В новом гетто Путина вместо заборов из колючей проволоки ‒ преследования и притеснения

Пятница, 16 декабря 2016, 15:37

Оригинал статьи был опубликован в британском издании The Guardian. Редакция УП публикует перевод.

В то время, когда мой народ подвергается гонениям со стороны России, – мир молчит.

Крымский полуостров, захваченный Россией в 2014 году, стремительно превратился в поле для широких репрессий. Объектом репрессий Кремля являются крымские татары – этническая группа, образовавшая исконно крымскую нацию на этом черноморском полуострове.

В период с XIII до XVIII веков крымские татары управляли собственным государством, затем несколько столетий боролись за свое выживание в составе империй – российской, советской. Век ХХІ-й принес новый виток: сегодня борьба ведется за возвращение своей родины в состав Украины. Из-за этого крымские татары стали коллективным врагом России, претендующей на звание нео-империи.

В настоящее время коренной народ Крыма, как и 70 лет назад, является жертвами ненависти и преследований. В мае 1944 года, когда Иосиф Сталин приказал массово выслать крымских татар, обвинив их в сотрудничестве с нацистами, крымские татары составляли около одной пятой от общей численности населения полуострова. Всего было депортировано около 230.000 человек.

Тем, кто выжил, разрешили вернуться домой лишь после перестройки ‒ спустя 45 лет. Но и тогда коммунистические власти приняли их в штыки.

За 25 лет жизни в независимой Украине крымские татары восстановили свое сообщество, начав жизнь с нуля. Они были единственным народом в бывшем Советском Союзе с собственным демократическим органом управления ‒ Меджлисом, созданном без помощи со стороны государства.

Благодаря этому выборному органу и его многолетнему руководителю, советскому диссиденту Мустафе Джемилеву – крымские татары обрели субъектность в пределах Украины, поддерживая при этом проевропейское направление в политике страны.

В 2014 году крымские татары бойкотировали фальшивый и незаконный референдум, организованный Россией. Кремль преподнес его результат как "голос" Крыма за присоединение к Российской Федерации.

Инакомыслие стало толчком для нового и жестокого этапа гнета против крымских татар

Сегодня крымских татар на оккупированном полуострове насчитывается около 300.000 человек ‒ это меньше 15% населения. За два года с момента аннексии более 21.000 татар выехали из-за усиливающегося давления атмосферы ненависти и репрессий. И пока признаков замедления массового выезда не наблюдается.

Национальный характер репрессий подтверждается тем, что крымские татары составляют 90% заключенных в тюрьмах региона, по обвинениям в совершении политических преступлений. Большинство без вести пропавших после аннексии являются представителями крымскотатарского населения.

Лидеры Меджлиса – Мустафа Джемилев, Рефат Чубаров, наряду с другими общественными деятелями и журналистами крымскотатарского происхождения были вынуждены покинуть Крым. Им запрещено Россией посещать родину.

Первые признаки репрессий появились почти сразу, еще в 2014 году, когда крымским татарам запретили проведение массовых собраний на 18 мая – официальный день памяти жертв депортации 1944 года.

Весной 2015 года российские власти запретили крымскотатарские телеканалы и печатные издания. Вместе с ATR были закрыты национальная радиостанция Meydan FM и детский телеканал Lale.

С тех пор ситуация становится все более опасной. Доходит до того, что родители сопровождают своих детей в учебные заведения, опасаясь их похищения.

Крымскотатарским детям запрещают носить одежду с национальными символами. В прошлом году Нариман Джелялов, первый заместитель председателя Меджлиса, опубликовал инструкцию по личной безопасности, рекомендуя крымским татарам передвигаться только в группах, в хорошо освещенных общественных местах.

Атмосфера страха среди татар поддерживается и нагнетается российскими силами безопасности, которые проводят регулярные рейды с собаками и вооруженными людьми в масках. Людей штрафуют, арестовывают и предают суду в массовом порядке – за все, что напоминает российским властям о существовании крымских татар, начиная от национального флага до якобы запрещенной литературы.

Вся система крымскотатарского самоуправления, включая более 2000 избранных делегатов, Верховным судом России была объявлена экстремистской организацией. Все ее члены в настоящее время находятся под угрозой тюремного заключения за участие в "незаконных собраниях".

За поддержку территориальной целостности своей страны Ахтем Чийгоз, заместитель председателя Меджлиса, находится в тюрьме уже в течение 18 месяцев. А Ильми Умеров, бывший глава администрации Бахчисарайского района, древней столицы крымских татар, был помещен в психиатрическое отделение для унизительного прохождения психиатрической экспертизы. В конечном счете, его признали вменяемым.

В настоящее время более двух десятков крымских татар находятся в российских тюрьмах, и их количество постоянно растет. Другие столкнулись с похищением и даже смертью.

Самое печально известное похищение в Крыму произошло в прошлом мае, когда группа людей в военной форме похитила Эрвина Ибрагимова, одного из руководителей Всемирного конгресса крымских татар, перед камерами видеонаблюдения.

Его судьба неизвестна. Многие из крымскотатарской общины предполагают, что он мертв.

В этом новом гетто Владимира Путина пока нет заборов с колючей проволокой. Вместо проволоки ‒ наполненная ненавистью ТВ-пропаганда, презрение и постоянное преследование крымских татар.

Крымские татары назначены Россией на роль изгоев.

Российские власти в Крыму заняты установкой памятников гонителям крымских татар ‒ Сталину и Екатерине Великой.

Крымские татары опасаются разговаривать с журналистами и правозащитниками.

А в это время их соседи пишут доносы в органы власти и интересуются у татар, когда они будут убираться из "нашего русского Крыма".

Крымским татарам запрещают говорить на своем родном языке на работе. Если они используют его на улице, люди оскорбляют их. Родители из русских и других семей нетатарского происхождения предпочитают ограничивать себя и своих детей в общении с крымскими татарами.

В "русском Крыму" существует традиция: военные вертолеты низко кружат над домами во время облав и мероприятий, связанных с трагическими событиями в истории крымскотатарского народа. Они делают это без видимых причин – просто, чтобы в домах крымских татар дрожали стекла.

Я не знаю, сколько людей в Крыму должны быть убиты, изгнаны и лишены человеческого достоинства до того, как мир, когда-то победивший фашизм, встанет на защиту крымских татар.

Международное сообщество могло бы, например, ввести специальные санкции, чтобы наказать Россию за возвращение нацистской практики в Европу.

Я знаю, что пока это не сделано, ситуация ухудшается катастрофически. И спустя годы многие люди почувствуют стыд за то, что молчали сегодня.

Айдер Муждабаев, для The Guardian

Перевод Захиды Адыловой

powered by lun.ua

Кто должен защитить украинские субботние школы за границей?

Древесина "для своих". Какие риски скрываются за бесконечными аукционами

Обязательность вакцинации против COVID-19: почему в список включили работников отдельных организаций

Цена аграрной "тени" – более 250 миллиардов гривень

Чем украинские стартапы могут заинтересовать европейских инвесторов

Внутренний код Армии