Если говорить о других особенностях, то в речи Медведчука отчетливо проскальзывает "шокание", например, "я хочу знать, за шо я отвечаю!". Еще он часто стучит по столу руками, доказывая свою позицию, чем страшно похож на Кучму. Может, это следствие того, что дни рождения "гаранта" и Медведчука разделяют два дня. Первый родился 9, второй – 7 августа.

В беседе УП пыталась обойти вопросы, на которые лидер СДПУ(О) уже где-то раньше отвечал. К сожалению, Медведчук собственноручно убил пару сенсаций: на самых интересных моментах он просил выключить диктофон.


Первый вопрос касается главной темы, засевшей в умах политиков. Какой результат рассчитывает получить СДПУ(О) на парламентских выборах?

Я не хочу говорить о процентах – я никому не называл никогда процентов. Не хочу просто – суеверный человек. Я твердо уверен, что СДПУ(О) будет в следующем парламенте, и будет иметь фракцию не меньше, чем сегодня. Отвечая на ваш вопрос – получим не меньше четырех, так как я уверен, что партия пройдет в парламент.

Хорошо, а где вы себя больше видите после выборов – в доме правительства или в парламенте?

Вы знаете, я очень люблю законодательную работу. Это – мое. Я - профессионал в этой части. Я бы хотел работать в законодательной ветви власти.

Вместе с выборами в парламент пройдут местные выборы. Эс-деки будут выдвигать своего кандидата на пост киевского мэра?

Нет, не будут. Это точно. Мы уже попробовали, попробовали неудачно, непрофессионально, я могу сказать. Я это не скрывал никогда и готов признать ошибки. У нас нет сегодня кандидата, который мог бы состязаться за должность городского головы. Политические силы должны реально подходить к оценке своих сил. Мы и на округа мажоритарные выдвигаем сегодня своих кандидатов только там, где уверены в победе. Выборы - это не место для тренировок.

А сколько округов планирут закрыть своими кандидатами эс-деки?

Сейчас мы решаем это вопрос. Их будет несколько десятков.

Может, тогда назовете фамилии людей, кандидатуры которых рассматриваются для формирования первой десятки.

Я бы не хотел этого делать. Я, в принципе, знаю, кто пойдет, но у нас съезд решает. Скажу, что неожиданных фамилий не будет. Будут все члены партии, будут несколько секретарей областных комитетов партий, будет руководство партий. Там будут представлены и регионы, и центр.

Раз речь зашла о регионах, есть ли у вас проблемные области?

Есть проблемные регионы, где мы ставим вопрос о замене секретарей областных комитетов СДПУ(О). Донецкая и Днепропетровская области – регионы, где будут новые секретари обкомов.

Социал-демократы несколько раз публично заявляли о желании контролировать честность выборов. Вот вы скажите, а кто хочет злоупотреблений?

А я ведь исхожу не из того, что кто-то что-то собирается делать. Честность выборов состоит в том, что мы защитим свою позицию. Вы спрашиваете, сколько процентов мы хотим получить? Все, что мы получим – мы получим. И ни у власти, ни у других политических сил нет права вмешиваться в процесс выборов для того, чтобы наша доля была каким-то образом уменьшена. Нарушая общий процесс, вы вмешиваетесь в мои права.

Я непосредственно участвовал в разработке отдельных норм закона о выборах. Они должны быть совершенны для того, чтобы каждый субъект избирательной кампании мог защитить свои права.

Кого вы видите главными конкурентами партии на выборах?

Конечно, конкурентами являются все – начиная от коммунистов и заканчивая всеми остальными. Каждый будет бороться за себя. Не будет же такого – вот мы вместе идем, у тебя у 5%, у меня 7%, давай поделимся, будет по 6%. Такого не будет. Конкуренты будут все, это же естественно. Основных конкурентов мы увидим после 1 января по тому, как будет разворачиваться кампания.

Однако, судя по партийной прессе СДПУ(О), основные ваши конкуренты – блоки Тимошенко и Ющенко.

Я хочу сказать, что к "Батькивщине" мы абсолютно равнодушны. Это она к нам не равнодушна. Ведь мы ее не критикуем. Если речь идет о Тимошенко, и это связано с определенными ее действиями, тогда это имеет место. Но обратите внимание, наша критика в нашей прессе носит цивилизованный характер. Мы ведь никого не оскорбляем и не унижаем. В отличие от того, как нас освещают.

