Алексей Гарань: "Оппозиции невыгодно сначала выставлять единого кандидата..."

Среда, 19 марта 2003, 15:17
В обществе не заметно оживления в связи с объявленным всенародным обсуждением инициатив Кучмы. Понятно почему - тема прямо затрагивает только политически активную часть населения.

УП, как издание, посвященное почти исключительно политике, решила активно приступить к выполнению наставлений президента. Объявляем "всенародное" обсуждение на страницах нашего издания.

Мы уже изучили вопрос о демократичности и готовности Украины к проведению прямых референдумов. Планируем исследовать тему двухпалатных парламентов. И, конечно же, с удовольствием предоставим слово политикам и политологам, которым есть что сказать по этому поводу.

О том, насколько Украине необходим двухпалатный парламент, зачем все это президенту нужно, а также о предстоящей президентской кампании, рассказал УП профессор политологии "Киево-Могилянской Академии", директор школы политической аналитики при НаУКМА, известный украинский политолог Алексей Гарань.


- Скажите, как бы вы прокомментировали предложенные президентом изменения в Конституцию Украины?

- Если сжато формулировать предложения, внесенные президентом, то я бы сказал, что все, что есть здесь положительно - это результат влияния оппозиции. Под позитивом я имею в виду формирование правительства парламентом и его подотчетность парламенту, назначение премьер-министра с согласия парламента.

Но, к сожалению, многое другое, что есть в этом документе, является отрицательным, поскольку это в значительной мере является перепевом референдума по так называемой "народной инициативе", проведенного в апреле 2001 года. Первые подозрения относительно реальной сути предложений президента появились тогда, когда он выступил по телевидению. И теперь они подтверждаются. Когда мы анализируем полный текст предложенных изменений, то видим целый ряд положений, свидетельствующих, что реально власть переходит от парламента к президенту и к создаваемой второй палате.

Почему? Можно проанализировать несколько положений.

Во-первых, предложение о том, что выборы президента и выборы органов государственной власти и органов местного самоуправления проводятся на протяжении одного года. В западных странах, большей частью, эти выборы разводятся во времени. Делается это специально для того, чтобы одна политическая сила не контролировала весь механизм государственной власти. Так как, если выборы проводятся на протяжении одного года, приблизительно в одно время, то тогда расположение духа населения политически фиксировано, и он избирает одну политическую силу, которая и будет все контролировать.

Если говорить о полномочиях, которые будут предоставляться верхней палате, то сформулировано, что в палату избираются по три представителя от каждой области. Мы можем представить, какие будут избирательные округа. Это будут чрезвычайно большие округа. А в больших округах будут иметь перевес те, кто будет иметь доступ к административному ресурсу.

Таким образом, оппозиция в Палате Регионов представлена не будет, и эта палата будет контролироваться властью. Если мы посмотрим на полномочия, то увидим, что много из настоящих полномочий Верховной Рады "плавно перетекают" к верхней палате.

В частности, она будет давать согласие на назначение и освобождение с должности Председателя Счетной палаты, Уполномоченного по правам человека, Главы Национального банка, половины состава Совета Национального банка, половины состава Национального Совета Украины по вопросам телевидения и радиовещания, членов Центральной избирательной комиссии, половины состава Конституционного Суда, согласие на назначение Генерального прокурора.

Фактически, нижняя палата, которая будет избираться на пропорциональной основе (то, чего требует оппозиция), будет лишена всех этих полномочий. Итак, это снова приведет к усилению административного ресурса. Кстати, еще не ясно, что имеется в виду под пропорциональными выборами, так как мы имеем законопроект Гавриша, называемый пропорциональным, а, на самом деле, это своеобразная версия мажоритаризма.

Не надо забывать о том, что верхняя палата будет иметь право вето, а для того, чтобы его преодолеть, нижняя палата должна будет собрать две трети голосов. Все это указывает на то, что парламент будет в значительной мере лишен реальной власти. Таким образом, текст этого законопроекта подтверждает тот скепсис, который возник, когда президент представлял свои предложения.

- Для чего нужен двухпалатный парламент? Какие его "плюсы" и "минусы"?

- Политология, в массе, отмечает такие преимущества и недостатки двухпалатного парламента. Плюс состоит в том, что обсуждение законопроектов становится более взвешенным, то есть это будет определенное сбалансирование разных интересов. И, конечно, вторая палата нужна там, где есть федерация, так как вторая палата представляет интересы разных регионов. Минус состоит в том, что это все усложняет процесс принятия решений.

- Можете ли Вы сказать, в каких странах, которые не являются федерациями, работает двухпалатный парламент?

- Очень много стран имеют двухпалатный парламент, даже, те страны, которые не являются федерациями. Это скажем и Франция, и Италия (это сложилось исторически), но, вместе с тем, есть целый ряд стран, которые имеют однопалатный парламент, например, Швеция, Греция, Дания, Португалия. Больше того, шведы когда-то имели двухпалатный парламент, но с течением времени отменили вторую палату.

- Как Вы считаете, есть ли потребность в Украине вводить двухпалатный парламент?

- С теоретической точки зрения нет препятствий для того, чтобы ввести в Украине вторую палату, но, вместе с тем, Украина не является федерацией, то есть, вторая палата не является обязательным элементом.

Я думаю, что при тех реальных условиях, которые мы имеем, надо быстро принимать законы, так как нельзя затягивать до бесконечности процесс реформирования экономики и политической системы. Реально внедрение второй палаты приведет к тому, что процесс принятия законов будет усложнен, а это нам не нужно.

