Хлопчик і лавка: Урок для Зеленського, або Чому програв Порошенко

15578 переглядів
П'ятниця, 03 травня 2019, 15:04
Михайло Дубинянський
історик, політичний оглядач

Любителям популярной психологии хорошо знаком этот тест для детей дошкольного возраста. Ребенку демонстрируют две картинки. На одной изображен бегущий мальчик и стоящая рядом скамейка, на второй – тот же мальчик, споткнувшийся о скамейку и падающий. Спрашивается, кто виноват в случившемся?

Трехлетние дети обычно говорят, что виновата скамейка: она помешала мальчику бежать. Пятилетние дети чаще отвечают, что виноват мальчик: он не смотрел, куда бежит.

Считается, что тестируемые дошкольники ассоциируют себя с нарисованным героем. И если у трехлетнего малыша отсутствует критическое отношение к себе, то у ребенка постарше оно уже формируется.

Впрочем, для Украины не редкость, когда до минимального уровня самокритики не дорастают великовозрастные интеллектуалы. Лидеры общественного мнения. Пассионарии, охотно рассуждающие об обывательском инфантилизме, но почему-то не замечающие своей собственной инфантильности.

Патриотичная интеллигенция, поддерживавшая Петра Порошенко, считала его главным достижением ускоренное национальное строительство. Итоги президентских выборов стали для этой части общества личной драмой. Но кто виноват в случившемся?

Если успешный нацбилдинг не был оценен страной, то, возможно, проблема в нацбилдинге? Возможно, что-то делалось неправильно? Нет, страдающая общественность убеждена в обратном. Проблема в неправильной стране, населенной малороссами и быдлом! Виновата скамейка!

Более того, уже споткнувшись о скамейку и нажаловавшись на нее, наш коллективный мальчуган вновь бросается вперед. Едва отойдя от шока, пережитого 31 марта и 21 апреля, он радуется принятому закону о государственном языке. Упорно не желая смотреть под ноги, он обрекает себя на новое болезненное падение.

Очевидно, что неуклюжая гуманитарная политика последних лет внесла свой вклад в разгромное поражение уходящего гаранта.

Достаточно заметить, что наибольший процент голосов в первом туре – 51.13% – кандидат Зе получил у венгров в Береговском районе Закарпатской области. А Петр Алексеевич получил наименьший процент – 3.82% – у болгар в Болградском районе Одесчины.

Не будь скандального закона об образовании, не было бы и этих рекордных цифр.

Столь же очевидны электоральные последствия нового языкового закона. Независимо от того, заработает он в полной мере или нет, это путь к проигрышу парламентских выборов вслед за президентскими.

Причем среди выигравших окажется не столько команда Зе, сколько экс-регионалы, которым языковая тема поможет собрать богатый урожай на Юго-Востоке. А те, кто сегодня приветствует показную украинизацию, уже через несколько месяцев будут хвататься за сердце и винить во всем негодных избирателей.  

Значительная часть патриотической общественности заняла позицию малыша. Активного и прямодушного, но лишенного самокритичности, не способного просчитывать ситуацию на несколько шагов вперед и соотносить свои желания с реальным положением дел.

Для него существует только инфантильное "Хочу!", сопровождаемое сказочными рассуждениями о нации и государстве. И когда это "Хочу!" сталкивается с приземленной действительностью, остается лишь по-детски дуться и жаловаться на гадкий народ.

Loading...

Между тем опыт последних пяти лет вполне достаточен для коррекции отечественного курса. Не так уж трудно очертить контуры взвешенной гуманитарной политики. Нащупать баланс между желаемым и реальным.

Можно конструировать украинскую политическую нацию и эмансипироваться от России. Но невозможно делать вид, будто русская речь принадлежит исключительно северному соседу и является для Украины чем-то чуждым и неестественным.

Ситуация, когда 73% украинских избирателей голосуют за русскоязычного шоумена, достаточно красноречива сама по себе.  

Можно шаг за шагом популяризировать государственный язык. Но невозможно в XXI веке добиться этого командными антирыночными методами. Переломав через колено производителя, вы не привлечете массового потребителя.

В ответ на драконовские квоты и ограничения он будет просто уходить в онлайн – и вместо отечественного русскоязычного продукта потреблять российский.

