"Реформа" прокуратури: дуже приємно, цар

9298 переглядів
Вівторок, 22 жовтня 2019, 09:00
Юрій РадзієвськийYuri Radzievsky
керівний партнер АО "Радзієвський і Яровий"

В ходе известного разговора Владимира Зеленского и Дональда Трампа украинский президент называл будущего на тот момент генпрокурора Руслана Рябошапку "на 100% своим человеком".

После принятия закона о реформе прокуратуры хозяин Банковой может смело добавлять: "с неограниченными полномочиями". И есть большие сомнения, что эти полномочия будут направлены в мирное русло.

За перипетиями судебной реформы, формулы Штайнмайера и импичмента Трампу среднестатистический потребитель новостей мог не заметить, что в стране полным ходом идет реформа прокуратуры.

Закон был подписан президентом еще в конце сентября, а в средине октября Офис генпрокурора уже даже закрыл прием заявок от желающих пройти переаттестацию.

Меньше прокуроров, выше зарплаты у оставшихся, зарплата не только по окладу, но и "от результата", недобросовестных коррупционеров отсеют с помощью новых экзаменов.

Это основные тезисы относительно изменений, которые транслировали СМИ в период рассмотрения и принятия документа.

Однако ключевой вопрос, который повис в воздухе и пока не находит ответа – это расширенные полномочия самого генпрокурора и возможности для ручного регулирования процессов и злоупотреблений, которые они открывают.

"Суперсилы" генпрокурора Рябошапки

Коротко перечислим новые "суперсилы" Руслана Рябошапки (и его преемников, если, конечно, закон не писался исключительно под него – на что очень похоже). Благодаря реформе он теперь лично своими приказами / распоряжениями может:

  • ликвидировать и создавать любые специализированные прокуратуры (закон при желании можно прочитать и как "зеленый свет" для ликвидации Специализированной антикоррупционной прокуратуры, но на это вряд ли кто-то пойдет);
  • создавать и ликвидировать любые областные прокуратуры (например, если не понравился прокурор Житомирской области, вжух – и это уже Киево-Житомирская межобластная прокуратура);
  • увольнять прокуроров аж до уровня заместителя структурного подразделения областной прокуратуры без представления Квалификационно-дисциплинарной комиссии прокуроров, назначать – до уровня руководителя областной прокуратуры, делегируя своим ставленникам право назначать людей в округах, фактически монополизируя кадровую вертикаль, не оставляя возможности для маневра людям на местах;
  • вместо Квалифкомиссии, состав которой ранее собирали "с миру по нитке" от разных структур, за счет чего можно было соблюсти хоть какую-то видимость баланса сил, до 1 сентября 2021 года будут работать Кадровые комиссии, назначенные лично генпрокурором.

Формально эта неограниченная власть представляется как временная мера для повышения эффективности разгребания авгиевых конюшен, копившихся в ГПУ десятилетиями.

Но нет ничего более постоянного, чем временное. Особенно, если речь идет о возможности расширить давление на политических оппонентов, бизнес и просто неугодных граждан, зачистив прокуратуру не только от одиозных коррупционеров, но и от любого рода инакомыслящих.

Подтверждением этого тезиса является еще ряд специфических новых полномочий, на которые обратили внимание очень немногие.

Новые полномочия генпрокурора

Во-первых, генпрокурор получил беспрецедентное право устанавливать "особенности" исполнения прокурорами своих обязанностей.

Согласно закону, особенности исполнения прокурорами своих обязанностей в одинаковой мере устанавливаются как законами, так и генеральным прокурором. Причем приказы и распоряжения генпрокурора в этом случае идут через запятую с законами.

Что это могут быть за особенности?

Игнорирование служебных обязанностей "во благо государственным интересам"? Превышение служебных полномочий? Незаконные следственные действия? А что, если "особенности", установленные Рябошапкой, будут противоречить закону – что тогда будет иметь приоритет?

Еще интереснее становится фантазировать на эту тему, учитывая, что Офис генпрокурора получил право не регистрировать свои акты в Минюсте.