А в том виде, в котором это предлагает президент, то это вообще практически перечеркнет все полномочия нижней палаты.

- Каковы, по Вашему мнению, перспективы прохождения этого законопроекта через Верховную Раду?

- Сразу хочу сказать, что никакое вынесение изменений на референдум и их принятие референдумом не будет легитимным без согласия Верховной Рады. Это известное решение Конституционного Суда.

Мне кажется, что сейчас этот законопроект в том виде, в котором он представлен, не имеет никаких шансов. А приниматься на референдуме он тоже не будет. Это, в принципе, возможно, но только после принятия парламентом. Хочу сказать, что наш Конституционный Суд в 2001 году снял два опаснейших вопроса для украинской демократии: вопрос об утверждении на референдуме Конституции и о роспуске Верховной Рады того созыва, то есть он четко сказал, что это является неконституционным.

- А зачем же законопроект тогда подавали?

- Знаете, иногда мне кажется, что наша власть делает настолько некорректные шаги, что она сама подставляется под критику. То есть, оппозиции лучшего нельзя и придумать, чем раскритиковать предложенные полномочия второй палаты и объяснить всем депутатам, где тогда будет реальная власть.

Можно сделать несколько предположений. Первое – что власть реально не просчитывает, что она делает. Второе – что власть не имеет достаточного интеллектуального потенциала. Третье – власть думает, что она сможет не считаться с депутатами Верховной Рады и с общественным мнением. Четвертое – что власти какие-то реальные законодательные изменения не нужны, ей нужна "говорильня" в парламенте: стычка интересов, провоцирование конфликтов, обвинения оппозиции в том, что она не хочет настоящих демократических изменений.

То есть, власть здесь рассчитывает, что оппозиция реально не имеет доступа к СМИ, а посему проигрывает информационную войну. Когда президент сказал – обсуждайте, то где обсуждайте? Мы четко сознаем, что на целом ряде каналов есть штатные люди, которые "обсуждают", они определены.

С некоторыми исключениями (Гриценко, Полохало, Дергачев и ряд других), это, большей частью, политологи, которые обслуживают власть, или те политологи, которые по тем или иным причинам подвергают критике оппозицию.

Поэтому, по моему мнению, эта просто технологическая попытка как-то перехватить инициативу у оппозиции, выиграть информационную войну, но я не уверен, что власти это удастся – слишком уж это нескладно делается.

- Все это, конечно, делается под президентские выборы. А какова, по Вашему мнению, возможность того, что власть выдвинет единого кандидата?

- Конечно, что в интересах власти выдвинуть единого кандидата. Но дело в том, что те кандидаты, которые сейчас есть - и Янукович, и Литвин, и Тигипко, и Медведчук имеют очень низкий рейтинг. У меня есть сомнения, что, даже, в условиях административного ресурса, информационной раскрутки, провокаций против оппозиционных кандидатов удастся очень сильно этот рейтинг поднять.

Возможно, власти надо действительно искать какую-то "темную лошадку", более харизматическую личность, раскручивать какой-то новый вариант, но снова же я не уверен, что власть прийдет к согласию относительно единого кандидата. Учитывая разногласия, которые существуют, учитывая инертность мышления, и, я бы сказал, слабый интеллектуальный потенциал.

- Тогда как вы оцениваете возможность выдвижения единого кандидата от оппозиции?

Вы знаете, есть разные технологические схемы выдвижения кандидатов от оппозиции. Я не хотел бы сейчас на этом останавливаться, я считаю этот вопрос несколько преждевременным, и не всегда следует раскрывать какие-то технологические приемы за полтора года до выборов, но в общем я мог бы сказать следующее.

Я не уверен, что оппозиции выгодно выставлять единого кандидата сразу на первом этапе предвыборной борьбы. Я абсолютно убежден, что коммунисты будут выдвигать своего кандидата, я думаю, что это как раз нормально, это будет работать на оппозицию, так как таким образом коммунистический электорат будет оттянут от кандидата власти.

- Тогда возможен вариант второго тура - Ющенко-Симоненко?

- Да, возможен такой вариант. Выдвижение отдельного кандидата от Компартии может быть выгодно оппозиции в целом. Относительно тройки Мороз, Тимошенко, Ющенко, то я думаю, что эти силы могли бы договориться об едином кандидате, но вопрос - на каком этапе? Я не исключаю того, что на первом этапе предвыборной кампании оппозиция может иметь нескольких кандидатов. Для оппозиции важно согласование стратегии.

То есть, здесь не надо делать акцент на том, что оппозиция обязательно будет выдвигать единого кандидата, сейчас надо делать акцент на необходимости согласования стратегии, а стратегию можно согласовывать даже с коммунистами.

Другое дело, что накануне первого тура оппозиция уже может иметь согласованного кандидата. И я думаю, что в первом туре отдельный кандидат-коммунист является технологически нормальным вариантом. Так как он будет забирать голоса не у Ющенко, не у Тимошенко, даже не у Мороза, а он будет забирать голоса протестного электората, русофильского электората, который в противном случае будет голосовать за кандидата от власти.

Условно говоря, избиратель в Донецке, кого он будет поддерживать - Симоненко или Януковича? Если Симоненко снимается, то какая-то часть избирателей может проголосовать за Януковича. Поэтому я думаю, что идея – "давайте сейчас определим единого кандидата", вбрасывается специально, чтобы поссорить оппозицию между собой и отработать определенную технологию на будущие выборы.

powered by lun.ua