Свободный язык

Пятница, 06 июля 2012, 14:53

"Оставь надежду, всяк сюда входящий!" – похоже, эти слова характеризуют не только Дантов ад, но и нашу парламентскую кампанию.

До 3 июля еще теплилась слабая надежда, что в ходе избирательной гонки будут рождены новые идеи, свежие месседжи и конструктивные программы.

Теперь все кончено: лейтмотив выборов-2012 определен. Украинские политики будут пережевывать языковую жвачку и биться в лингвистической истерике.

Выигрывают и регионалы, и оппозиционеры – у них есть уникальный шанс продемонстрировать электорату, кто "свой", а кто "чужой". Проигрывает остальная страна.

Общество вновь расколото надвое, людей вновь сталкивают лбами, важнейшие экономические проблемы вновь оттеснены на задний план.

Правящая партия ведет ту же провокационную игру, что и ее оранжевые предшественники. Громкие гуманитарные инициативы украинских властей неизбежно оборачиваются скандалом и раздором. Это как раз тот случай, когда государству лучше не предпринимать резких движений и не раскачивать лодку.

Оптимальное решение языковой проблемы – минимизированное государственное вмешательство в языковую тему. Гуманитарная сфера слишком деликатна, чтобы лезть туда с чиновной кувалдой.

К сожалению, для нынешних защитников украинского языка это решение неприемлемо.

Если русский либерализм заканчивается там, где начинается украинский вопрос, то украинского либерала губит вопрос языковой.

Люди, мечтающие о свободе, начинают панически бояться свободы. Они требуют обязательных квот и ограничений. Они веруют в чудодейственную Государственную Поддержку, поклоняются Государственному Регулированию и ждут помощи от божественной Бюрократии.

Это путь в никуда. Государственный протекционизм порождает немощных инвалидов, прикованных к административным костылям. Стоит устранить ограничительные подпорки (а убрать их очень легко – доказано Киваловым и Колесниченко), и увечный бедняга тут же падает.

Неужели кто-то хочет видеть свой родной язык в роли убогого калеки? Вряд ли! Значит, стоит не уповать на чиновников, а идти навстречу здравому смыслу.

Да, в Украине есть граждане, для которых язык Пушкина или мова Шевченко являются не средством коммуникации, а священным фетишем. Искать с ними разумный компромисс бесполезно.

С таким же успехом можно втолковывать туземцу, что обожествляемый им кусок дерева – это просто кусок дерева, не требующий жертвоприношений. Но по обе стороны Днепра проживают и вполне адекватные люди, способные трезво мыслить.

Давайте принимать мир таким, каков он есть. "Кобзарь" или "Преступление и наказание" – такие же товары, как ноутбук или бутылка минералки. Обучение в школе или вузе – такие же услуги, как питание в кафе или туристическая поездка.

В какой бы сфере ни использовался язык, мы неизбежно сталкиваемся с естественным законом спроса и предложения. И воля потребителя гораздо важнее любых чиновничьих директив.

У языка есть перспектива, если он действительно нужен людям. Никакие политические решения не заменят и не уничтожат эту реальную востребованность. Если вы хотите настоящего развития, бессмысленно цепляться за бюрократическую писанину. Нужно учиться жить и говорить без привязки к административным цепям. 

Кто решил, что свободный рынок губителен для украинского слова? Многочисленные примеры из жизни опровергают эту страшилку. Взять хотя бы передовую компьютерную сферу, по счастью, не затронутую государственным регулированием и бюрократической опекой.

Процитируем одного из львовских блоггеров: "Ринок робить свою справу. Особисто я не помічаю жодних ознак відмирання української мови – навпаки. Наприклад, кілька років тому українська мова на комп'ютері була просто небувалою рідкістю. Тепер от у мене: ОС Windows 7 – українською, браузер Google Chrome – українською, аудіоплеєр AIMP – українською, MS Office – українською, Total Commander, Adobe Reader, Skype, uTorrent – українською, те ж стосується інтернет-сайтів (LJ, Google, Gmail, YouTube, facebook, GisMeteo, twitter і т.д.). За кількістю статей українська Вікіпедія займає 14 місце в світі (в той час як українська мова за кількістю носіїв займає 20 місце). Про який занепад може йти мова?"

