"Реформа" прокуратури: дуже приємно, цар

9111 переглядів
Вівторок, 22 жовтня 2019, 09:00
Юрій РадзієвськийYuri Radzievsky
керівний партнер АО "Радзієвський і Яровий"

В ходе известного разговора Владимира Зеленского и Дональда Трампа украинский президент называл будущего на тот момент генпрокурора Руслана Рябошапку "на 100% своим человеком".

После принятия закона о реформе прокуратуры хозяин Банковой может смело добавлять: "с неограниченными полномочиями". И есть большие сомнения, что эти полномочия будут направлены в мирное русло.

За перипетиями судебной реформы, формулы Штайнмайера и импичмента Трампу среднестатистический потребитель новостей мог не заметить, что в стране полным ходом идет реформа прокуратуры.

Закон был подписан президентом еще в конце сентября, а в средине октября Офис генпрокурора уже даже закрыл прием заявок от желающих пройти переаттестацию.

Меньше прокуроров, выше зарплаты у оставшихся, зарплата не только по окладу, но и "от результата", недобросовестных коррупционеров отсеют с помощью новых экзаменов.

Это основные тезисы относительно изменений, которые транслировали СМИ в период рассмотрения и принятия документа.

Однако ключевой вопрос, который повис в воздухе и пока не находит ответа – это расширенные полномочия самого генпрокурора и возможности для ручного регулирования процессов и злоупотреблений, которые они открывают.

"Суперсилы" генпрокурора Рябошапки

Коротко перечислим новые "суперсилы" Руслана Рябошапки (и его преемников, если, конечно, закон не писался исключительно под него – на что очень похоже). Благодаря реформе он теперь лично своими приказами / распоряжениями может:

  • ликвидировать и создавать любые специализированные прокуратуры (закон при желании можно прочитать и как "зеленый свет" для ликвидации Специализированной антикоррупционной прокуратуры, но на это вряд ли кто-то пойдет);
  • создавать и ликвидировать любые областные прокуратуры (например, если не понравился прокурор Житомирской области, вжух – и это уже Киево-Житомирская межобластная прокуратура);
  • увольнять прокуроров аж до уровня заместителя структурного подразделения областной прокуратуры без представления Квалификационно-дисциплинарной комиссии прокуроров, назначать – до уровня руководителя областной прокуратуры, делегируя своим ставленникам право назначать людей в округах, фактически монополизируя кадровую вертикаль, не оставляя возможности для маневра людям на местах;
  • вместо Квалифкомиссии, состав которой ранее собирали "с миру по нитке" от разных структур, за счет чего можно было соблюсти хоть какую-то видимость баланса сил, до 1 сентября 2021 года будут работать Кадровые комиссии, назначенные лично генпрокурором.

Формально эта неограниченная власть представляется как временная мера для повышения эффективности разгребания авгиевых конюшен, копившихся в ГПУ десятилетиями.

Но нет ничего более постоянного, чем временное. Особенно, если речь идет о возможности расширить давление на политических оппонентов, бизнес и просто неугодных граждан, зачистив прокуратуру не только от одиозных коррупционеров, но и от любого рода инакомыслящих.

Подтверждением этого тезиса является еще ряд специфических новых полномочий, на которые обратили внимание очень немногие.

Новые полномочия генпрокурора

Во-первых, генпрокурор получил беспрецедентное право устанавливать "особенности" исполнения прокурорами своих обязанностей.

Согласно закону, особенности исполнения прокурорами своих обязанностей в одинаковой мере устанавливаются как законами, так и генеральным прокурором. Причем приказы и распоряжения генпрокурора в этом случае идут через запятую с законами.

Что это могут быть за особенности?

Игнорирование служебных обязанностей "во благо государственным интересам"? Превышение служебных полномочий? Незаконные следственные действия? А что, если "особенности", установленные Рябошапкой, будут противоречить закону – что тогда будет иметь приоритет?

Еще интереснее становится фантазировать на эту тему, учитывая, что Офис генпрокурора получил право не регистрировать свои акты в Минюсте.

