Критичні теми та виклики для президента Зеленського

3627 переглядів
П'ятниця, 24 травня 2019, 09:30
Андреас УмландAndreas Umland
доктор філософії, старший науковий співробітник Інституту євроатлантичного співробітництва в Києві

Сразу же после инаугурации Владимира Зеленского и его первых назначений новых чиновников произойдут выборы нового парламента ЕС, которые в свою очередь приведут к формированию нового руководства Евросоюза в Брюсселе.

Наконец, предстоящие украинские парламентские выборы перестроят большую часть государственной верхушки в Киеве и приведут к фундаментальным изменениям в законодательной, исполнительной и, частично, судебной ветвях власти страны.

Как для новых украинских руководителей, так и для новых западных партнёров Украины, сегодня стоят вопросы:

- С каким именно сочетанием вызовов Украина столкнется в своих внутренних и внешних делах в течение следующих месяцев и лет?

- Какие темы являются наиболее важными для западных дипломатов, политиков, экспертов и журналистов, которые следят за Украиной?

Пять основных и наиболее важных направлений деятельности для Киева и его партнеров на период до 2019-го года и далее можно обобщить под следующими ниже заголовками.

Парламентские выборы, новые партии, правительственная коалиция

В течение следующих месяцев многие международные наблюдатели будут наиболее заинтересованы в теме выборов, парламента и правительства. Среди важнейших вопросы:

  • Будет ли и каким образом новый президент будет сотрудничать со старым парламентом и правительством до формирования нового правительства после парламентских выборов;
  • Будут ли эти выборы проводиться в соответствии со старым законодательством или же вступит в силу уже частично утвержденный новый закон о выборах, предусматривающий исключительно пропорциональное представление с открытыми партийными списками;
  • Когда состоятся парламентские выборы.
  • Иностранные наблюдатели также задаются вопросом, сколько и какие новые прореформаторские партии будут участвовать в выборах и каков будет состав нового парламента.
  • Может ли партия Зеленского "Слуга народа" оказаться достаточно сильной, чтобы доминировать или даже сама сформировать новое правительство? А если нет: какие партии сформируют новое коалиционное правительство?
  • Ключевой вопрос, который многие задают себе, – это то, сколько кадровой преемственности (если она будет налицо) и смены руководства будет в новом правительстве. И конечно: кто будет новым премьер-министром после парламентских выборов?

Внутренние реформы, отношения с МВФ, новая конституция

Среди ключевых вопросов находятся такие практичные и в то же время символичные вопросы следующего характера:

  • Когда и как начнет работать новый Антикоррупционный суд?
  • Когда будут реформированы антикоррупционная прокуратура, а также другие антикоррупционные институты?
  • Могут ли цены на газ для населения измениться при новом президенте?
  • Будет ли новый президент продолжать сотрудничество с МВФ в прежнем формате? И если да: будет ли финансирование МВФ достаточным для покрытия крупных долгов Украины в ближайшие два года? Сохранит или адаптирует ли МВФ свою нынешнюю политику в отношении Украины?

В течение последних двух лет децентрализация стала одной из самых популярных реформ как в Украине, так и среди иностранных наблюдателей, поэтмоу актуальны следующие вопросы:

  • Будет ли эта реформа, даже если ее основной промоутер премьер-министр Владимир Гройсман уходит в отставку, продолжаться, как и прежде, или же замедлится, если вообще не будет свернута?
  • Будет ли продолжающееся объединение общин по-прежнему добровольным или нет?
  • Может ли территориальная реформа в Украине быть завершена до следующего раунда региональных и местных выборов в октябре 2020-го года?

Более фундаментальный вопрос, который многие задают себе:

  • Будет ли конституционная реформа?
  • А если да: когда и что это будет за реформа и как далеко она зайдет?
  • В частности: может ли и должна ли Украина стать полностью парламентской республикой, возможно, даже со второй палатой или другим дополнительным представительным органом (как предусмотрено в программе "Нового курса" Юлии Тимошенко)?

