Кто есть кто на диване президента. Леонид Кучма. Часть первая

Пятница, 6 декабря 2002, 10:48
УП начинает публиковать книгу "Кто есть кто. На диване президента Кучмы" Николая Мельниченко. Каждый день мы будем публиковать по несколько глав книги. Поскольку она выпущена тиражем 60 тысяч экземпляров, то вряд ли будет доступна каждому желающему. Теперь все имеют возможность распечатать избранное из собрания майора Мельниченко и собрать свой собственный экземпляр книги.

УВАЖАЕМЫЕ СООТЕЧЕСТВЕННИКИ!

Я представляю вам первый сборник документов, подготовленный на основе записей разговоров в рабочем кабинете президента Украины Леонида Кучмы, деятельность которого документировалась мной на протяжении двух лет. Подлинность записей удостоверена экспертизами лаборатории Федерального бюро расследований США, и не оспаривается нигде в мире, кроме как официальными властями в самой Украине.

Сторонники Кучмы обвиняют меня в государственной измене. Поверьте, решение задокументировать разговоры президента, а затем обнародовать записи и уехать из страны, было невероятно тяжелым. Десятки ночей я не спал, отвечая себе на вопрос, правильно ли я делаю.

Попробуйте поставить себя на мое место. Когда я пришел на работу в подразделение охраны Кучмы, чиновники администрации президента казались мне серьезными и принципиальными государственными мужами. Передо мной оживали всем знакомые телевизионные образы. Но проводя много времени непосредственно рядом с охраняемыми объектами, я очень быстро испытал настоящее потрясение. Они вели себя гораздо грубее и мыслили гораздо примитивнее, чем большинство моих знакомых и друзей — простых людей. Лексикон и интересы наших чиновников были аналогичны бандитским.

"Наезды", "разборки", "бабло", "замочить", "опустить", "кинуть" — это наиболее приемлемые выражения из потока матерщины. Президент Украины, никого не стесняясь, принимал роскошные подарки, обсуждал детали нелегальных финансовых операций, приказывал уничтожить своих политических оппонентов — зачастую простых людей, которые не побоялись критиковать действия властей.

Это было потрясение. Я не хотел жить с раздвоенным сознанием. Я офицер, моя задача - обеспечение государственной безопасности, я присягал на верность народу Украины. И я понял, что самая большая угроза моему народу - это система власти, продажная, интеллектуально ограниченная, работающая только на себя, которая ради самосохранения готова лгать и убивать. Эта система несостоятельна с профессиональной точки зрения - и одним из аргументов является то, что я в течение ряда лет без всяких помех записывал разговоры в самом охраняемом кабинете государства. Охрана была столь безалаберна, что под диваном Кучмы можно было спрятать, условно говоря, не только диктофон, а полагаю, целый музыкальный центр.

Я далек от мессианства, я не считаю себя избранным, который призван "изгнать торговцев из храма". Я выполнял свой служебный долг, когда установил диктофон в кабинете президента. Тем более, что согласно процессуальным нормам, аутентичная запись преступления может выступать доказательством в любом суде.

Вначале я полагал собрать несколько записей и передать их в суд. Однако по изучении разговоров Кучмы с подчиненными, стало очевидно, что судебная система контролируется президентом, точно также как и все руководство правоохранительных органов. Круговая порука, при которой улики против преступника возвращаются к нему же в руки. Я не видел другого выхода, кроме как передать записи авторитетному политику, и покинуть страну.

Я обратился к Александру Морозу потому, что его оппозиция властям вызывала наибольшее раздражение Кучмы. Судя по записям, в Украине, по счастью, есть политики с достойной репутацией, на которых подручные Кучмы не могут подготовить компромат. Мороз - один из таких политиков, к тому же он лидер крупной партии и фракции в Верховной Раде.

Признаюсь, был уверен, что Кучма, осознав, что теперь система власти, которую он строил, оказалась разоблачена, попытается найти какой-либо политический компромисс с оппозицией. Назначит, как минимум, досрочные выборы и подаст в отставку. Однако Кучма не меняется и ничему не учится. Он предпочел остаться президентом, с которым уже два года предпочитают не здороваться лидеры ведущих стран Европы и Америки.