Если я высказался по поводу Виктора Андреевича [относительно решения экс-премьера записать в правилах приватизации облэнерго повышение тарифов], я считаю, что я объективно это сказал. Есть поставновление, есть распоряжение, и те же тарифы, повышение стоимости электроэнергии. Что, я должен молчать об этом?

Мне, например, не совсем понятна реакция того же Виктора Андреевича, когда я его за три месяца до отставки предупредил – или он будет сотрудничать с парламентом, или парламент отправит его в отставку. Но ему не понравилось. Видите ли, какой-то ультиматум. Наоборот, надо было снять трубку и сказать: Виктор Владимирович, спасибо за предупреждение, я подумаю – послать тебя или воспользоваться твоим советом. Почему никто не заметил, что я же поступил честно. Это было еще в феврале.

Это разве не открытость? Да если б из-за кулис, из-за стенки что-то кто-то строил – нет, все ж в открытую…

Хорошо, скажите, если Ющенко станет президентом, вы станете к нему в оппозицию?

Почему я должен уходить в оппозицию. Разве Ющенко – враг Медведчука?

По крайней мере сам он заявлял, что главные конкуренты на парламентских выборах у его блока – это коммунисты и эс-деки.

Он даже по другому сказал – эс-деки и коммунисты. Но у меня врагов среди политических сил нет. И я не считаю коммунистов своими врагами. И, естественно, я не считаю, и никогда не считал Ющенко своим врагом. Ведь разве наши позиции по жизни не совпадают? Как я могу быть в оппозиции? В оппозиции к конкретным решениям? Мы и сегодня в ней находимся. Если я не согласен с действиями президента – я об этом открыто заявляю. Так же и по Ющенко. Если вы обратите внимание, критические высказывания с нашей стороны были не только тогда, когда он стал премьером, а когда он был председателем Национального банка. И мы инициировали тогда создание следственной комиссии, основываясь на деятельности и нарушениях в Национальном банке. Так было всегда в отношении и Ющенко, Иванова, Сидорова, кого угодно.

В то же время, если он что-то делает или пытается сделать в интересах Украины, я всегда буду поддерживать это, и для меня абсолютно не имеет значения, будет стоять за этим Ющенко, Тимошенко, Симоненко, Витренко или еще кто-нибудь.

А поcтрадали финансовые интересы членов партии за время премьерства Ющенко?

Нет, категорически нет.

Почему никто не любит СДПУ(О)?

(Смеется.) И вы в том числе?

Я в "Версии.ком" прочитал на прошлой неделе: вся страна воюет с эс-деками, а кто не воюет, тот дезертир. Но мне это не нравится. Может, это мои личные недостатки. Почему не любят? Одни говорят, потому что сильные, другие – потому что независимые. Третьи – еще что-то.

Лично для меня в человеке всегда были важны две черты, которые я признаю в тех, с кем бы мог связать свою судьбу и идти добиваться профессиональных политических результатов. Первое – это профессионализм, второе – бойцовские качества.

Почему только сейчас, в преддверии выборов стала активно распространяться информация о том, что ваш отец, Владимир Медведчук, был связан с ОУН-УПА? Почему до этого молчали?

Спасибо, что вы задали этот вопрос. Владимир Нестерович Медведчук, мой отец, действительно был осужден в 1944 году за участие не в Украинской повстанческой армии, а в Организации украинских националистов.

Он был старшим тройки Организации украинских националистов в Житомирской области. Мой отец не мог участвовать ни в Красной армии, ни в УПА, потому что он был инвалидом детства. В 1933 году во время голодовки он получил туберкулез позвоночника и костей, был с физическими изъянами. Он не мог воевать.

В Организации украинских националистов он принимал участие. За это, учитывая, что он инвалид детства, он был осужден на 8 лет. Он отбыл свое наказание, а потом находился в ссылке в Красноярском крае, где родился я.

У меня есть идея. Я знаю, что сейчас строится в отношении Медведчука: отец -полицейский, участвовал в растрелах. Я сегодня нескольким заинтересованным лицам отправлю копии обвинительного заключения и приговора. И справку о реабилитации в 1991 году.

