166553 перегляди
Понеділок, 21 січня 2019, 06:00

Это первое большое интервью руководителя студии "Квартал 95" Владимира Зеленского после его заявления о намерении принять участие в президентских выборах.

Официально Зеленский не является кандидатом в президенты – он пока не подал документы в Центральную избирательную комиссию.

Мы встретились в большом частном доме на Печерске, где разместился избирательный штаб комика. Это новое трехэтажное здание без табличек. Ничто не указывает на то, что внутри происходит живая политическая деятельность.

На то, что здесь работают "серьезные люди", указывает приличное количество мужчин крепкого телосложения, которые охраняют дом, начиная с улицы.

Серьезных людей внутри действительно хватает.

Журналисты "Украинской правды" заходят в просторную комнату с выходом во внутренний двор. Рядом в маленькой кухней скопилось много людей, которые стоя перекусывают пиццей.

Среди них можно узнать Сергея и Бориса Шефиров – давних деловых партнеров Зеленского в "Квартале".

Здесь же работают десятки СММ-щиков, айтишников, молодых девушек в наушниках с микрофонами, как в колл-центрах.

Через некоторое время в комнату заходит Юрий Костюк – один из сценаристов сериала "Слуга народа".

"Вы не будете возражать, если мы тоже немножко поснимаем вас?" – сразу спрашивает Костюк.

Команда Зеленского ведет нестандартную президентскую кампанию, которая напоминает не политический процесс, а шоу общенационального масштаба.

Их идея заключается в том, чтобы освещать избирательную гонку чуть ли не в прямом эфире в соцсетях и в формате видео-блога, который начнет выходить уже в феврале.

Внезапно в комнате появляется будущий кандидат в президенты. Он очень подвижный, улыбчивый и приветливый.

Перед нами предстал совсем не тот Зеленский, который хамил журналистам программы "Схемы", убегая от неудобных вопросов. Создается впечатление, что это были два разных человека.

"Вы такой активный, в политических кругах говорят, что вы "сидите на коксе", – троллит комика УП.

"Офигенно. Нет, я сижу на белом, но на стуле. Это не кокс, – поддерживает шутку Зеленский. –  Я не употребляю наркотики. Нюхаю кофе, потому что я кофеман. Я очень люблю кофе".

Руководитель студии "Квартал 95" – не самый простой собеседник для интервью.

Его трудно загнать в угол, он жонглирует словами, заговаривает и много шутит.

А еще он прекрасно чувствует свою аудиторию и хорошо понимает, что она хочет от него услышать.

Зеленский – опасный для профессиональных политиков соперник, ведь до конца не понятно, играет он роль кандидата в президенты, или действительно является претендентом на высший пост в государстве.

В этом интервью мы поговорили о новогоднем поздравлении Зеленского, будущем "95 квартала", его отношениях с Игорем Коломойским, его команде, агитации и концертах.

"Я хочу, чтобы в реальном времени люди увидели создание команды, создание программы, съезд, поход в ЦИК"

— Как я понимаю, вы приехали со съемок нового сезона "Слуги народа"?

— Да, я приехал со съемок, сейчас продолжаются съемки "Слуги народа 3". Потом поеду к ребятам в наркологический центр. Мы часто ездим, там крутейшая ассоциация молодых ребят, они занимаются реабилитацией алко- и наркозависимых.

После этого еще раз заеду на съемочную площадку. И завтра, и послезавтра будет сниматься "Слуга народа 3". Поэтому я все еще не политик. Я все еще руководитель студии "Квартал 95".

— Но вы уже заявили, что идете в президенты.

— Да, я заявил. В новогоднюю ночь всех поздравил.

– Странно получается: вы продолжаете сниматься, но уже началась предвыборная кампания. Как вы это совмещаете?

— Мы живем в уникальной стране, где живут и родились очень креативные люди. Может, я – не очень, но у нас такие люди! (смеется) Мы живем в такое время, когда невозможно заниматься чем-то одним.

Поэтому я пытаюсь объединить в себе все, что могу – профессию и социальную миссию. Сейчас я начал заниматься политикой с моими близкими людьми и людьми, которых я лично не знаю, но они уже присоединились к нашей команде.

Я считаю, что мы все выполняем социальную миссию.

Наша главная миссия – привести в политику нашей страны абсолютно обновленных, свежих, порядочных людей, которым не наплевать.