Прочитав эту книгу, вы поймете механизм современной украинской власти. Власти, которая тяжело больна, и нуждается в хирургической операции по удалению главного источника болезни - к сожалению, это глава государства.

Прошу прощения за сохранение в книге некоторых матерных выражений. Они оставлены только там, где иначе текст утрачивает связность и логику. По-другому наша властная "элита" не изъясняется. Русский язык в качестве единого выбран потому, что суржик, на котором изъясняется президент и большинство его посетителей, к нему все-таки ближе. Также я немного откорректировал стилистику отдельных фраз, а именно - согласование времен и родов, которые зачастую путают собеседники. Материалы для каждой главы подобраны из различных записей, которые появились, либо скоро появятся в звуковом варианте в Интернете. Подборка характеризует личности Кучмы и его команды.

Я публикую эти материалы не ради гонораров. Я хочу, чтобы у меня на родине все понимали причины, по которым мне пришлось уехать.

Я пишу, чтобы вернуться.

Николай Мельниченко

ЛЕОНИД КУЧМА

Президент Украины. Основной фигурант "кассетного" скандала и всех политических кризисов последних восьми лет. Кучма зарекомендовал себя как выдающийся аппаратный работник, но о его компетентности как главы государства можно судить по состоянию дел в стране. Украинская экономика находится на одном из последних мест в Европе, реальные доходы населения по сравнению с 1990 годом снизились в 10 раз.

Международные финансовые эксперты считают, что инвестиции в Украину более рискованы, чем во многие азиатские и африканские страны. Отечественные и зарубежные предприниматели, которые работают на украинском рынке, открыто заявляют о чрезвычайном уровне коррупции чиновников, - ни один пустяк не делается без "подарка". Политическая система в стране, по официальной оценке лидеров Европейского союза является "игрой в демократию".

О Кучме пишут и говорят неизмеримо больше, чем о любом другом украинце. В стране, где персонификация власти приобретает масштабы идолопоклонства, по-другому быть не может. Чем же оправдано со стороны всех телеканалов и сотен газет почитание президента, которому по всем социологическим опросам доверяет не более 5% граждан, а 45-50% выступает за его отставку?

Ответ можно найти в записях Николая Мельниченко. Вот о чем говорят высшие чиновники, когда перед ними нет телесуфлера. Вот что они делают, когда им не надо разыгрывать на публике роли благодушных "отцов нации". Вот истинный уровень интеллекта и культуры, когда речи их пишут не опытные писаки, а непосредственно диктофон.

После ознакомления с большим объемом записей, становится понятно, что не стоит поспешно призывать к суду над Кучмой. Вначале нужна судебно-психиатрическая экспертиза. Мания преследования, постоянный страх заговоров, многочасовое ежедневное изучение всех аспектов жизни сотен людей по материалам оперативного наблюдения, резкие и внезапные вспышки гнева, полная неспособность спокойно воспринимать критику. Он не верит людям, потому что привык верить только данным "прослушки". Он приказывает убивать, потому что боится диалога.

Кучма - аппаратчик советской школы, его жизненные стереотипы сформированы командно-административной системой, и узлы проблем он привык не распутывать, а рубить. Записи показывают византийскую атмосферу взаимных доносов чиновников, неуклюжие попытки завоевать благосклонность владыки, подношения роскошных "подарков" и физическое уничтожение диссидентов. В стране прогрессирует только карательная система. Кучма неспособен осознать, что политическое взаимодействие и гражданский мир нельзя наладить с помощью шпионажа, и что рейды налоговой милиции не способствуют подъему бизнеса.

ИЗБРАННЫЕ АФОРИЗМЫ

"Ты посади его к уголовникам, пускай..."
Об арестованном бизнесмене Борисе Фельдмане

"Почему на государственном уровне только я гавкаю на Россию - уже несколько заявлений сделал?"
О необходимости установить прагматичные отношения с Россией

"Или ты, бл…, в тюрьме будешь сидеть, или ты должен дать голоса"
О методике агитации председателей колхозов на президентских выборах

"Это ж подонки твои судьи! Я должен ехать к ним и давать свидетельства! Поэтому возьми этого судью, за яйца подвесь, пусть повисит одну ночь"
О решении донецкого судьи вызвать Кучму в суд в качестве свидетеля

