Микола Тищенко: У мене немає конкурентів. Не доросли ще до конкуренції зі мною

Середа, 13 травня 2020, 05:30
фото з фб-сторінки Миколи Тищенка

Николай Тищенко – один из самых узнаваемых представителей партии "Слуга народа", который стал известным не столько благодаря своей парламентской деятельности, сколько из-за своего прошлого в шоу-бизнесе.

"Украинская правда" решила записать интервью с Тищенко не потому, что он является одним из официальных лидеров фракции "Слуга народа". Нас побудили к этому другие причины.

Во-первых, несколько недель назад депутат попал в скандал с рестораном "Велюр", который работал во время карантина – в то время, когда другим ресторанам за гостей угрожал приличный штраф. 

Во-вторых, Тищенко является председателем предвыборного штаба "Слуги народа" в Киеве на местных выборах.

В-третьих, он – один из возможных кандидатов в мэры столицы.

Общаться пришлось дистанционно, через Zoom. 

Тищенко имеет богатый телевизионный опыт: в свое время он был ведущим программ "Ревизор" и "МастерШеф", участвовал в "Танцах со звездами". Но несмотря на это, публичные заявления – не его сильная сторона.

Разговор был непростой. Иногда казалось, что нардеп не слышал наших вопросов или просто не хотел прямо на них отвечать. Высказывается довольно сложно и запутанно.

Тищенко часто вспоминает о Киеве, повторяя, что "он коренной киевлянин, который хорошо знает проблемы киевлян".

Создается впечатление, что с нардепом работают политтехнологи, которые рекомендуют, как ему следует общаться с журналистами.

 
Тищенко: "Я хочу, чтобы вы четко понимали, что ресторан "Велюр" – это заклад громадського харчування. Если ресторан закрыт – то это помещение может использоваться…"
все фото с фб-страницы николая тищенко

"Журналисты раздули, что ресторан "Велюр" работает и туда заходят все, кому не лень. Это откровенная манипуляция"

– Для начала я бы хотел с вами обсудить ситуацию с рестораном "Велюр". Ранее вы заявляли, что ресторан не работал, но у вас там находился штаб. Можете рассказать, что за штаб у вас в ресторане?

– Не-не-не. У меня нет в "Велюре" штаба. "Велюр" – это ресторан, который работал на вынос с первого дня этой проблемы, которая пришла в нашу страну. Это искусственно созданный скандал. 

– Так что со штабом?

– О штабе, смотрите, я знаю, откуда вы взяли информацию. Вы можете зайти в мой инстаграм. Я пишу, что "Все рестораны работают на доставку, соблюдая все правила. В "Велюре" бываю по работе штаба или для персональных встреч". Понимаете, в чем казуистика вырванных слов из текста? 

– Тогда объясните, пожалуйста, какие это персональные встречи и что за работа штаба?

– Журналисты неделю снимали одних и тех же людей. Это народные депутаты, которые приходили на встречи. И я, если вы помните, возглавляю предвыборный штаб города Киева Зе!Команды.

То есть, фактически я являюсь представителем президента в городе Киеве и осуществляю контроль за распоряжениями указов президента. 

Грубо говоря, все, что президент говорит с экранов, я должен проконтролировать – как местная власть выполняет указы президента. Все. Четко и понятно. 

В условиях карантина, жесточайшего, жесткого карантина, это делать очень сложно. И фактически все наши учреждения находятся сегодня в закрытом режиме. Все просто.

– Правильно ли понимаю, что в "Велюре" вы проводили только свои личные встречи? То есть сам ресторан никого не обслуживает, вы просто встречаетесь с людьми?

– Это удобное место расположения, потому что в первую очередь я там собираю помощь, которую потом я передаю больницам, семи опорным больницам, и в том числе, я вышел уже за рамки опорных больниц и передаю помощь и тем больницам, которые обращаются к нам в штаб. 

– А что там делал депутат Яценко?

– Я не могу контролировать действия народного депутата Яценко.

– Он к вам приезжал в ресторан?

– Нет, он ко мне не приезжал, и я не контролирую передвижения Яценко по Киеву.

– Что тогда в "Велюре" делал господин Кисель из "Метинвеста"? Он с вами встречался?

– Господин Кисель (задумывается). Нет, тоже не со мной встречался. 

Кто-то, кроме вас, встречи в "Велюре" проводил?

– Я хочу, чтобы вы четко понимали, что ресторан "Велюр" – это заклад громадського харчування. Если ресторан закрыт – то это помещение может использоваться… Это не коммунальная собственность, это не аренда, это частная собственность. То есть фактически, вы можете закрыть это предприятие и просто там жить.  

Поэтому там проходили только частные встречи, ну не знаю, может быть, если вам хочется красивое словцо, при закрытых дверях. Просто так туда попасть – нереально и невозможно. 

Вы можете только получить при предварительном заказе еду, где вы должны показать номер заказа и тогда вам эту еду отдадут. Но там внутри, в ресторане, никто не кушает. 