 
Зеленский – опасный для профессиональных политиков соперник
все фото: Эльдар сарахман

— Избирательная кампания – это серьезная работа с избирателями. В нее надо все-таки войти. Когда вы собираетесь отодвинуть съемки сериалов на второй план и заняться политикой?

— Я завершу съемки "Слуги народа 3", думаю, в ближайшие пару недель. После этого полностью займусь политическим направлением.

Ну, как полностью... Я не могу бросить "Квартал". Вы тоже должны понять, что пока я не стал политиком на 100%, 300 семей за моими плечами. Я не могу бросить людей.

— Когда вы заявили, что идете в президенты – это же не было спонтанное решение, что вдруг в Новый год все меняется. Вы же могли взять отпуск на период кампании.

— Отпуск – классная идея. Не уверен, что эту идею одобрят мои коллеги. Потому что, как только я ухожу в отпуск, сразу все у нас начинают работать... как вам сказать, пацаны обидятся, но они начинают сразу "скорочувати свій робочий день" (смеется).

— Погодите, так как же вы идете в президенты?

— На самом деле я шучу. Там профессиональные люди. Естественно, я уже передаю понемногу полномочия – независимо от результатов этих выборов. Это правильно делать сейчас, чтобы не остановились процессы производственные.

— Когда вы понесете документы в ЦИК? Будет ли у вас съезд партии?

— Съезд партии будет. Хотите, чтобы я вам прямо все открыл? Мы хотели такой сюрприз сделать. (пока Зеленский отвечает, Юрий Костюк громко предлагает ему: "Давайте их пригласим").

...Мы можем вас пригласить, хотите?

— Где он будет проходить?

— Здесь будет съезд. Вы никогда таких съездов партии не видели.

— А пресса сюда поместится?

— Нет. А нам не нужна пресса. Объяснить, почему?

— Кулуарно все делаете?

— Нет, нет. Наоборот, открыто. Мы переходим с вами к стратегии нашей кампании. Хорошо, все открою. Но можно пока дату, когда я иду в ЦИК, не говорить? Давайте, я вам объясню, в чем суть, и вы тогда поймете.

Loading...

Я очень хочу открытую предвыборную кампанию. Открытую. Я хочу, чтобы в риал-тайме люди видели все, чем мы занимаемся: создание команды, создание программы, съезд, поход в ЦИК.

Это все мы будем транслировать и показывать. Я считаю, что у нас должна быть открытая страна с открытым правительством.

Это по поводу будущих планов. Я считаю, что начинать нужно с себя. Поэтому я хочу показать всем украинцам наживо, як то кажуть, весь предвыборный процесс.

 
Зеленский: "Как только я ухожу в отпуск, сразу все у нас начинают... "скорочувати свій робочий день" 

"Думаете, это я придумал такой прикол давайте меня покажем, а президента в Новогоднюю ночь двинем?"

— Новогодняя ночь, вы уже сами о ней вспомнили. Кто-то радовался, что Зеленский идет в президенты, другие говорили, что Зеленский поступил неправильно. Даже не так – телеканал "1+1" поступил неправильно, потому что вначале запустили обращение Зеленского, а только потом  президента Петра Порошенко. Чья это была идея?

— Давайте я объясню, как в действительности это все происходило. Конечно же, у меня была тактика заявить о своих намерениях во время высокого телесмотрения нашей программы, так как у нас договор с "1+1", что мы выходим в это время... К поздравлению президента это не имело никакого отношения.

Там вопрос с рекламными блоками – когда, чего они опоздали на несколько минут. Это вообще не ко мне. Мы отдаем "кассету". Внутри этой "кассеты" было зашито мое поздравление.

Важный момент. Я очень хотел, чтобы это был сюрприз для всех и для канала "1+1". Если вы обратите внимание, изучите, а телевизионщики – профессионалы, они быстро поймут, что запись этого обращения была не во время съемок "Вечернего квартала", а во время моего финального концерта 28 декабря в Черкассах.

После концерта, ночью, когда люди уже вышли, мы все записали прямо там. Подготовили похожий свет и вставили внутрь "Вечернего квартала".

— То есть вы настаиваете на том, что на "1+1" не знали о вашем поздравлении?