Loading...

Транспортировка и добыча природного газа, "Северный поток-2"

В рамках "газовой темы" ключевым вопросом на ближайшие месяцы станет судьба ныне строящегося "Газпромом" подводного трубопровода "Северный поток-2" через Балтийское море.

  • Наложат ли США санкции (и, если да, то в каком размере) на партнеров России в ЕС в этом крупном инфраструктурном проекте, таких как немецкие энергетические компании Wintershall и Uniper?
  • Если Вашингтон примет заметные меры: как именно они повлияют на завершение "Северного потока-2", и как они скажутся на Украине?
  • Если же "Северный поток – 2" войдет в эксплуатацию, будут ли соответствующие нормативные акты ЕС существенно или только незначительно влиять на использование Россией новой газовой магистрали?
  • Если "Северный поток-2" начнет работать в полном объеме, условия, на которых он будет работать, приобретут значительную важность. Каким будет в таком случае совокупное влияние "Северного потока-2" и "Турецкого потока" на импорт сибирского газа в ЕС?
  • Смогут ли быть приняты приемлемые соглашения между Москвой, Брюсселем и Киевом о будущем использовании газотранспортной системы Украины и ее газохранилищ?
  • Как будет развиваться импорт Украиной (вероятно, все же сибирского) природного газа в ЕС?
  • Каковы перспективы и объёмы украинских месторождений как традиционных, так и сланцевого газа?

Отношения с ЕС, реализация Соглашения об ассоциации, сотрудничество в рамках ГУАМ

  • В рамках темы отношений Украины с ЕС и другими странами основной вопрос будет состоять в том, насколько глубоко и быстро будет продолжаться реализация Соглашения об ассоциации в будущем.
  • Какими будут отношения Украина-ЕС за рамками Соглашения об ассоциации? Наиболее актуальным для нового руководства Киева станет вопрос, как оно сможет привлечь больше прямых иностранных инвестиций из ЕС и других регионов мира.
  • Менее горячо обсуждаемый, но все же важный вопрос заключается в том, какие более эффективные форматы сотрудничества могут быть разработаны между Украиной и другими странами Восточного партнерства (ВП) ЕС, в первую очередь с Грузией, Азербайджаном и Молдовой, то есть в рамках ГУАМ.
  • Может ли парламентское сотрудничество ВП и ЕС в рамках EuroNest (Парламентской ассамблеи депутатов Европейского парламента и депутатов из стран Восточного партнерства) быть более полезным в ближайшие годы?
  • Могут ли такие страны, как Украина и Молдова, стать членами структур восточноевропейских государств ЕС и НАТО, то есть так называемые инициативы трех морей и Бухарестской девятки?
  • И последний по порядку, но не по значению пункт: есть ли шанс на скорое получение перспективы вступления Украины в ЕС? Насколько реалистично получить официальное обещание ЕС о будущем присоединений Украины, Грузии и Молдовы, когда соответствующие условия ими будут выполнены?

Конфликт на Донбассе, Минские соглашения и Нормандский формат

Пятый и, пожалуй, самый сложный для Украины блок вопросов касается конфликта на Донбассе и его многочисленных сложных аспектов.

  • Что означает недавно объявленная Россией паспортизация граждан Донбасса для Минских соглашений?
  • Новому украинскому руководству, в частности, придется решить, сможет ли оно в новых условиях выполнить политические части Минских соглашений – вопрос, вызывающий много споров уже в течении четырёх лет.
  • Со своей стороны, Франции и Германии также, возможно, придется пересмотреть свои позиции в отношении соглашений между Украиной и Россией 2014 и 2015 годов, тогда спонсируемых ими.
  • Если Минские соглашения все же будут и дальше основой переговоров: в какой точно последовательности должны быть реализованы часть, касающаяся безопасности, и политическая часть Соглашений?
  • Если, с другой стороны, Минский процесс утратит актуальность из-за паспортизации и других эскалаций: можно и нужно ли сохранять так называемый Нормандский формат и, если нет, можно ли его изменить?