Во-вторых, генпрокурор вместе с заместителями и руководителями прокуратур получили право координировать работу правоохранительных органов в сфере противодействия преступности через формат координационных совещаний.

Ранее в законе были прописаны "общие совещания", "создание рабочих групп", "обмен аналитикой". То есть Генпрокуратура работала на равных с другими силовиками. Теперь ей отводится "направляющая" роль.

На таких встречах могут заслушиваться отчеты о деятельности других силовиков.

Решения координационных совещаний будут обязательными для всех участников. Что это могут быть за решения? Поручения НАБУ закрыть/открыть дела по конкретным фигурантам? Усиление работы по конкретной политической силе/отрасли/финансово-промышленной группе?

"Порядок и другие формы координации определяются генпрокурором". Что это за другие формы? Телефонное право? Онлайн доступ ко всем/конкретным "избранным" уголовным производствам? Отчеты о мерах пресечения, которые запрашиваются у следственного судьи? Мы можем только догадываться, ведь генпрокурор сможет генерировать эти идеи единолично.

***

Недавно бизнес высказал активную позицию против судебной реформы с ее ограничением полномочий и свободы действий для Верховного суда, поскольку она отрицательно отразится на инвестиционном климате. Но влияние "реформы" прокуратуры почему-то недооценили.

Неограниченные полномочия, сконцентрированные в руках Руслана Рябошапки, позволят прокуратуре с новой силой "кошмарить" бизнес/неугодных чиновников и политических оппонентов не только собственными руками, но и руками других силовиков (смотри пункт о "координационных совещаниях").

Причем для этого появится гораздо больше законных оснований. А значит – поводов обсудить коммерческие пути "выхода из ситуации".

Сегодня экспертами уже обсуждается вариант признания закона о реформе прокуратуры или отдельных его положений неконституционными. В том числе и в части расширения полномочий генпрокурора.

Такие перспективы могут еще больше раззадорить новоявленный Офис. Так что бизнесу самое время держать ухо востро и готовиться отбивать атаки.

Юрий Радзиевский, специально для УП

Колонка – матеріал, який відображає винятково точку зору автора. Текст колонки не претендує на об'єктивність та всебічність висвітлення теми, яка у ній піднімається. Редакція "Української правди" не відповідає за достовірність та тлумачення наведеної інформації і виконує винятково роль носія. Точка зору редакції УП може не збігатися з точкою зору автора колонки.



powered by lun.ua
Реклама:
10 кроків цифрової трансформації бізнесу
З чого почати і навіщо потрібна цифровізація бізнес-процесів.
Приборкати хвилю: банкрутство та коронавірус
Які зміни у законодавстві про банкрутство пропонують депутати у зв’язку з коронавірусом та як це працює у світі.
Україна інтегрується до європейської системи кваліфікацій
Кабінет міністрів України затвердив нову редакцію Національної рамки кваліфікацій, яка гармонізована з Європейською рамкою кваліфікацій, котру визнають у всіх країнах ЄС. Це зніме складнощі із підтвердженням українських дипломів за кордоном.
Груди в політиці, або Чому справа не в сексизмі
Можливо, заклики Олександри Клітіної щодо створення нової партії, яка боротиметься з корупцією і сексизмом у політиці, – лише завіса, за якою насправді приховуються вигідні комусь мотиви?
СБУ знов плутає, хто вороги України
Голова СБУ використовує службове становище для особистої помсти в інтересах родича?
Гроші треба заробляти, а не друкувати. Де насправді лежать додаткові 20 млрд доларів в бюджет країни
Влада може зробити щонайменше 5 кроків, які наповнять бюджет приблизно 20 мільярдами доларів — це понад 500 мільярдів гривень. Отже, де зараз лежать ці "зайві" гроші, вкрай потрібні Україні?
10 млн грн на тестуванні залізничників: як оточення екс-міністра Ємця намагається заробляти на COVID-19
У травні 2020 року, в розпал епідемії COVID-19, "Укрзалізниця" провела тендер на постачання 8-ми автоматизованих портативних систем виявлення нуклеїнових кислот. Закупівля проводилась відповідно до змін у законодавстві, пов’язаних з епідемією COVID-19.