— Мы же передали кассету, они знали, что там есть мое обращение, какое оно – они не знали. Они это увидели перед эфиром. Но почему такой была длина всего контента, и почему президент был чуть позже... я думаю, что это техническая ошибка.

— То есть вы ни с кем не договаривались, что так должно быть? Ничего не было спланировано?

— Я ничего не планировал, даю слово. Мои ребята, технари, мы это не планировали.

— Очень странно, что на канале, который принадлежит Игорю Коломойскому, так случилось.

— То, что этот канал принадлежит Игорю Коломойскому, мы все знаем. И то, что мы там выступаем, вы тоже знаете. И до этого "Вечернего квартала" мы там работали. Поэтому я вам говорю как есть.

— Это похоже на очень техничную ошибку.

— Парни, не знаю. Я не могу отвечать за канал. Я отвечаю за продакшн студию "Квартал 95". Думаете, это я придумал такой прикол, что давайте меня покажем, а его двинем? Нет, вообще. Мы не имеем отношения к президенту. Мы делали свою программу.

 
Зеленский: "Я ничего не планировал, даю слово"

"Простите – вы считаете, что у меня нечестная агитация?"

— Как вы приняли для себя решение о походе на президентство? С кем вы советовались, сколько времени это у вас заняло?

— Я об этом думаю достаточно долгое время, примерно год. С кем об этом говорил? Прежде всего, это был разговор с моей семьей. Конечно же, все восприняли в штыки.

Доченька моя плакала. Ей 14 лет, и она точно понимает, что это все неспокойствие для нее. И потому что в ее жизни меня очень мало. Сын мой не понял. "Папа, будет что-то странное или хорошее?" Я сказал: "Сынок, все будет хорошо". Жена была в шоке. Все были против.

Родители мои мне звонили. Как звонят родители? "Вова, тебе это не надо. Но люди все говорят – назад нельзя отступать. Вова, проклянут, скажут, что трус. А в семье Зеленских трусов не было". Это разговоры с родителями.

Вторая часть разговоров была с моими близкими друзьями – это актеры студии "Квартал 95". Парни мне давно говорят: "Вова, давай попробуем".

— То есть они подталкивали вас?

— Подталкивали. Это правда.

— Кто реально был против из "95 квартала"?

— Ленка Кравец – против. Потому что она подружка моей жены (смеется). Все парни – за. Юрка Крапов воздержался. Он спокойный парень и он говорит: "Вов, подумай. Мы очень не хотим, чтобы ты эмоционально был выжат, чтобы тебя эмоционально уничтожили".

— Когда вы сказали себе: "Я собираю команду, я иду в президенты"?

— Это было осенью.

— То есть когда вы начали развешивать билборды с надписью "Слуга народа"?

— Мы собирались развешивать борды независимо от этого. Что тут уже скрывать, мы же откровенно разговариваем, вы же "Украинская правда"... Скажу вам честно, это наш ход, мой в частности. В принципе, это сэкономило очень большие средства.

Ход был очень простой – это реклама фильма "Слуга народа 3", которая может, если правильно повернуть ключик, работать и на предвыборную кампанию. В принципе, и на новое реалити, которое будет выходить под тем же названием "Президент – слуга народа".

— Кто из "95 квартала" будет агитировать за вас? Актеры будут принимать участие?

— Давайте так, Роман, с вами поговорим. Чтобы я правильно ответил на ваш вопрос, я должен правильно, глубоко его понять. Что вы имеете в виду под "агитировать"?

— Принимать участие в рекламных роликах, ездить вместе с вами на концерты.

— Ездить на концерты будут все. Мы не халтурим, мы выступаем коллективом.

— Так это подмена агитации. Вы творчество подменяете агитацией.

— Почему? Смотрите, у нас есть тур. Мы едем по городам. Мы показываем людям свое творчество. Люди приходят. Вы думаете, что там мы будем кричать "голосуйте за Зеленского"?

— Конечно, нет. В марте выйдет "Слуга народа". А март – это как раз разгар предвыборной кампании...

— Кстати, я очень надеюсь, что мы успеем, потому что это очень поможет. Потому что это офигенное промо для предвыборной кампании. Но я не гарантирую на 100%, что по монтажу мы успеем.

— Давайте так – вы хотите, чтобы "Слуга народа" вышел в марте. И одновременно вы продолжаете давать платные и бесплатные концерты.

