Кремль на зв'язку. "Новий Мінськ": чи можливо відіграти в переговорах те, чого не вдалося досягти на полі бою?

2838 переглядів
Середа, 25 березня 2020, 10:00
Володимир ДубровськийVladimir Dubrovskiy
старший економіст CASE-Ukraine, головний експерт групи Податкова і бюджетна реформа РПР

Под шумок коронавирусного кризиса сторонники "мира с Россией и реинтеграции Донбасса" в правящей команде решили выстрелить дуплетом: в очередной раз всплыл тезис о том, что в Украине "внутренний конфликт", и, по этому случаю, договариваться нужно с "представителями ОРДЛО", оставив иностранцам роль наблюдателей.

В рамках этой парадигмы была предпринята попытка создать некую "платформу национального примирения" и переформатировать (синхронно) Минские переговоры. А немного раньше всплыл давний вопрос о подаче воды в Крым"в обмен на Донбасс".

Вопросы неоднозначные, потому что, с одной стороны, конечно, идет война, гибнут от рук российских оккупантов и их местных приспешников наши военные, и капитулировать, соглашаясь на уступки врагу – недостойно. С другой – там тоже люди, формально – наши сограждане, и любая война кончается хоть плохим, но миром…

Обе стороны этой дискуссии ведут активные пропагандистские кампании, усиленно эксплуатируя наши с вами эмоции. Но эмоции, даже очень праведные – плохой помощник в делах. Вспомните, хотя бы, к чему привела вскипевшая "ярость благородная" сто лет назад.

Когда вас пытаются раскрутить на эмоции, то почти наверняка используют в своих целях, которые могут как совпадать с вашими интересами, так и противоречить им.

Поэтому – логика и еще раз логика, плюс факты и только факты... Уже приходилось писать о логике в вопросах войны и мира – пришло время для продолжения. Итак, по пунктам.

"Внутренний конфликт"

Прежде всего: есть в Украине внутренний конфликт, или нет, это не отменяет неоспоримого факта агрессии России. Она аннексировала Крым, открыто признав героями и наградив государственными наградами своих военнослужащих, принимавших участие в этой успешной спецоперации.

И хотя в ходе нее убили только одного украинского военного, эти действия по определению квалифицируются как акт агрессии, то есть военные действия.

Кроме того, есть множество неоспоримых фактов прямого участия российской регулярной армии в боевых действиях на Донбассе, обстрелов с российской территории, и так далее.

Не говоря уже о том, что даже если бы "на той стороне" воевали даже исключительно "повстанцы" и "добровольцы", то их обучение и снабжение оружием, военной техникой и боеприпасами (опять же, очень хорошо задокументированное) квалифицируются как агрессия.

Таким образом, можно из каких-то высших соображений не называть РФ агрессором на каждом шагу и не употреблять слово "война", но при этом необходимо держать в уме неоспоримые факты.

Есть ли, помимо этого, в Украине внутренний конфликт? Да, безусловно, тоже есть. Он был заложен еще в момент провозглашения независимости в границах УССР, поскольку донецкие пролы и тамошняя элита были, в силу исторических причин, культурно и ментально в значительной степени чуждыми остальной Украине; а Крым (особенно его самая ценная и густонаселенная часть – Южный берег) был в совковое время заселен отставными военными, в большинстве – этническими русскими.

Кравчук сумел "пробежать между капельками", чтобы избежать судьбы Молдовы, но от этого эти два региона не стали другими. Просто с Крымом пришлось заключить компромисс де-юре (автономная республика в составе унитарного государства, вообще-то, нонсенс), а с Донбассом, точнее его элитой – де-факто: никто не мешал "донам" грабить Донбасс, плюс от них откупились гигантскими дотациями; получилась своего рода кадыровская Чечня.

Образно говоря, Донбасс и Крым – это был открытый капкан, который все годы, начиная с Кравчука, заставлял Украину двигаться крайне осторожно.

После окончательного поражения донецкого клана и окончательного выбора европейского вектора этот внутренний конфликт закономерно разгорелся – продолжая аналогию, Янукович прижал страну, она дернулась, чтобы его сбросить, и попала таки в этот капкан, точно так же, как это случилось раньше с Приднестровьем, Карабахом, Абхазией и Южной Осетией.  

