Виконавець бажань

Михайло Дубинянський
колаж: Андрій Калістратенко
44984 перегляди
Неділя, 29 березня 2020, 06:00

В марте 2019-го Украина разделилась на два непримиримых лагеря. Одни видели в шоумене Зеленском потенциального исполнителя народных желаний. Другие видели в нем же авантюриста и популиста, априори не способного выполнить обещанное.

Но и первых, и вторых роднило одно принципиальное обстоятельство: год назад никто из сторонников или противников Зе не мог предположить, что в марте 2020-го украинские желания резко изменятся. И повестка, с которой Владимир Александрович шел в президенты, за считанные недели и даже дни утратит свою актуальность.

В прошлом году 65% опрошенных украинцев ждали от новоизбранного президента завершения войны.

В течение девяти месяцев это желание определяло наш внутренний и внешний дискурс. "Надо просто перестать стрелять". Формула Штайнмайера. Разведение сил в Золотом. Парижский саммит. Два обмена пленными. Сергей Сивохо и Андрей Ермак.

Споры о подаче воды в Крым и скандальный минский протокол. Рассуждения оптимистов об открывшемся окне возможностей. 

Предупреждения скептиков о том, что Украина может прекратить войну только ценой собственной капитуляции.

И полная неготовность к тому, что весной 2020-го все вышеперечисленное окажется второстепенным для страны и населения.

Конечно, о продолжающейся войне не забудут, несмотря на вездесущий коронавирус. Но о ней не забудут люди, имеющие отношение к этой войне. Комбатанты. Ветераны. Волонтеры. Граждане с активной патриотической позицией.

В то же время из обывательской повестки проблема войны и мира исчезнет. Ибо народная усталость от кровопролития определялась не гуманизмом, но психологическим и бытовым дискомфортом.

А уровень дискомфорта, порожденного гибридной войной, несоизмерим с воздействием пандемии, уничтожившей привычный быт.

На протяжении шести лет война не мешала обычному киевлянину сидеть в кафе, ходить в кино, путешествовать или ездить в метро. Война не вынуждала прятаться в четырех стенах, скупать продукты и шарахаться от кашляющих людей.

Читайте также: На следующий день после Зе

И теперь завершение войны неминуемо уйдет на задворки массового сознания.

Кто-то резонно замечает, что под шумок эпидемии и чрезвычайной ситуации власть может подписать с Кремлем все, что угодно. Только ради чего?

Еще пару месяцев назад миротворчество Банковой выглядело палочкой-выручалочкой для президентского рейтинга.

Гнев пассионарного меньшинства компенсировался благосклонностью обывательского большинства.

Однако теперь на компенсацию рассчитывать не приходится.

Сомнительные компромиссы с Москвой будут по-прежнему злить пассионария, но обыватель их все равно не оценит: ему явно не до того.

Можно обменять воду для аннексированного Крыма на пленных, но маленькому украинцу, сидящему в карантине, от этого не полегчает.

Можно договориться о разводе войск, но маленького украинца, напуганного пандемией, это не успокоит.  

Гипотетически можно прийти к полному прекращению огня на Востоке, но маленький украинец не обрадуется даже этому: жизнь престарелых родственников для него куда важнее, чем жизни незнакомых бойцов на фронте…

Более того, рейтинговым допингом перестает быть и другая тема, с которой Зеленский шел в президенты в 2019-м: борьба с ненавистным истеблишментом.

Те самые вожделенные посадки, анонсированные прошлой весной. Желание увидеть условных Свинарчуков за решеткой принесло Владимиру Александровичу миллионы голосов, и еще пару месяцев назад реализация этого желания имела бы должный эффект.

Однако, запустив карательную машину сейчас, на фоне нарастающего бытового коллапса, Банковая не спасется от народного недовольства.

Можно привлечь к ответственности бывшего премьера Гончарука, но от этого дефицитные маски не станут общедоступными.

Можно заключить под стражу экс-президента Порошенко, но это не выручит потерявших работу или бизнес при Зеленском и Авакове.

Можно упечь в каталажку весь депутатский корпус, и без того наказанный коронавирусом. Но возмездие, постигшее верхи, не освободит низы от страха за собственное здоровье и будущее.

Запрос на справедливость не замещает, а дополняет базовые человеческие потребности.

Если обыватель сыт и защищен, его вполне удовлетворит показательная расправа над мальчишами-плохишами. И в относительно благополучной Украине-2019 репрессии против истеблишмента были бы приняты на ура.

Но по мере ухудшения ситуации жажда чиновничьей и депутатской крови не выдержит конкуренции с другими обывательскими чаяниями.  

Желания, которые страна связывала с Владимиром Зеленским год назад, могли быть инфантильными, завышенными, противоречивыми, но они поддавались выполнению хотя бы теоретически.

Желание, сменяющее их в 2020-м, неосуществимо в принципе. Исполнить его не в состоянии никто.

Ни благонамеренный дилетант Владимир Александрович. Ни ушлый Арсен Борисович, постепенно подменяющий гаранта. Ни Петр Алексеевич, которого верные поклонники по-прежнему считают мессией. Ни Трамп, ни Меркель, ни Путин, ни любая другая сила во Вселенной.

Это желание столь же заурядно, как и фантастично: вернуть то, что мы уже потеряли и еще потеряем из-за разразившейся пандемии.

Восстановить порядок, существовавший в Украине и мире еще несколько месяцев назад.

Возвратить все, что маленький украинец воспринимал как должное и потому не слишком ценил.

Возродить недавнюю реальность, в которой от Зеленского ждали прекращения войны и посадки Порошенко, и которая теперь выглядит прекрасной и без первого, и без второго. В обозримом будущем миллионы наших сограждан обречены тщетно желать именно этого.

Впору вспомнить постапокалиптический рассказ Роберта Шекли "The Store of the Worlds", где герою предоставляется выбор: временно покинуть свое тело и прожить один год в любом из желаемых миров. Он становится ни богом, ни героем, ни магнатом, а обычным биржевым брокером, нагруженным семейными заботами: именно такой была его прежняя жизнь до разразившейся ядерной катастрофы. "Так что же вы выбрали? – Мир недавнего прошлого – Многие выбирают то же самое".

Вот только сегодняшняя реальность не предлагает такого выбора ни президенту Зе, ни сорока миллионам украинцев, ни остальному населению планеты Земля.

Михаил Дубинянский



powered by lun.ua
Реклама:
Списки на обмін. Як і чому Україна забирає спільників терористів
16 загиблих в пожежі в одеському коледжі. Як у справі з'явився поет Хаєцький
Україна не дозволила Міжнародному кримінальному суду розслідувати російську агресію
В МЗС з'явився спецпредставник з питань санкцій. Що це означає?
Усі публікації