Украинские политики и дипломаты давно утверждают, что рамки переговоров должны быть изменены, например, на формат группы стран Будапештского меморандума 1994 года, то есть включая Украину, Россию, Великобританию и США, или Женевского совместного заявления 2014 года, то есть Украина, Россия, ЕС и США. Однако проблема с этими и аналогичными предложениями заключается в том, что Москве придется согласиться на такое изменение, что маловероятно на сегодняшний день.

  • Если нынешняя патовая ситуация на востоке Украины сохранится, главный вопрос для Украины и Запада заключается в том, можно ли и как, по крайней мере, заморозить конфликт? Можно ли остановить почти ежедневную стрельбу и почти еженедельные убийства?
  • Если текущая хрупкая ситуация не может быть изменена: каково тогда будущее нынешней Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ? Можно и нужно ли изменить или сохранить ее в ее нынешнем виде?
  • Если, с другой стороны, Москва меняет свою позицию и соглашается на постепенное разрешение конфликта на Донбассе: когда и как миротворческая миссия и переходная администрация ООН в сегодня оккупированных территориях могут стать реалистичными?
  • И последнее, но не менее важное: каким может и должен быть подход Украины и Запада к продолжающейся аннексии Крыма Россией?

Некоторым этот список покажется неполным, так как он не включает все важные для Украины вопросы до 2024-го года, то есть до конца срока полномочий ее нового президента. Другие наблюдатели могут рассматривать некоторые из вышеперечисленных вопросов как излишние или даже неуместные.

Тем не менее, длина списка и масштаб проблем этого перечня указывают на то, что должность президента Украины является одной из самых сложных в мире.

Новое руководство Украины будет нуждаться в как можно больших поддержке и советах, которые оно может получить как от украинских политических и гражданских обществ, так и от стран Запада и международных организаций, чтобы успешно пройти этот трудный период.

Андреас Умланд, для УП

Колонка – матеріал, який відображає винятково точку зору автора. Текст колонки не претендує на об'єктивність та всебічність висвітлення теми, яка у ній піднімається. Редакція "Української правди" не відповідає за достовірність та тлумачення наведеної інформації і виконує винятково роль носія. Точка зору редакції УП може не збігатися з точкою зору автора колонки.



powered by lun.ua
Небезпеки апелювання до референдуму 2000 року
Головний мінус в апеляції до референдуму 2000 року в тому, що він був спрямований на авторитарне збільшення влади президента і здійснювався відверто авторитарними методами. Для чого потрібна була друга палата парламенту Кучмі – зрозуміло. Для чого це команді Зеленського – поки що ні.
10 перемог для пацієнтів, або "Що вона зробила, ця Супрун?"
Виявляється, можна в обов'язковому порядку змусити кожен обласний департамент охорони здоров'я викласти на сайт інформацію про наявність ліків. (рос.)
"Неконституційна НКРЕКП": як рішення суду вплине на ринок електроенергії
До врегулювання Верховною Радою правового статусу НКРЕКП, запуск ринку електричної енергії варто відкласти мінімум до 1 січня 2020 року.
Як фінансування шкіл впливає на результати ЗНО
За останній час український уряд декілька разів підвищував заробітну платню вчителям. Та чи призводять такі дії до збільшення успішності учнів?
Підтримка бізнесу з боку держави: чи можна більше?
Україні не обов'язково знижувати порівняно невисокий рівень державної допомоги, але варто оновити її структуру.
Зелене одеське море для "зеленого" міністра екології
Причини цвітіння моря в Одесі: водорості, спека, зниження солоності води і… діяльність людей. А от поява "зеленого моря" – чудовий привід повернутися до прибуткової теми "екологічних перевірок". Тим більше, що скоро лавочка закриється і чергова прибуткова артерія не буде міністру зайвою.
Післядипломна освіта лікарів: як дотримати слова перед виборцями?
Держава фінансує програму післядипломної освіти лікарів, однак чи є вона ефективною і які є альтернативи?