Loading...

Во-вторых, генпрокурор вместе с заместителями и руководителями прокуратур получили право координировать работу правоохранительных органов в сфере противодействия преступности через формат координационных совещаний.

Ранее в законе были прописаны "общие совещания", "создание рабочих групп", "обмен аналитикой". То есть Генпрокуратура работала на равных с другими силовиками. Теперь ей отводится "направляющая" роль.

На таких встречах могут заслушиваться отчеты о деятельности других силовиков.

Решения координационных совещаний будут обязательными для всех участников. Что это могут быть за решения? Поручения НАБУ закрыть/открыть дела по конкретным фигурантам? Усиление работы по конкретной политической силе/отрасли/финансово-промышленной группе?

"Порядок и другие формы координации определяются генпрокурором". Что это за другие формы? Телефонное право? Онлайн доступ ко всем/конкретным "избранным" уголовным производствам? Отчеты о мерах пресечения, которые запрашиваются у следственного судьи? Мы можем только догадываться, ведь генпрокурор сможет генерировать эти идеи единолично.

***

Недавно бизнес высказал активную позицию против судебной реформы с ее ограничением полномочий и свободы действий для Верховного суда, поскольку она отрицательно отразится на инвестиционном климате. Но влияние "реформы" прокуратуры почему-то недооценили.

Неограниченные полномочия, сконцентрированные в руках Руслана Рябошапки, позволят прокуратуре с новой силой "кошмарить" бизнес/неугодных чиновников и политических оппонентов не только собственными руками, но и руками других силовиков (смотри пункт о "координационных совещаниях").

Причем для этого появится гораздо больше законных оснований. А значит – поводов обсудить коммерческие пути "выхода из ситуации".

Сегодня экспертами уже обсуждается вариант признания закона о реформе прокуратуры или отдельных его положений неконституционными. В том числе и в части расширения полномочий генпрокурора.

Такие перспективы могут еще больше раззадорить новоявленный Офис. Так что бизнесу самое время держать ухо востро и готовиться отбивать атаки.

Юрий Радзиевский, специально для УП

Колонка – матеріал, який відображає винятково точку зору автора. Текст колонки не претендує на об'єктивність та всебічність висвітлення теми, яка у ній піднімається. Редакція "Української правди" не відповідає за достовірність та тлумачення наведеної інформації і виконує винятково роль носія. Точка зору редакції УП може не збігатися з точкою зору автора колонки.



powered by lun.ua
Безпечна реінтеграція Донбасу: як знову навчитися довіряти один одному?
Регіони, які постраждали від війни, потрібно включити в український порядок денний. Це також буде одним з серйозних кроків по відновленню довіри.
Гендерна асиметрія і жіноче підприємництво. Чи буде зліт в Україні?
Розвиток жіночого підприємництва, в тому числі в АПК, може пришвидшити економічний розвиток всієї економіки України.
Досить пиляти законодавчу гілку влади
Для того, щоб карати депутатів за відсутність у залі пленарних засідань та на комітетах, а також за неперсональне голосування, президент пропонує внести відповідні зміни в Конституцію.
Історія арештованих ТЕЦів на Львівщині: на межі катастрофи
Чому початок опалювального сезону у Новояворівську та Новому Роздолі на Львівщині зірвано? Що потрібно робити владі?
Реєстр публічних діячів: легалізувати чи ліквідувати?
Напівзаконна база даних створює передумови для численних позовів і може стати інструментом політичного тиску.
Фейкові новини – не привід для фейкових законів
Мінкульт заявив, що влада хоче змінити умови функціонування інфопростору в Україні. Спробуємо проаналізувати й оцінити головні з озвучених ідей.
Що має бути у портфелі майбутнього голови Держкіно
Якщо на реальному кораблі без капітана команда вирулити може, то на умовному кораблі "Держкіно" без голови Держкіно ми можемо дуже швидко позбутися всіх тих надбань кінематографічної галузі, які маємо за останні сім років.