"Какая-то мания, бл…. Уже даже политбюро, а он как Леонид Ильич Брежнев. Такой орган высокий"
О лидере СДПУ(О), ныне главе администрации президента Медведчуке, ежедневно мелькающем на всех телеканалах

Уже после начала "кассетного" скандала весь мир смог удостовериться из первых уст, что человеческая жизнь для Кучмы - это расходный материал. 4 октября 2001 года украинские военные уничтожили пассажирский лайнер, погибло 78 человек. Комментарий Кучмы этой трагедии для телевидения прозвучал еще циничней, чем диктофонная запись. Ироничные слова президента Украины: "Бывают трагедии и больших масштабов", с возмущением цитировали все зарубежные средства массовой информации. Украинский МИД принес официальные извинения, но сразу распространилось мнение, что психически полноценный человек так аморально высказываться не может. Записи Мельниченко — это не сенсация. Это диагноз.


ТЕХНОЛОГИЯ БЕСПРАВИЯ

Механизмы удержания власти Кучма разрабатывает самостоятельно. Поскольку популярностью он не пользуется, президент использует правоохранительные органы как основной политический инструмент. Одной записи разговора с главой Налоговой администрации Азаровым, который состоялся между первым и вторым туром голосования на президентских выборах 1999 года, достаточно, чтобы охарактеризовать систему президентской власти в Украине, и степень ее легитимности. Вот так Кучма сидит на "троне". О какой всенародной избранности можно говорить? Демократия по-украински - это очень жестокая игра.

КУЧМА: Ты должен собрать всех своих, бл..., налоговиков, по районам - ну, хотя бы областным. И предупредить: кто в районе проиграет выборы, тои после выборов работать не будет. Ни одного не оставим. Ты ведь должен сесть с каждым председателем (колхоза — Ред.), и сказать: "Или ты, бл..., в тюрьме будешь сидеть, или ты должен дать голоса". Так или нет?

АЗАРОВ: Я понимаю, все будет.

КУЧМА: Я сейчас скажу Кравченко. А ты потом скажешь, чтобы они вместе, с каждым председателем колхоза...

АЗАРОВ: Хорошо, от начальников райотдела?

КУЧМА: (по телефону говорит с Кравченко): У меня Азаров. Значит, тут же такой механизм работы. У них практически на каждого председателя колхоза есть дело (уголовное – Ред). Их надо в каждом районе собрать, чтобы начальник милиции и начальник налоговой службы... И сказать: хлопцы, если вы не даете столько, сколько надо, то завтра вы все будете там, где вам надо... Ну, надо собрать кроме западных областей (Западная Украина не поддерживала конкурента Кучмы во втором туре коммуниста Симоненко - Ред.). А эти, центральные - Херсонская, Кировоградская, Черниговская, эти области надо... Чтобы они четко знали, играться мы больше не будем. Эти ж суки председатели колхозов... Я вчера сказал, все ж помещики-бароны. После выборов самый жестокий порядок. Мы не должны расслабляться.

Второе, мы должны выиграть с хорошим преимуществом. Это тоже важно. Понимаешь. Когда говорят - там два-три процента, это не выигрыш. Потому мы должны так, чтоб те сели на одно место и сказали: "Сегодня протестный электорат, - это же те, что голосовали за тебя. В демократических странах президенты, чтобы выиграть выборы обращаются к народу. А украинский президент обращается к главе Службы безопасности Деркачу".

КУЧМА: Милиция серьезно должна поработать, значит, налоговая... Надо, чтоб с каждым председателем колхоза, в каждом селе приехал налоговик и сказал: дорогой товарищ, ты ж прекрасно представляешь, сколько у нас материалов для того, чтобы ты завтра оказался в местах не столь отдаленных... А там же на каждого председателя колхоза можно найти более чем достаточно... Да или нет? Наверно да. Поэтому милиция, значит. Служба... все они должны, значит, распределиться и серьезно поговорить с каждым председателем колхоза. Это они, стараются, значит, устраивают... Село ж там голосует против. С церковью надо еще раз серьезно поговорить, чтобы они соответствующие мероприятия проводили. Более, так сказать, активно.

Подручные Кучмы отчитываются, как им удается манипулировать результатами голосования. При этом Деркач рассказывает, что несмотря на якобы "всеобъемлющую поддержку", которую получил Кучма, люди голосовали за других кандидатов, несмотря на все угрозы. СБУ славится строгой дисциплиной, но даже сотрудники Деркача на самом деле проголосовали за оппозицию.