Однако, в отличие от тех событий начала 90-х, у нас ни о каком вооруженном конфликте речи не было и в помине! Вот тут кроется очень важный элемент манипуляции: от ментального, цивилизационного, конфликта до сепаратизма, и от сепаратизма до вооруженного конфликта – дистанции огромного размера.

В мире трудно найти страну, в которой не было бы "особенных" частей: даже в маленькой Грузии есть сваны, мингрелы, аджарцы (у последних даже автономия)... Скажем, баварцы тоже сильно отличаются от остальных немцев, у них даже партия есть своя, но никаких сколько-нибудь заметных сепаратистских движений там нет. А даже там, где есть, в той же Каталонии, Шотландии, или Квебеке, не может быть и речи ни о какой вооруженной борьбе и терроризме.

И только в некоторых экстремальных случаях, вроде Косово, конфликт заходит настолько далеко.

Вот и у нас, ментальный конфликт двух регионов с большинством населения этих частей Украины не только не равен вооруженному, но даже не подразумевал, согласно социологии, сепаратистского большинства!

Поэтому, будучи предоставлен сам себе, этот конфликт имел все шансы разрешиться политически. Более того, сколько ни пытались российские агенты разжечь огонь войны на Донбассе, ничего не получалось до тех пор, пока ДРГ Гиркина не просочилась в Славянск и не осуществила там еще один акт агрессии – силовой захват власти.

То же самое синхронно сделал в Горловке законсервированный офицер ГРУ Безлер. Вот с этого момента – еще раз подчеркну, внешнего вмешательства! – конфликт начал приобретать черты вооруженного. И то, российские наместники жаловались, что местное население неохотно идет в "ополчение".

Недостаток энтузиазма "участников гражданского конфликта" компенсировали массовой вербовкой наемников из той же РФ – кстати, неплохо бы раскопать источники их финансирования, наверняка получим больше доказательств ее прямого участия.

Таким образом, агрессия РФ – первичный фактор, а элементы внутреннего украинского конфликта в вооруженной форме – вторичный.

Очевидно, что невозможно преодолеть вторичный фактор без хотя бы нейтрализации первичного. Именно поэтому, даже не смотря на неоспоримое наличие элементов внутреннего конфликта (во всяком случае – культурно-цивилизационного) переговоры о мире если и стоит вести, то только с официальными представителями РФ.

Ну, или рассматривать "представителей ОРДЛО" именно в таком качестве, тем более, что, по крайней мере, один из них (Пашков) – это просто российский чиновник, переведенный на другое место работы.

Вопрос о "национальном примирении" если и встанет, то только если РФ почему-то прекратит агрессию и в одностороннем порядке выведет войска, технику, командиров, и прочее, передаст контроль над границей Украине (без всяких "совместных патрулей" с сепарами), и принесет свои извинения.

Читайте также:

Минск: Протянуть триколор под защитной маской коронавируса?

Зеленский подыгрывает агрессору. Что означает создание совместного органа с боевиками

Диалог на условиях Кремля: что стоит за "мирным планом" Ермака для Донбасса

Фракция полураспада. Кто и почему в "Слуге народа" устроил "минский демарш" Ермаку

4 угрозы "нового Минска": почему в "Слуге народа" есть сопротивление договоренностям об ОРДЛО

"Дипломатическим путем заставить Россию освободить Донбасс и Крым"

Однако это вряд ли случится в результате переговоров, потому что у Украины нет никаких средств, чтобы вынудить более сильного противника отступить.

Называя вещи своими именами, Минские договоренности – это именно капитуляция, подписанная под дулами российских танков после Иловайска и усугубленная после Дебальцево.

Называя вещи своими именами, Украина эту войну вполне закономерно проиграла, как и Финляндия в 1940-м, хотя, как и она, все же, не вчистую: отстояла свою независимость и сорвала план "Новороссия".

Но как можно дипломатическими средствами выиграть проигранную войну? Это противоречит логике.