— Смотрите, как у нас получалось сделать такие туры. Когда ты арендуешь зал, ты туда приезжаешь, люди покупают билеты. Ты можешь в этот день отдохнуть, а можешь днем дать бесплатный концерт людям малоимущим, которые не могут себе позволить прийти на концерт.

Вот что такое бесплатный. Это не бесплатный концерт – "здравствуй, любой город, вот вам бесплатный концерт и голосуйте за меня". Да в жизни такого не будет, вы что?! Все люди придут и будут смотреть программу "Вечернего квартала".

Я не понимаю, я делаю что-то незаконное? А скажите, пожалуйста, чем отличаются концерты, которые были до новогодних праздников, когда был концерт платный и бесплатный? Что буду в другом статусе?

— Когда политик дает "гречку"...

— Не надо, я не даю никакой "гречки". Не надо меня сравнивать, пожалуйста, с этими всеми, которые довели нашу страну до того состояния, в котором мы живем. Я вас очень прошу, Роман.

Кстати, смотрите. В нашем с вами разговоре я не хочу выглядеть так: "вот этот сделал то-то, а вот тот сделал то-то". Я не хочу употреблять эти фамилии. Я живу в своем пространстве. Я не хочу вообще к ним...

— Вы сами становитесь с ними на один уровень, когда идете в политику.

— То есть вы не хотите, чтобы я давал бесплатные концерты? Правильно?

— Это не мне решать. Я просто говорю, что вижу в этом нечестную агитацию.

— Нет, простите, у меня нечестная агитация? Я не буду агитировать за себя. Я не скажу "голосуйте за Зеленского". (в этот момент у Зеленского звонит телефон, он отвлекается на короткий разговор с мамой – УП)

 
Зеленский: "Юмор отображает настроение общества"

"С "Квартала" хочет пойти в политику еще один человек. Это будет сюрприз"

— В интервью Дмитрию Гордону вы говорили очень много о команде и настаивали на том, что вы – командный игрок. Но сейчас так получается, что вы идете во власть, а "Квартал" остается. Кто-то вместе с вами идет в политику?

— Я хотел бы, чтобы ребята меня поддержали. У меня сильная юридическая команда, с которыми я учился на юрфаке. Мы вместе учились на параллельных курсах – они были чуть старше меня. На экономических факультетах.

Они по 10 лет работают в нашей компании. 10 лет студии "Квартал 95". Кстати, можете с ними познакомиться, с некоторыми. Например, Ваня Баканов, который сейчас руководит движением "Слуга народа". Это моя команда, он главный юрист студии "Квартал 95". Мы с ним выросли в одном подъезде. Это моя команда.

— Я спрашиваю об актерах "Вечернего квартала".

— Один человек хочет. Это будет сюрприз. Но он хочет. Он.

— И вы не хотите говорить, кто это?

— Нет, потому что человек должен решить сам. Это его решение. Я не могу об этом сказать. Мне кажется, что это честно.

— Уже принято решение, кто будет лидером, брэндфейсом, когда вы уйдете?

— Мне нравится история – Женя, Саша, Лена. Вот эта троица мне очень нравится.

— Кроме того, что вы актер, художественный руководитель, вы также совладелец бренда. Вы продадите свой бизнес или передадите в "слепой траст"?

(Громко смеется и хлопает в ладоши) Это гениальная идея. Знаете, я думаю, что в любом случае выйду, потому что никто закон не будет нарушать. А вопрос, может быть, я даже отдам эти акции людям, которые этого заслуживают – людям в нашей команде.

 
Зеленский: "Я не даю никакой "гречки". Не надо меня сравнивать, пожалуйста, с этими всеми, которые довели нашу страну до того состояния, в котором мы живем"

— Мы смотрели расследование наших коллег из программы "Схемы". Там были интересные моменты, на которые вы не дали ответа. Во-первых, вы являетесь совладельцем кипрской компании "Green Family LTD". На нее записано три компании, которые работают на территории России. Две из них не функционируют, но российская компания "Грин филмс" продолжает работать.

— Да, она еще не закрыта.

— Интереснее всего, что "Грин филмс" продолжает функционировать, они снимают сейчас фильм "Вниз". Самое интересное, что этот фильм еще и подавал заявку на государственное финансирование в России.

— Да, это они подавали. Те, кто занимается этой компанией.

— Что значит "они"? Вы же совладелец?