Если мы хотим просто о "Велюре" сейчас говорить, я предлагаю поговорить конкретно о "Велюре". Мы выйдем из карантина, все расскажу.

– Но я хочу понять, как туда мог попасть господин Яценко или, например, господин Кисель? Как их туда пустили? Они ведь не сидели и не ждали свой заказ. 

– Мне сложно говорить о том, что происходит в "Велюре" в мое отсутствие, понимаете?

Они не ко мне приезжали. Мне нечего скрывать, я открытый человек, меня знает вся страна. Киев меня знает, все меня знают и я знаю в Киеве всех.

– У вас был разговор с президентом о "Велюре"? Говорят, что он возмущался.

– С президентом? Про "Велюр"? Вы шутите сейчас?

– Я сейчас говорю то, что озвучивают в Офисе президента.

– У меня с президентом очень профессиональные взаимоотношения. Есть четкие полномочия, в рамках которых я нахожусь в коммуникации с Владимиром Александровичем. Как замглавы фракции я выполняю те задачи, которые стоят сегодня перед парламентом, перед партией и перед нашей командой. 

В данном случае мои все разговоры связаны непосредственно со штабом города Киева, непосредственно с полученными фидбэком о том, что хорошо делается для Киева, что плохо делается для Киева, понимают ли киевляне ту работу, которая делается для Киева. То есть вот так.

 
Тищенко: "Мне сложно говорить о том, что происходит в "Велюре" в мое отсутствие"

"Я готов принять предложение пойти в мэры, если мне поверит партия"

– Давайте тогда перейдем к выборам. Как партия готовится к местным выборам?

– Вы же знаете, что мы очень креативная, очень такая гибкая и подвижная команда. И это мы показали и на президентских выборах, когда Владимир Александрович победил у очень мощного оппонента, у президента действующего, у партии власти, скажем так, где были по отношению к нашей команде применены всевозможные технологии. 

Могу в свою очередь сказать, что мы разрабатываем в команде концепцию, скоро вы о ней услышите. Мы разворачиваем сегодня во всех регионах штабы при тесном сотрудничестве и с депутатами-мажоритарщиками, и с местными штабами, и все сегодня делаем для того, чтобы страна увидела результаты нашей работы.

Кто будет главой избирательной кампании уже понятно?

– В Киеве городской штаб возглавляю я и отвечаю за коммуникацию центральной власти с Киевом. Кампанией занимаемся мы вместе с Александром Корниенко, поэтому я уверен в нашей победе.

– Чем будет отличаться эта избирательная кампания от парламентской? 

– Корниенко – центр силы, скажем так. К нему скапливается, стекается вся информация, он отвечает за всю страну. Фактически все региональные штабы он курирует. А в Киеве мы с ним тесно сотрудничаем и вырабатываем стратегические концепции. Поэтому очень все понятно, прозрачно, гибко, реакция молниеносная. 

И сегодня, я думаю, это одна из самых концептуальных команд в стране, которая способна справиться с теми вызовами, которые перед нами поставила и новая ситуация. А мы с вами понимаем, что в условиях карантина это все сложно. И сама эпидемия накладывает определенные отпечатки на нашу работу. 

– Во время президентских выборов Владимир Зеленский использовал месседж "Зробимо їх разом". Какой месседж сейчас будет?

– Месседж не меняется. "Зробимо їх разом" – это главная философия нашей команды.

Но вы сейчас власть. Кого вы "зробити" собираетесь?

– Мы народная власть. Вот смотрите, я как человек, который пришел недавно во власть, учусь быть политиком, все равно в большей степени остался обычным простым человеком, таким же, как и вы, таким же, как и каждый, кто живет в нашей стране. 

И мне иногда очень сложно вот свои человеческие эмоции скрыть в какие-то вот такие рамки и вот эту коробочку политика. Поэтому иногда мне очень много хочется сказать нашим украинцам. 

Но я столкнулся с другой проблемой – проблемой того, что средства массовой информации иногда уходят от основных проблем. Ведь в первую очередь главная проблема, которая интересует меня как главу киевского штаба – это киевляне, это Киев, его проблемы. Потому что я хочу, чтобы каждому киевлянину было удобно жить в своем городе. Это наш дом. 

– Вы начали говорить о Киеве. Спрошу прямо – вы идете в мэры?

– Я – коренной киевлянин. Мне знакомы проблемы не понаслышке, я их трогаю руками, я их чувствую на запахи. Эти мусорники, эти проблемы с мусором, эти коррупционные скандалы, которые просто как раковая опухоль пронизали всю киевскую жизнь. 

Но решение принимает в первую очередь команда. Я – народный депутат Украины, я работаю сегодня в парламенте и успеваю быть еще обычным понятным человеком. Я еще и отец. У меня еще есть жена, у меня есть двое детей,  двое сыновей. Поэтому сегодня я такой, знаете… (делает паузу) Я киевлянин, одним словом.

– Николай, правильно ли я понимаю, что на сегодня кандидата от партии "Слуга народа" в Киеве ещё нет?