Я не поднимал этот вопрос никогда, хотя вы понимаете, что когда я занялся политикой, то, наверное, мне надо было взять знамя в руки: я - пострадавший, мой отец пострадал за национальную идею и был членом ОУН. Я этого не делал. Я хотел, что, если Медведчук чего-то добился в жизни, добился сам.

В советские годы я был адвокатом, а не следователем. Хотя, кстати, очень стать хотел следователем. Но я не мог по известным причинам. И у меня как бы больше оснований обижаться на советскую власть, чем другим. Но я объективно оцениваю, что я получил от советской власти.

Об участии отца в ОУН в начале этого года меня спросили на пресс-конференции во Львове. Там эту историю несколько раз развивали и задавали вопрос брату. Он сказал: да, отец был осужден, а потом реабилитирован.

Потом началась разговоры про книжку. Да никто никакой книжки не пишет. Я бы хотел, чтобы отца не трогали в этой истории. И я никогда не буду кричать в Западной Украине, что я - пострадавший за национальную идею.

Одна из самых любимых тем для обсуждения в журналистских кругах – какие средства массовой информации каким олигархам принадлежат. Один из главных героев этих диалогов – вы. Расскажите, какие СМИ контролируются вами или принадлежат членам СДПУ(О)?

Вы знаете – это канал "Интер".

У членов партии там контрольный пакет?

Я думаю, да. Я не уверен, потому что не вмешиваюсь в деятельность своих партнеров.

Какие еще телеканалы?

ТЕТ.

А "1+1"?

Нет. У нас просто нормальные с ними отношения, как и с другими. Но в вопросах собственности, управления никакого отношения к каналу никто из СДПУ(О) не имеет. Может, я не знаю, но как бы я отвечаю за деятельность СДПУ(О) и поэтому обязан знать.

А в недавнем интервью российским "Ведомостям" генпродюссера "1+1" Александра Роднянского проскользнули слова о том, что их сейчас "больше связывают с Виктором Медведчуком".

Он тогда ответил, что нормально относится к Медведчуку. Да, я в великолепных отношениях с Роднянским, я в хороших отношениях с Пиховшеком, но это ведь не означает, что мы какое-то имеем отношение собственности к каналу. На мой взгля, "1+1" больше любит Ющенко, чем Медведчука.

А какие ваши из печатных СМИ?

Только партийная пресса. По поводу "Киевских ведомостей" – да, когда-то имели отношение, в том числе через Бродского. На сегодняшний день члены партии не имеют никакого отношения к газете.

Как же тогда объяснить регулярное отображение этим изданием позиций партии по всем ключевым вопросам?

Как свободу слова. Разве можно сегодня диктовать? Вы - журналист. Вам один политик нравится, другой не нравится. Вас можно заставить, чтобы вы силой любили кого-то? Если человек талантливый, на своем месте и проявляет истинное творчество, он никогда не будет любить то, что ему не нравится. Это ж будет сквозить в ваших публикациях?

А по поводу объективности "Интера"… Начнется 1 января избирательная кампания, и я сделаю все возможное, и мои колеги по партии тоже сделают, чтобы на канале все было очень объективно.

Но если в информационной программе дается оценка, то у журналистов есть свое мнение. И если это мнение является неправомерным, но творческим домыслом или творческой позицией, то вы знаете, что и журналистов нельзя заставить подчиниться.

Каких политтехнологов вы будете привлекать. Павловский уже признался. Кто еще?

Я уже говорил. Да, Фонд эффективной политики нам оказывает консультационную помощь в развитии интернет-ресурсов партии и ее лидеров. Это, действительно, имеет место, и мы благодарны россиянам.

Что касается помощи в выборах. Я вот что хочу сказать. Не потому, что мы такие умные, но я просто не верю, что люди извне могут дать нам ответы лучше, чем наши специалисты, или те, кто принимал участие в выборах. Обратите внимание. Я избирался в Верховную Раду дважды. Первый раз я получил 94%, второй – 90%. Поэтому я как бы и сам должен понимать, что же такое выборы. Кстати, никакие пофессионалы у меня там не участвовали. Действовали мои помощники, люди, с которыми я работал, люди моей команды.