— Конечно, наша компания владеет акциями той компании. Это правда. Смотрите, какая ситуация. Мы получаем роялти от всего продукта, который производился до 2014 года. Вы сейчас все поймете.

Смотрите, я туда не ездок и работать с ними не хочу. Я бы с удовольствием закрыл эту компанию, и мы, конечно, на пути – мы выйдем из этой компании.

Какой нюанс? Контракт этой компании (обратите внимание, что там не директор, а управляющий) мы передали в управление человеку – сказали, что мы этим заниматься не будем. Управляющий полностью занимается. Товарищ не наш.

Вторая история, важная: у этой компании есть контракты. К примеру, проект "Сваты", контракт по которому был заключен до того, как у нас началась война с Россией. Контракт заключен на 10 лет. Как я могу закрыть эту компанию? Контракт действует до 2021 года.

С 2011 до 2021 года мы получаем роялти от "Сватов". Мы эти деньги получаем. Что ж нам надо делать? Закрыть? Подарить русским наши деньги? Нет. Мы возьмем эти деньги, они переходят на нашу кипрскую компанию, с Кипра они приходят в Украину и на это мы снимаем здесь. Мы все снимаем только в Украине, и это правда.

— В расследовании показали, что "Грин филмс" функционирует и снимает фильмы.

— Мы этим не занимаемся. Занимается управляющий. Все, что мы получаем, – это деньги от роялти. Мы закроем, выйдем из этой компании как учредители. Легче всего было туда приехать и разобраться.

Но поехать туда и выйти я не могу. Надо реально передавать людям это право, чтобы они вместо нас выходили и закрывали компанию.

Но, почему мы должны им дарить то, что мы сделали до 2014 года? Мы все с вами жили в мире до 2014 года. Почему мы должны им подарить деньги с роялти, контракты, которым по 10 лет? Этого продукта очень много.

Мы же сделали очень много проектов. Возьмите те же "Сваты". Там 64 продукта. Если мы выйдем, все деньги останутся у русских.

— Не понял: вы не вышли из компании, чтобы русским ничего не оставлять?

— Это – наши деньги, мы это делали до 2014 года, мы вправе. Мы честно эти деньги заработали. Это наши продукты. Мы честно эти деньги приводим сюда. Это наш бизнес. Это моя личная позиция. Я мог бы туда ездить, работать, сниматься.

Чем они там занимаются, извините, это их история. Я туда не езжу, не работаю и не хочу. А мог бы. Я бы не нарушал закон. Но я не хочу.

— Я сейчас не об этом спрашиваю.

— Так вот, решение у меня следующее, очень простое: я выйду не из этой компании, а из кипрской компании, которая является владельцем тех компаний. И все. Вот мы сегодня нашли это решение, и в ближайшее время я выйду. Мы поняли, как легче всего выйти, и мне не надо никуда ехать.

 
Зеленский: "Ездить на концерты будут все. Мы не халтурим, мы выступаем коллективом"

"Порошенко позвал спросить: "Ну, шо ты, идешь, не идешь?"

— По поводу шуток. Как украинские политики реагируют на ваш юмор? Помню, Олег Ляшко писал гневные посты в Facebook.

— И звонил мне Олег Валерьевич.

— Кто вам вообще звонит, и кто жалуется?

— Вот звонил мне Олег Валерьевич. С Виталием Владимировичем Кличко мы встречались несколько раз на каких-то праздниках. Я был, еще Жека Кошевой, он говорит: "Вова, все понятно, отойди. У меня разговор к этому лысому, который меня делает так непохоже" (смеется).

Когда он это говорит, я всегда отвечаю: "Виталий Владимирович, ну,   – такая профессия".

— Петр Порошенко на вас обижается?

— Я думаю, что да.

— По нашим данным, вы в декабре с ним встречались.

— Да.

— В Администрации были?

— Был.

— Почему встречались, и чья была инициатива?

— Их (Администрации президента – УП) .

— Для чего они вас позвали?

— Спросить "ну, шо ты, идешь, не идешь?".

— Что вы ответили?

— "Думаю". А что я должен был ответить? Это правда была.

Порошенко вас спрашивал, идете ли вы в президенты?

— Он мне сказал, что есть вот такая ситуация. Он объяснил ситуацию в стране, сложную, что он старается. Мол, "а вы так шутите, а я стараюсь".