Можно проводить декоммунизацию и осуждать советский тоталитаризм. Но невозможно приравнять Украину к Прибалтике и притвориться, будто мы являемся преемниками УНР, а 70 советских лет – это оккупация.

Пусть тоталитарный СССР был злом, но для миллионов украинцев он стал своим злом, и, сотрудничая с советской властью, наши деды не были коллаборационистами.

Можно вытеснять советско-российскую "Великую Отечественную" более широкой "Второй мировой войной". Постепенно переводить акценты с 9 на 8 мая. Но невозможно свести нашу Вторую мировую к национально-освободительной  борьбе.

Невозможно поместить ОУН и УПА в центр общеукраинского пантеона – на уровне семейной памяти они были и останутся лишь региональными героями.

Можно по мере сил поддерживать собственную православную церковь, независимую от Москвы. Но невозможно превратить ПЦУ в стержень политической нации. Украина – не Россия и не Польша. По факту наше общество не только многоконфессиональное, но и весьма светское.

Наконец, главное. Можно заботиться о пространстве символического. Уделять особое внимание украинской истории, культуре, языку. Но невозможно компенсировать гуманитарной политикой нерешенные социально-экономические проблемы.

Невозможно убедить многомиллионную страну, что духовное важнее материального; что томос имеет большее значение, чем коррупция в верхах; а украинизация является более актуальной задачей, чем экономический рост.

Петр Порошенко, попытавшийся выстроить на этом свою избирательную кампанию, не просто проиграл: он проиграл с ошеломительным, разгромным счетом.

Голосование 21 апреля не оставило ни малейших иллюзий по поводу того, каковы приоритеты реальной, а не воображаемой Украины.

И это урок не только для проигравших 25%, но прежде всего для победившей команды.

У всякого, кто намерен изменить страну, есть два пути. Либо прокладывать дорогу вперед, сознавая, что достижимо, а что нет. Либо мчаться напролом, не считаясь с объективными реалиями, и предсказуемо набить шишек. А потом убеждать себя и других, что во всем виновата некстати подвернувшаяся скамейка.

Михаил Дубинянский, специально для УП

Колонка – матеріал, який відображає винятково точку зору автора. Текст колонки не претендує на об'єктивність та всебічність висвітлення теми, яка у ній піднімається. Редакція "Української правди" не відповідає за достовірність та тлумачення наведеної інформації і виконує винятково роль носія. Точка зору редакції УП може не збігатися з точкою зору автора колонки.



powered by lun.ua
Яка епідемія насправді загрожує Україні?
Якби до епідемії ВІЛ, від якої страждає так багато наших співгромадян, було прикуто стільки ж уваги скільки до коронавірусу, яким не інфікувався ще жоден українець, ми б вже давно її подолали.
Гайда у художній музей на Мирослава Ягоду
Мистецтво Ягоди випадає з конвенційних рамок. Його твори не просто сповнені есхатологічних образів і християнської символіки – вони мають характер візіонерських прозрінь.
Як справи з реформою прокуратури? (FAQ)
Генеральна прокуратура vs Офіс генерального прокурора: атестація прокурорів, доля тих, "хто не пройшов", та ще деякі нюанси в контексті реформи прокуратури.
Звільнення, трудові спори, профспілки: що пропонує новий Трудовий кодекс
Як звільнятимуть та вирішуватимуть трудові спори у випадку прийняття нового Трудового кодексу?
Епідемія та корупція – вибухонебезпечна суміш!
Улітку 1829 року в Севастополі був встановлений карантин проти чуми, якому були піддані усі його жителі без розбору. Внаслідок карантину настав голод, пишно розцвіли спекуляція, зловживання флотських інтендантів і корупція у середовищі чиновників.
Фінпослуги у смартфоні. Які платіжні новації підготував Нацбанк
Наприкінці січня Національний банк оприлюднив проєкт закону про платіжні послуги. Які можливості він надасть українцям?
Ліквідація Верховного Суду України неконституційна: що тепер буде з судовою системою?
Розбираємося з Верховним Судом України, новим Верховним Судом і рішенням Конституційного Суду України.
Чому останні успіхи СБУ – недоречний піар?
Поєднання СБУ функцій контррозвідки та слідства створює умови для зловживань та впливає на ефективність.