ДЕРКАЧ: Мы после выборов почистим это... Ну, скажем, если воинская часть стратегического назначения, напрямую подчиняется СБУ. Вся за Морчука! Вся за Марчука! (Нынешний секретарь Совета национальной безопасности Марчук в 1999 году был соперником Кучмы на президентских выборах — Ред.). Институт сухопутных войск... Я думаю, что, Леонид Данилович, надо дать прямое задание Генеральному прокурору, он дал на места... Вот там, где "закраснело", пусть пригласит председателя колхоза. Для бе-се-ды! Ну, чего мы власть должны терять! Если мы власть, то это же наш инструмент власти, — прокуратура.

КУЧМА: Прокуратура и милиция.

У Кучмы все-таки есть свой стабильный электорат - это заключенные тюрем и лагерей. На всех выборах они почему-то стопроцентно поддерживают власть, которая их посадила и содержит в жутких условиях. Быть может, это идеализм, но скорее...

КУЧМА: Ты знаешь, Медведчук говорил по Виннице там тюрьма есть.

КРАВЧЕНКО: Есть, да...

КУЧМА: И сказал, чтобы голосовали за такого-то...


ГАРАНТ БЕЗЗАКОННОСТИ

Правоохранительная система уничтожена. И звонок "сверху" стал лучшим, а подчас и единственным алиби преступника. Вот как получает приказы наша Фемида, в лице генерального прокурора Потебенько.

КУЧМА: Я вас приветствую, Михаил Алексеевич. В Тернопольской области Зборовский район есть. Глава администрации там был директором птицефабрики. Сегодня прокуратура поднимает вопрос - у него злоупотребления на 12 тысяч гривен - так на целый район скандал... Ну, дадите мне потом. Но пока прыть им поумерьте.

Права на бесправие уже не существует. Судебная система занимает подчиненное положение к исполнительной власти, и подвергается мощному давлению властей. В беседе с Кравченко президента возмущает малейшая самостоятельность судей.

КУЧМА: Там же Бойко, падлюка (бывший председатель Верховного суда - Ред.). Я ж передал дело в другую область, так Верховный суд. Бойко взял и отменил.

КРАВЧЕНКО: Ну с Бойко надо решать что-то. Я думаю, что вы план уже имеете, его надо выгонять. Вы же знаете под кем судебная система. Они решают все проблемы (полномочия суда вызывают у Кравченко ярость — Ред.). Каждое дело мы сопровождаем в рассмотрении, и если не берем судью в клещи, или не пугаем, то он ломается...

Не менее красноречивый разговор о судебной системе произошел между Кучмой и губернатором Донецкой области Януковичем. Тема: арест донецкого адвоката Салова, которого милиция схватила только за то, что у него нашли листовки с антипрезидентскими лозунгами. "Дабы другим неповадно было", донецкие власти решили посадить человека в тюрьму по обвинению в... клевете! На тот момент в уголовном кодексе только двух европейских стран - Украины и Беларуси, сохранялись статьи за умышленное распространение заведомо ложной информации.

Кучма лично контролировал ход незаконного процесса, о котором стало широко известно международным правозащитным организациям. Салова продержали восемь месяцев в чудовищных условиях украинской тюрьмы, а затем осудили на пять лет заключения! Выступления украинских и зарубежных политиков, абсурдность жестокого приговора привели к полному оправданию Салова Верховным судом за отсутствием доказательств преступления! Записи свидетельствуют, что издевательства над человеком санкционировал лично президент.


КУЧМА: Я тебя приветствую. Жив-здоров? У тебя есть такое дело по Салову? Адвокат.

ЯНУКОВИЧ: Есть. Он нашебуршил там.

КУЧМА: Пошебуршил. По нему уголовное дело там за распространение неправдивой информации. Это с декабря месяца (1999 года - Ред.). Крутил, крутил ваш судья, и вернули дело назад, и сказали: "Это надо рассматривать не как распространение, а как оскорбление президента". Это ж подонки твои судьи! Я должен ехать к ним и давать свидетельства! Поэтому возьми этого судью, за яйца подвесь, пусть повисит одну ночь.

