Как Зеленский не оправдал надежд Путина на нормандской встречи

Среда, 11 декабря 2019, 16:00

Многие опасались, что во время встречи в нормандском формате Владимир Зеленский в силу небольшого опыта в проведении переговоров на международном уровне не сможет отстоять национальные интересы и под давлением лидеров других стран пойдет на поводу у Российской Федерации.

Однако президент Украины сумел сгладить "острые углы", противостоять прессингу со стороны Путина и даже навязать России свою позицию, склонив на свою сторону Эмманюэля Макрона и Ангелу Меркель. Зеленский действовал интуитивно и показал себя настоящим дипломатом.

Модель поведения Зеленского не оправдала ожиданий РФ

Модель поведения Владимира Зеленского оказалась неожиданной для иностранных партнеров – он не стал вести переговоры с позиции "просящего о помощи", а наоборот – говорил настойчиво и не показывал слабости (хотя отдельные взгляды выдавали высокий градус взволнованности).

Он приводил четкие аргументы и озвучивал четкий план, который при этом был согласован с лидерами Франции и Германии. Ангела Меркель и Эммануэль Макрон не опровергали тезисы украинского президента, а после закрытых переговоров, очевидно, заняли его позицию.

При этом в начале лидеры Германии и России чувствовали себя более уверенно: вопрос опыта в таких условиях играет большую роль. Но Зеленский проявил больше адаптивности и умение "играть от ситуации": отвечал на русском и украинском, вел активную дискуссию с журналистами, был улыбчивым.

За счет такой маневренности ему удалось сгладить "острые углы" и с самого начала дать понять другим участникам саммита, что он приехал в Париж с конкретными требованиями и предложениями.

Нужно отметить ассертивность (независимость от внешних влияний) президента Украины, который, несмотря на предложения Путина по поводу формата переговоров и внедрения формулы Штайнмайера, выразил свое несогласие и не допустил, чтобы последнее слово осталось за РФ.

В то же время, Зеленский был весьма лоялен к предложениям других участников саммита и не провоцировал конфликт: даже в острых ситуациях. Это разбивает убеждение некоторых людей о его слабой стороне – дипломатии.

На данной встрече Зеленский показал себя хорошим дипломатом, потому что оказался самым гибким.

Читайте также:

Первая нормандская: как и в чем Зеленский победил Путина на саммите в Париже

Нормандия 2019 состоялась. Первая реакция соцсетей

Зеленский – лидер нации, Путин – властелин страны

Очевиден контраст между поведением Зеленского и Путина во время саммита.

Президент Украины чаще употреблял местоимение "мы", обращаясь к присутствующим как лидер своего народа. В то же время, Владимир Путин вел себя, как монарх, властелин своего государства. Его риторика сводилась к управлению и демонстрации силы: чего "я" хочу, как "я" считаю нужно делать.

И даже то, как президенты Украины и РФ приехали на переговоры, крайне отличалось. Зеленский приехал на обычной иномарке – как рядовой чиновник, который заинтересован в решении государственных вопросов в первую очередь. Президент РФ воспользовался дорогим и "безопасным" автомобилем. Это, к слову, свидетельствует о боязни Путина за свою жизнь.

Иностранные партнеры при этом положительно восприняли Зеленского. Приветствие лидера Франции с Зеленским было более теплым: контакт и прикосновения более длительными.

Хотя многие обманулись, увидев объятия и поцелуй Макрона с Путиным. В этом случае инициатива "теплой встречи" была со стороны лидера РФ. Воспринимать контакт Макрона и Путина как показатель тёплых дружеских отношений – ошибочно. Это – всего лишь проявление гибкости французского президента в политике с Россией.

Политический бэкграунд

Во время саммита – у каждого была своя роль и свой личный интерес.

Макрон был заинтересован стать медиатором в этой истории, чтобы реализовать себя как политик, который повлиял на урегулирование военного конфликта в Украине.

Ангела Меркель действительно заинтересована в восстановлении мира в Украине, но не ради самой идеи, а в связи с политическими интересами собственной страны. Ее позиция от позиции Макрона отличается тем, что, взаимодействуя с Украиной и РФ одновременно, Германия будет иметь большие преимущества. В первую очередь – экономические.

Путин заявлял только свою позицию: что он хочет изменить. Он не приехал на саммит договариваться и торговаться, а лишь выяснить, сможет ли он продавить свою идею, будет ли сопротивление.

При этом Зеленский дал четко понять свое несогласие с предложениями Путина: мимикой, речевыми оборотами. Он смог повлиять на риторику Путина.

В этой истории есть еще одна точка влияния – бывший президент Украины Петр Порошенко, который накануне нормандского саммита чуть ли не обвинил Зеленского в сдаче национальных интересов и стал одним из идеологов протестов на Майдане.

Такой политический бэкграунд дал оппоненту украинского президента Владимиру Путину большой диапазон для маневров. В частности, он мог использовать эти события в Киеве, чтобы надавить на Зеленского и выставить Украину в негативном свете.

Украинский президент сам попытался обратить внимание митингующих на указанные риски. Впрочем, когда активисты осознали, что Владимир Зеленский придерживается национальных интересов, "майдан" самораспустился и митинги не продолжались.

При этом сам Порошенко в этой же ситуации, во время таких же переговоров, я уверен, построить нормальный диалог не смог бы. Петр Порошенко, как и Владимир Путин, привык вести диалог только с позиции силы, и это – проблема.

Спартак Суббота, специально для УП

Колонка – матеріал, який відображає винятково точку зору автора. Текст колонки не претендує на об'єктивність та всебічність висвітлення теми, яка у ній піднімається. Редакція "Української правди" не відповідає за достовірність та тлумачення наведеної інформації і виконує винятково роль носія. Точка зору редакції УП може не збігатися з точкою зору автора колонки.



powered by lun.ua
Подпишитесь на наши уведомления!