— Что вы ему ответили?

— Так это же юмор. Юмор отображает настроение общества. Юмор – это такая легкая форма любому руководителю страны понять, где он живет, в какой ситуации, что очень важно.

 
Зеленский: "Я думаю, что "1+1", во-первых, наш стратегический партнер"

"1+1" нам должен немаленькую сумму"

— Сколько стоит трансляция концерта "Вечернего квартала" на телевидении?

— Мне кажется, где-то 50 или 60 тыс долл за час. Наш час стоит дешевле, чем любое топовое талант-шоу на украинском рынке. Знаете почему? Потому что количество раз, сколько показывают один "Вечерний квартал"... Знаете, сколько выпусков "Квартала" мы выпускаем в год? Как думаете?

— Примерно 10.

— А все думают, что 52. Вот 10 показывают минимум 5 раз, плюс двойные повторы. И разделите эту сумму.

— Я к чему: правда, что Игорь Коломойский, который владеет "1+1", с которым у вас контракт, партнерские отношения, насколько я понимаю, вам должен 4 млн долл?

— (Закашлялся). Хм, я ответил? Это коммерческая тайна, я не хочу говорить. Это действительно правда, они нам должны деньги. Сумма немаленькая. "1+1" нам должны.

— Игорь Коломойский. Как вы опишете ваши отношения с ним?

— Никаких отношений нет...

— Вы дружите?

— Смотрите, мы не друзья. У меня друзья в "Квартале". Я прошу мне вообще не приписывать таких людей, потому что мы из разных поколений.

— Вы были у него на дне рождения в прошлом году. Вы с ним постоянно общаетесь.

— Ну, и что? Мы работаем.

— Это только рабочий процесс?

— Я считаю, что только рабочий процесс.

— Как вы объясните то, что "1+1" вас сейчас пиарит? Вы видели новости ТСН? Никакого негативного упоминания о вас, только позитив.

— Я думаю, что "1+1", во-первых, наш стратегический партнер. Потому что много нашего продукта, качественного, выходит на "1+1". Они получают от этого рейтинги. Раз.

Во-вторых, канал "1+1" прекрасно знает, кто я такой, и чем я занимаюсь, чем я зарабатываю, как заработал свои деньги, откуда у меня западные компании. Они все это знают и мне нечего по большому счету скрывать.

— Кто финансирует сейчас вашу кампанию?

— Мы сами.

— Вы из своего кармана платите в том числе?

— Не только моего кармана. Слава Богу, у меня есть друзья.

— Сколько вы лично вложили?

— Не могу сказать. Я боюсь, что я расстрою все население и особенно всех политиков.

— Когда вы говорите "друзья", вы учитываете Игоря Коломойского?

— Нет. Нет, спокойно.

— Он медийно вам помогает!

— Что такое "помогает медийно"? Он рекламирует "Слугу народа", который будет выходить на его канале.

— В любой момент он может вас выключить. А он не выключает, вы же это понимаете.

— А посмотрим. Я надеюсь, но посмотрим.

— Вы сейчас нормально с ним общаетесь? У вас нормальные отношения?

— У меня нет с ним отношений. У нас рабочие отношения.

— На выборы нужны не только деньги и медиа, но и люди. Наблюдатели, члены комиссии, организация параллельного голосования. Это не тысяча, а десятки тысяч людей. Где вы этих людей возьмете?

— Никому не заплатим ни копейки. Таких денег у нас нет. 33 тысячи этих ячеек, оплачивать участки и так далее – мы уже изучили этот вопрос. Мы придумали ход "Зе! команда". Мы действительно обратились к людям. Сейчас у нас уже почти полмиллиона людей. Мы же не все показываем.

Читайте также:

Вот call-центр. Ребята, простите за такое сравнение, сортируют людей по профессиям, по данным. Это будет волонтерская предвыборная кампания. Вы увидите. Мы надеемся, что они с этой функцией справятся. Их обучение проводят наши юристы.

— Но обученные люди точно найдутся у Коломойского. У него есть партия "Возрождение", на которую он частично влияет. У него есть серьезное влияние на Днепр. Вы хотите сказать, что людьми он вам совсем не помогает?

— Совсем. Мне он совсем не помогает.

— Если вы станете президентом, то "Приватбанк" вернется Коломойскому и Боголюбову?