Да, партийные выборы – вопрос намного серьезней. Но мы будем привлекать только отечественных специалистов. Потому что лучше них и лучше нас никто даже с компасом не найдет. Я не верю в это. Использование в Украине специалистов извне не приводило к эффективным результатам. Я сейчас не хочу ссылаться на опыт отдельных избирательных кампаний, потому что вы сразу зададите вопросы, на которые я бы не хотел отвечать.

А кто занимается вашим PR-сопровождением в США?

В Америке нет структур, которые оказывают нам PR-поддержку. А зачем нам это в Америке?

Но однажды "Зеркало недели" написало о лоббистском пиар-агентстве "Апко", которое "помогает продвигаться на американский рынок социал-демократам"…

Да я вас прошу! Если уже на то пошло, Медведчук с 1994 года ни разу не был в США, хотя весь паспорт визами американскими проштампован. Каждый месяц мне давали визу, потому что поездки планировались. Но то у нас была бархатная революция, то у нас был кассетный скандал, то еще что-то было. Я так и не поехал.

Я не считаю, что для соверменного украинского политика важна какая-то поддержка – российская или западная в лице американцев. Самое главное место в доверии авторитету партии – как обо мне будет думать избиратель. А им, я думаю, все равно, кого любят в России, а кого - в Америке.

От медийных проектов давайте перейдем к политическим. Какова роль СДПУ(О) в создании и жизни партий "Яблуко" и "Новая Генерация", которые принято связывать с вами?

Я с Мирошниченко [лидер "Новой генерации"] встречался один или два раза. Это было еще на заре того, как он создавал "Новую генерацию". И встречался с ним как с лидером молодежной организации - я возглавляю национальный совет по молодежной политике. Я знал, что создается партия, знал, что у них есть претензии по поводу участия в избирательной кампании. Но никакого отношения ни я, ни мои коллеги к нему никогда не имели.

Я думаю, что эти слухи связаны с тем, что реклама партии первой начала выходить на "Интере". Но я клянусь, что никакого отношения к ним не имеем.

Теперь по "Яблуку". С Михаил Юрьевичем [Бродским] у нас великолепные отношения. И я лично Михаил Юрьевичу на определенном этапе советовал создать фракцию в парламенте, чтобы партия имела политический рупор в Верховной Раде. Он это смог сделать. Говорить о том, что я участвовал в этом процессе, нельзя. Мы сотрудничали, и в большинстве голосований наши взгляды совпадают. Но не всегда.

Мы не поддерживали его радикальную позицию по силовикам во время кассетного скандала. Бродский не поддержал Земельный кодекс. По Щербаню у меня позиция другая. А вот в налоговой сфере у нас одна позиция. Обратите внимание, мы даже с Бродским подавали совместные законопроекты.

И нормальные отношения с Бродским продолжаются, несмотря на критические замечания в последнем интервью "Зеркалу недели". Оно для меня где-то оскорбительное, но это не повод, чтобы мы устраимвали дискуссии. Михаил Юрьевич своеобразный человек. Но политик он достаточно опытный, который претендует на определенную нишу в нашем обществе.

В одних вопросах мы вместе, в других - наши позиции расходятся. Это его право, и я хочу, чтобы такое признавали право за мной – быть с самостоятельной политической позицией. Так я строю отношения со всеми в этом государстве – начиная от президента и заканчивая политическими лидерами.

Говорить о том, что его партия - сателлит объединенных социал-демократов – это оскорбление для "Яблука" и оскорбление для СДПУ(О). Мы не строим других проектов, мы говорим о развитии социал-демократии в Украине. Хотим, чтобы Украина была социал-демократической. Обратите внимание, речь не идет об объединенной социал-демократии. А кто будет отстаивать эти идеи? Сегодня – десятки партий. Завтра будет еще больше. Этого мы добиваемся.


Из второй части интервью с Медведчуком, которая будет опубликована в пятницу, вы узнаете о том, как лидер эс-деков распорядился акциями принадлежавших ему компаний, при каких обстоятельствах он познакомился с Григорием Суркисом, считает ли глава СДПУ(О) себя "олигархом" и что бы он сказал Мельниченко, если бы оказался на месте Мороза.

Читайте нас також у Telegram. Підписуйтесь на наші канали "УП. Кляті питання" та "УП. Off the record"



powered by lun.ua