ЯНУКОВИЧ: Понял. Мы разберемся.

КУЧМА: Судьи вообще, бл...

ЯНУКОВИЧ: Ну, они подонки. Председатель суда у меня там не надежный. Его надо менять.

КУЧМА: Ну я думаю, теперь вы разберетесь, чтоб он на всю жизнь запомнил.


СБОРЩИК

Кучма замкнул на себя контроль над основными институтами государственного управления. Он стал хозяином "всего". Он и гарант, он и арбитр, он получает миллионные дивиденды только за несколько слов, брошенных по телефону. "Подарки" сыпятся на него со всех сторон. Почему-то большинство посетителей и собеседников считают, что к президенту нельзя обращаться с пустыми руками. Ну и заносят сувениры. Кто антиквариат, достойный Эрмитажа, кто пакет акций гигантского завода.

При этом Кучму нельзя назвать менеджером или коллекционером. Он всегда предпочитает политическую эффективность экономической целесообразности. Вместо открытой приватизации с привлечением зарубежных инвесторов и реальных денег в бюджет, Кучма раздает государственное имущество приближенным олигархам, чиновникам, членам семьи. Запись разговора с губернатором Сумской области Владимиром Щербанем, осень 2000 года.


ЩЕРБАНЬ: Относительно приватизации акционерного общества, Леонид Данилович. Тут я сейчас коснусь одной темы - "Химпром" наш сумской (одно из крупнейших производственных объединений страны — Ред.). Значит, это очень интересное предприятие. Оно единственное у нас, которое делает суперфосфат, нет такого ни в России, ни в западном регионе. Оно будет приватизироваться, мы боимся, что его растянут неизвестно кто (мысль продать завод солидному инвестору собеседникам в голову не приходит — Ред.). Есть предложение такое. Я все равно вам благодарен буду за работу и так далее. Я хотел бы, чтобы кто-то принимал участие в этом проекте из ваших (приближенных — Ред.). Я готов 25 процентов отдать, и одну акцию "золотую" (контролирующую - Ред.), кому скажете. И по каждому предприятию, какое интересно, мы отдадим, кому скажете. Пусть детям и внукам, это все равно жизнь, Леонид Данилович.

КУЧМА: Я Ющенко (премьер-министр - Ред.), Бондарю (глава Фонда государственного имущества — Ред.) и вам написал, что приватизацию проводить по согласованию с губернаторами. Получил? Работай.

ЩЕРБАНЬ: Я также письмо дам. Я тогда по "Нефтепродукту" (также крупное предприятие - Ред.), я тоже акции кому скажете дам.


Каждый посетитель кабинета ищет способ удивить президента чем-нибудь ценным и изысканным. Вот мэру Одессы Руслану Боделану в мае 2000 года эта ответственная миссия успешно удалась.

БОДЕЛАН: Побеспокоил вас. Держите вот. Вот это унция золота (мера измерения драгоценных металлов, порядка 30 грамм-Ред.).

КУЧМА: Да? Ну, это видно. Чья это? Стандарт кокой-то?

БОДЕЛАН: Да, это стандарт унции.

КУЧМА: Ух ты! Тут еще и женщина!

БОДЕЛАН: Да, как женщину, ха-ха. Людмиле Николаевне (жене Кучмы - Ред.) я привез, как говорят специалисты, одну очень серьезную вещь.

КУЧМА: Ну ты даешь!

БОДЕЛАН: Говорят, это XVIII век, не то Испания, не то Италия, с какой-то своей родословной и прочее. Я думаю, что только жена президента имеет право с нее есть потому, что остальным это...

КУЧМА: Хе-хе-хе. Ладно, спасибо. Ну, как дело?

БОДЕЛАН: Леонид Данилович, если можно, ну, такой вопрос -и экономический, и финансовый, и прочее. Я вам потом хочу еще одну просьбу высказать. Это вот, скажем, есть такое, наклевывается вот (шелестит бумагами, передает Кучме — Ред.) Финансируют это, конечно, хлопцы из-за границы, а работают с моим сыном. Я почему решил с вами поговорить. Если вам понравится, тогда вы скажите.

КУЧМА: (изучая бумаги): Ну, какую-то программу под эти деньги.

БОДЕЛАН: Ну, так мы готовы сделать вклад в любое дело, какое - вы скажите просто. Наличными хотите?