— Чего вдруг? Чего вдруг я это буду решать? Или вы что думаете, я пошел в президенты, чтобы возвращать банк? Нет. Я не собираюсь никому ничего возвращать.

— Какие у вас есть предохранители, что он не будет влиять на вас как президента?

— На меня невозможно влиять.

— Это очень пафосно.

— Нет. Ни Коломойский, ни любой другой олигарх, никто на меня влиять не будет.

Павел Фукс – олигарх, о котором мы знаем только год, депутат Евгений Геллер... сейчас этим людям приписывают, что они также причастны к финансированию вашей кампании.

— Не надо мне приписывать этих людей. Я не имею к ним никакого отношения. Я не знаю, чем они занимаются, и не хочу знать.

— Они могут чем-то заниматься в кампании Зеленского без вашего ведома?

— Чем? Зарядкой пусть занимаются без моего ведома.

"Если мы выиграем президентскую гонку, то мы выиграем и парламентские выборы"

— Я вас услышал. Теперь быстро пройдемся по вашей команде. Президент – это человек, который назначает министра иностранных дел, министра обороны, главу НБУ...

— ...губернаторов. Есть идея, мы работаем над созданием команды, над нашей командой. Многих экспертов вы в течение нашего реалити-шоу увидите.

— Реалити-шоу? Видите, вы ведете выборы как шоу!

— Неправда. Я имел в виду, что это открытые выборы. Давайте не говорить реалити-шоу, а во время нашей онлайн предвыборной кампании вы увидите, как мы будем обрастать экспертами. Я хочу, чтобы мы выбрали лучших экспертов, и очень хочу, чтобы эти эксперты потом заняли эти должности.

— Вы можете их назвать? Людей, которые уже претендуют на какие-то должности?

— Вы все увидите. Мы на пути.

— Кто сейчас входит в вашу команду? Кто возглавляет ваш избирательный штаб? Кто отвечает за кампанию?

— Избирательный штаб возглавляет Иван Баканов. Это глава движения "Слуга народа". Мне пока не нравится слово "партия", простите, может, как-то переименуем.

Доктор юридических наук Руслан Стефанчук – наш идеолог. У него профессиональная команда из разных городов – Киев, Харьков, Хмельницкий.

— Сколько людей сейчас на вас работают? Правда, что сценаристы "95 квартала" привлечены к кампании? Вот мы видим тут Юру Костюка.

– Юра Костюк – мой коллега, мой товарищ. Кроме него, еще есть Миша Валеев – креативный продюсер студии "Квартал 95". Вот Сережа Шефир – мой партнер по бизнесу и соавтор, и его брат Боря Шефир. Нас несколько человек. Тут нет миллиона маркетологов, но семерка творческих людей есть.

— Если вдруг вы станете президентом, очень возможно, что в будущем правительстве премьером может стать Юлия Тимошенко, потому что у нее сегодня самый высокий рейтинг. Вы представляете ее премьером, когда вы – президент?

— Честно говоря, я бы не хотел играть в такую игру. Сегодня сложно об этом говорить. А я считаю, что если мы выиграем президентскую гонку, то мы выиграем и парламентские выборы. А если мы выиграем парламентские выборы....

— Я вижу иначе. Если вы выиграете президентские выборы, до парламентских остается еще полгода. В это время вы никак не влияете на парламент. У нас парламентско-президентская страна. Даже если вы хотите кого-то назначить, вы вносите эту кандидатуру в парламент.

— Я понимаю.

— Вы понимаете, какая это будет война? Вы не сможете работать так, как обещаете. Или вам придется договариваться со старыми политиками.

— Не знаю. Я буду думать над стратегией этого шага, потому что до этого шага мы с вами должны сделать еще несколько шагов. Первое – меня еще должны хотя бы зарегистрировать. А второе – нужно еще выиграть. Это важно. А вы говорите про третий шаг.

— Вы понимаете, что в эти полгода они все будут вас просто уничтожать? Сейчас носят на руках, боготворят… Но, как только вы станете президентом, как только вы начнете за что-то отвечать, и старые политики начнут эту тему подпитывать, люди начнут вас ненавидеть.

— А почему люди будут меня ненавидеть?

— Потому что одно дело, когда вы шутите, и другое – когда за все отвечаете. И вы отвечаете за то, что люди сейчас, простите, в говне. Они скажут: "Ты же пришел, почему ты ничего не делаешь?"