Я хочу, чтобы вы четко тоже понимали: я избранный депутат киевлянами, я выбранный людьми. Меня выбрали люди. У меня был один из самых сложных мажоритарных округов. Часть нашего города проголосовала за меня. Мне дали право распоряжаться их голосами в Верховной Раде... 

– … а кандидат в партии уже есть? 

–  У меня есть прямое понимание, как развиваться Киеву. Я знаю о Киеве все не понаслышке. Я знаю каждую улицу, и меня в Киеве знают все. 

А что касается кандидата, еще раз хочу вам сказать: это партия будет решать, кто достоин представлять интересы нашей команды в городе Киев.

– Если партия выберет другого человека кандидатом в мэры Киева…

– Я готов принять предложение, если мне поверит партия и если мне поверят киевляне. 

– А если партия скажет: "Нет, пусть будет кто-то другой кандидатом?" Вы будете как самовыдвиженец баллотироваться?

– Нет, конечно. Я командный человек, я командный игрок. Я пришел в команду с президентом и решение команды не обсуждаю. Все, точка. 

 
Тищенко: "У меня есть прямое понимание, как развиваться Киеву. Я знаю о Киеве все не понаслышке"

"Я даже никогда не видел Павлюка и Дениса Комарницкого в нашей команде – нет"

Какие отношения у вас с Андреем Ермаком? Потому что это уже не секрет, что вы кумовья...

– Смотрите, я – кум, мы знакомы больше 30 лет, но я не хочу спекуляций на этой теме и еще раз призываю: хватит спекулировать. У нас профессиональные взаимоотношения. 

Больше могу сказать – и они еще более строгие, чем если бы это было по отношению к любому другому народному депутату. Потому что у нас нет права на ошибку. Мы работаем на страну.

– Как я понимаю, у Андрея Ермака достаточно нормальные отношения с Кличко. Если у Ермака хорошие отношения с мэром, есть ли смысл вообще выдвигать своего кандидата? Потому что можно же договориться с Кличко, правильно?

– Очень странный вопрос. Мы, во-первых, ни с кем не договариваемся. Мы выстраиваем профессиональные отношения для того, что бы киевляне чувствовали себя комфортно. 

Потому что из-за конфликта ОП с мэром в первую очередь кто пострадает? Пострадает конкретно взятый пенсионер, конкретно взятый киевлянин, конкретно взятый врач, конкретно взятый преподаватель. 

В конце концов, пострадают люди, которые выбирали нас, которые голосовали за нас и которым, честно говоря, наплевать, какие там взаимоотношения.

Люди не хотят разбираться в каких-то тонкостях, они хотят быстрых решений и понятных результатов. Люди хотят хорошо жить, что тут неясного? 

– В киевском штабе "Слуги народа" присутствует Денис Комарницкий? Комарницкий вообще как-то помогает вам по выборам в Киеве?

– В каком смысле? Нет, конечно. 

– Но его называют "смотрящим" за киевским штабом.

– Кто называет? Наши оппоненты? Те, кто хотят выиграть выборы? Я вам говорю утвердительно – нет! Причем восклицательный знак можете поставить. 

– Тогда другой вопрос. Сейчас многие говорят, что местными выборами в "Слуге народа" занимается господин Павлюк, мол, он является неформальным руководителем штаба. Его люди с вами работают?

– Я, во-первых, даже никогда не видел Павлюка. Я уверен, что это неправда. 

Всей предвыборной командой, предвыборной кампанией занимается Александр Корниенко, профессионал до мозга костей, как говорят. Человек, который прошагал с президентом в президентских выборах. 

Я с ним работал, когда был простым, скажем так, кандидатом в народные депутаты. Александр Корниенко мне очень много помог, он очень мне многое подсказал и в стратегическом плане. 

И я знал, что когда у меня возникают какие-то вопросы юридического характера, там с ЦВК какие-то проблемы, с  оформлением, например, тех же самых документов, я знал, что рядом со мной есть надежное крепкое плечо, хотя человека я даже не знал в тот момент. Поэтому в его профессиональных качествах, поверьте, вам нет смысла сомневаться, потому что результат вы видите сами.

– Как вы считаете, возможно ли совместить местные выборы и парламентские?

– Нет, конечно. А для чего это делать?

– А почему нет?

– А куда мы спешим? У нас в парламенте все отлично. Работа кипит.

– И последние два вопроса. Кто самый большой конкурент "Слуге народа" в Киеве?

– Вы знаете, вы поставили меня в тупик, потому что на президентских мы победили, и, например, в том же Киеве все 13 округов отдали нам голоса – мы убедительно победили. 

Поэтому кто у нас конкурент в Киеве? Наверное, мы сами – мы сами себе должны создавать конкуренцию и становиться еще лучше, еще активнее, еще сильнее.

И знаете, самый главный конкурент – это ты сам. 

– Позвольте другой вопрос: кто ваш конкурент в партии, то есть кто с вами конкурирует за мэрское кресло?

– У меня нет конкурентов, не доросли они еще до конкуренции со мной.

Роман Кравец



powered by lun.ua
Головне на Українській правді