КУЧМА: Не-е! То... Надо кокое-то дело.

БОДЕЛАН: Ну, так как скажите. Единственно, чтобы я знал, с кем работать. Тот раз, вы помните, был Пустовойтенко. Вы ему сказали, Пустовойтенко все сделал, а сейчас я не знаю...

КУЧМА: Ну, с Литвином. Кому я должен поручение еще дать?

БОДЕЛАН: Да тут, Леонид Данилович, не нужно даже писать. Это просто нужно кому-то сказать, что, вот, работай (всего унция золота, и некий коммерческий проект, без всякого технико-экономического обоснования получает государственную поддержку - Ред.).

Скромный слуга народа не стесняется принимать многомиллионные дары, достойные музейных экспозиций. Запись разговора Кучмы с неизвестным бизнесменом, чей голос продолжает идентифицироваться, свидетельствует о том, что у Кучмы дома подобралась шикарная музейная коллекция. В приложение к драгоценному сувениру щедрый незнакомец передал описание экспоната в солидных выставочных каталогах. Гость проявил редкую деликатность, вручив подарки уже после обсуждения своих деловых запросов.

НЕИЗВЕСТНЫЙ: В прошлом году из Италии притащил вот эту вот (слово неразборчиво). Выдурил его у этого, антикварщика одного. И было принято решение, что дарим вам (слово неразборчиво).

КУЧМА: Ко дню Независимости дар президенту и естественно, президент подарит ее в музей, или как будет решено.

НЕИЗВЕСТНЫЙ: Это уникальная вещь. В 350 тысяч оно оценена, и я привез. К тому же это первый случай, когда к вам завозят Эрмитаж. Леонид Данилович, это ж наш подарок вам, чтобы вы распорядились этой вещью. Сказали, что это раритет. Уникальнейшая вещь. Леонид Данилович, я вам принципиально скажу. Мне уже предсказывал один какой-то (одно слово неразборчиво). Она не должна быть у меня. Она должно быть в Украине. Леонид Данилович, вот эти вещи стоят столько, сколько вы скажете. Никогда они нигде не продавались. Вы скажете миллион - миллион. Пять — пять. Оно так стоит.

КУЧМА: (тяжело вздыхает)

НЕИЗВЕСТНЫЙ: Леонид Данилович, я знаю, что если самому не сказать, так никто может и не заметить. Вот список всего того, что я подарил за последние три года. Это неоспоримый факт. Это действительно. Я не претендую на мецената, на спонсора, но я это действительно делал. (Бизнесмен оставляет подарки Кучме, разговор заканчивается по-дружески - Ред.).

Судя по записям, "подарки" для Кучмы не являются выражением благодарности за доброе внимание или звонок нужному человеку. Ведь стоит ему захотеть, он и так получит все, что надо - Украина страна богатая, на президенте не экономит. Взятки стали частью "дворцового" обычая, элементом ритуала. Интересно было бы взглянуть на собрание личных "подарков" Кучмы, которое ежедневно обновляется драгоценными подношениями. Разговор Кучмы с Януковичем 12 мая 2000 года.

ЯНУКОВИЧ: И политически было бы очень сильно, Леонид Данилович, если бы вы подписали указ о создании музея промышленности на Украине, в Донецке. Пусть там, грубо говоря, три копейки под это дело, там будет выделено, мы сами там будем заниматься, но это будет история.

КУЧМА: Хорошо, давай.

ЯНУКОВИЧ: История президента Кучмы.

КУЧМА: Ну, брось ты. (Когда его достоинства оценивают "должным" образом, Кучма не обижается. Учитесь губернаторы, тонким пиар-ходам! Теперь вы понимаете, почему Кучма симпатизирует честному Януковичу! - Ред.)

ЯНУКОВИЧ: Леонид Данилович. Я вам дарю "Голанд-Голанд".

КУЧМА: Что такое?

ЯНУКОВИЧ: "Голанд-Голанд" — лучшее ружье в мире. Да, "Голанд-Голанд"! Значит, я уже был у Людмилы Николаевны, отвез, оно там. (Взятка с доставкой на дом! Гениально! Янукович — самый "непотопляемый" губернатор! — Ред.).

Продолжение следует



powered by lun.ua