— А почему я не буду ничего делать? Я буду делать. Все полномочия, которые будут у меня, я буду выполнять. Все свои полномочия.

— Вы понимаете, что парламент будет их блокировать? Полгода точно.

— Ребята, я не знаю. Вы так сказали – хотите у меня отбить охоту сделать что-то хорошее?

— Нет, я спрашиваю.

— Я вас лично позову к нам в команду, чтобы мы с вами вместе были в этом творческом говне.

 
Зеленский: "Или вы что думаете, я пошел в президенты, чтобы возвращать банк? Нет. Я не собираюсь никому ничего возвращать"

"Никто не пойдет на полную амнистию на Донбассе"

— Я понимаю, что мало времени, но я должен спросить про Донбасс. Война на Востоке и коррупция – проблемы, которые больше всего беспокоят людей. Как прекратить войну на Востоке? Вы себе представляете переговоры с Путиным?

— Прежде всего я хочу, чтобы перестали стрелять. Вот эти договоренности, я думаю, не очень сложные. Мне кажется, что можно договориться. Первое – перестать убивать. Это важно – сохранить наших людей.

— Подождите. С кем вы будете договариваться?

— У нас есть сегодня Минские договоренности, которые не очень работают. Конечно, я бы очень хотел, чтобы они работали. Я бы хотел добавить к Минским договоренностям, может быть, еще чуть-чуть, может быть, переформатировать этот круг, может, привлечь еще другие западные страны.

— Вы понимаете, что первое, что вам скажет Путин: "Наших войск там нет, это ваша внутренняя ситуация, решайте ее без меня".

— Но есть же Минские договоренности, надо их как-то корректировать, надо их развивать, сильнее..

— ...второе, что он скажет: "Ок, проводите выборы, полная амнистия боевиков"... Вы пойдете на это?

— Они убивали наших людей. Что значит "пойдете"? Я вообще против того, чтобы нам, независимой стране, говорили: "Значит, так, полная амнистия". Конечно, никто на это не пойдет!

У нас есть своя страна, она независима. Поэтому надо все делать максимально, чтобы вернуть все территории.

Наверное, не быстро, но у нас есть вариант – остановить стрельбу. Договориться об этом можно? Можно. Потому что никто не хочет, чтобы люди погибали. Думаю, об этом договоримся. А потом поднимем нашу страну.

— Если вы проиграете в выборах, у вас есть план Б?

— Что такое план Б, когда мы всю жизнь живем по плану А?

— Например, вы можете пойти на парламентские выборы. Что вы будете делать, если проиграете президентские выборы?

— Честно вам скажу, это не игрушка – просто пойти в политику и потом все бросить посреди дороги. Поэтому вероятность высокая, что надо оправдать доверие людей. Я посмотрю на результат. Посмотрим на реальные цифры.

Если цифры будут маленькие, я в жизни не продолжу историю в политике. Я пойму, что люди не хотят видеть такую политическую фигуру. Все. Это раз. Я вернусь к своей профессии. Это два. И потом никто еще не сказал, что будет второй тур. Это три.

— Вы что, серьезно хотите запустить технологию о первом туре, типа Порошенко 2014 года?

— Я вообще ничего не делаю как Порошенко. Я никого не запустил. Вы мне задали вопрос – я вам ответил. Просто 1 апреля – офигенная для меня дата. Для клоуна. Победить. Я ведь клоун, правда?

— Обижаетесь, когда вас называют клоуном?

— Нас 40 млн, тогда надо всем обижаться.

— Пока вы еще не ушли. Последний вопрос о коррупции.

— Всю коррупцию уберем.

— Коррупция работает через договоренности власти с крупным бизнесом. Как вы будете бороться с олигархами?

— Всем поставим одинаковые правила. Закон у нас единственный для всех, один для всех. Как на юрфаке меня учили, так и в жизни. Для всех одинаковые правила. Нет исключений.

— И как вы это сделаете?

— Да очень просто. Поставим правила, пусть живут по правилам. Попросим Великобританию, поставим Высший английский суд как в Казахстане.

— Вы что, правда, думаете, это так просто?

— Я не думаю, я мечтаю.

— Мечтать...

— Не вредно. Значит, я ничего вредного и не делаю.



powered by lun.ua