С точки зрения интеллектуалов, одержимых антирыночной фобией, украиноязычное программное обеспечение просто не могло появиться. Зачем бизнесу тратиться на создание нового продукта, если уже есть русскоязычный аналог, а государство никого не понукает? Но на рынке, свободном от чиновничьего лоббизма, властвует потребитель. Украинский язык подружился с компьютером, потому что это было нужно множеству людей.

Спрос рождает адекватное предложение. А посему ликвидация обязаловки на радио и телевидении не обернется катастрофой – ясно, что в случае отмены языковых квот тот же канал ТВі не станет заполнять программу русскими телесериалами. Украинская речь не исчезнет из эфира, а сохранит подобающую нишу.

Кто-то возмущается "неравенством", считая, что украиноязычный и русскоязычный продукты должны присутствовать на рынке в соотношении 50/50. Но это примитивная логика советского чинуши, решившего обеспечить Среднюю Азию и Чукотку равным количеством мороженого на душу населения.

У разных социальных групп разные предпочтения и потребительская активность. Украиноязычные граждане преобладают среди сельского населения и сознательной городской интеллигенции. Русскоязычные – среди мещанской аудитории. Мещанин всегда был, есть и будет наиболее активным потребителем. Именно ему адресована желтая пресса и гламурные издания, мелькающие на газетных раскладках.

Боюсь, что украиноязычный гламур не нашел бы массового читателя. Он вряд ли нужен патриархальным селянам, зато никто не мешает им подписаться на "Газету по-українськи" или "Україну молоду". Он вряд ли нужен вдумчивым интеллигентам, зато никто не мешает им купить Павича в украинском переводе или Жадана в оригинале.

А в сегменте общественно-политических журналов, где целевая аудитория примерно равна, перекосов не наблюдается: одни читают "Корреспондент" и "Фокус", другие – "Український тиждень" и "Країну".

Важна не абстрактная статистика, а возможность потреблять качественный продукт на родном языке. И таких возможностей было бы еще больше, если бы не административный и налоговый гнет, тормозящий свободную инициативу…

Загвоздка в том, что многие защитники украинского языка думают не столько о себе, сколько о других. Не так давно сознательные пользователи Фейсбука негодовали: почему украинская версия журнала "Эсквайр" вышла на русском?! Можно понять людей, лишенных востребованного издания. Однако 90% возмущенных патриотов наверняка не стали бы покупать этот претенциозный глянцевый журнал.

Им нужен не украиноязычный "Эсквайр", а сам факт издания "Эсквайра" на украинском – чтобы его читали другие. Но тут заканчивается свобода и начинается принуждение.

Свободный рынок обеспечивает тебя товарами и услугами, которые тебе действительно нужны. Но если ты жаждешь решать за других, что им любить, покупать, смотреть или слушать, естественный рыночный порядок становится твоим злейшим врагом.

Украиноязычным гражданам пора определиться со своими приоритетами. Что для вас важнее – возможность свободно пользоваться родным языком или возможность украинизировать "неправильных" соотечественников?

В первом случае вам помогут естественные законы бытия, во втором случае вы становитесь заложниками бюрократической машины. Выбор за вами!

Что же касается адекватных носителей "великого и могучего", то они могут здорово посодействовать языковому раскрепощению.

Рецепт прост: не ждите, что в разговоре с вами украиноязычный коллега, сосед или случайный собеседник перейдет на русский ради вашего удобства. Дайте ему это понять, помогите ему освободиться от ложной учтивости и ненужных комплексов. Ведь вы оба свободные люди. Вы ничего не должны друг другу. И вы отлично друг друга поймете.



powered by lun.ua

Что читает мир в 2021 году

"Мое тело – мое дело": оставьте в покое тех, кто выбрал проституцию

Украинские сертификаты вакцинации: как интегрировать их в европейскую систему

Коллективные иски: есть ли перспективы у антимонопольных делах?

Помощь от США. Вакцина COVAX уже в Украине

Как и почему казнили Ивана Гончарука