Единственный шанс был бы, если бы за Украину вступился Запад, примерно так же решительно, как бульдог за мышонка Джерри. Но, увы, это только отчасти произошло непосредственно в 2014-15 годах (тогда – частично благодаря дипломатическим талантам Порошенко), а со временем Запад устал, Порошенко его открытым текстом "послал" в вопросах борьбы с коррупцией и не только, плюс там появились ренегаты вроде Макрона.

Поэтому сейчас наше положение с этой точки зрения хуже, чем даже на момент подписания Минской капитуляции.

Таким образом, отыграть в переговорах то, чего не удалось достичь на поле боя – нереально, можно только обменять что-то на что-то на выгодных для противника условиях. И это будет именно "зрада", то есть предательство национальных интересов, поэтому двигаться в таком направлении недопустимо.

Любое такое движение должно быть пресечено самым решительным образом – разумеется, без насилия. Ибо, не будем забывать, что главное орудие врага – это ненависть, а его главный и наиболее реалистичный план, судя по всему – спровоцировать военный переворот с настоящей хунтой и гражданскую войну.

Однако из этого не следует, что от переговоров нужно отказаться совсем. Может наступить момент, когда у РФ действительно начнутся (по независящим от нас причинам) такие проблемы, что она сама захочет избавиться от "чемодана без ручки", каким, в итоге, стал Донбасс.

И тогда, возможно, придется договариваться о том, как именно это сделать, чтобы не вызвать новые потери, а обе стороны могли "сохранить лицо" и объяснить своим избирателям соответствующие действия.

Но этот момент еще не наступил! А если когда-нибудь и наступит, то нужно понять, в чем состоит интерес Украины в этой ситуации, чтобы действовать соответственно. И загодя – на всякий случай – готовиться к этому.

Крым при этом придется оставить за скобками по крайней мере до развала РФ, поскольку невозможно представить себе тамошнее правительство "просто так" отдающее полуостров Украине, или, даже, отпускающее его в самостоятельное плаванье – это было бы политическим самоубийством, поскольку порядочных людей в РФ, как мы знаем, не больше 15%.

Но до этого момента нет, увы, практически никаких шансов на то, что агрессор будет соблюдать даже элементарное перемирие.

Была некоторая надежда на разведение войск – все же санкции, все же гибель людей… К сожалению, жизнь показала, что попытка не увенчалась успехом: расшатывать Украину и нервы ее президента врагу оказались важнее, чем более "материальные", "рациональные" выгоды долгосрочного перемирия.

Что ж, хотелось бы надеяться, что этот урок усвоен – но, увы, попытки "договориться" продолжились с удвоенной силой…

Loading...

Чего стоит добиваться

Теперь применим все выше изложенное к гипотетической ситуации, коли "згинуть наші вороженьки, як роса на сонці". Представим себе, что труп врага проплыл мимо нас: РФ отдала Донбасс со всеми потрохами и без неприемлемых условий.

Собственно, Валерий Пекарь прекрасно проанализировал возможные последствия, не буду повторяться.

В данном контексте замечу только, что в этом случае военные действия действительно прекратятся (но не агрессия – не забываем о Крыме!), однако внутренний гражданский конфликт никуда не денется. Именно тогда, и только тогда, он имеет шанс выйти на первый план.

В таком случае, есть два способа его решения, однако нужно держать в уме главное: никакой способ разрешения этого конфликта ни при каких обстоятельствах не должен препятствовать реализации геополитического выбора, сделанного Украиной. Это не должно быть предметом никаких договоренностей ни с какими "представителями ОРДЛО", ни с их хозяевами.

Первый – это "национальное примирение", то есть реинтеграция. Это правильно в том случае, если там тоже "наши люди", не по своей воле оказавшиеся под пятой оккупантов, или введенные в заблуждение ими же.

В последнем случае их можно попытаться "переагитировать" специальным ТВ и уговорить стать полноценными украинцами, естественно, в политическом смысле этого слова.

Относительно реалистичный план на такой случай предложила партия "Голос", но он занимает несколько лет и требует множества предварительных условий на каждом этапе.

В любом случае, ни о каких "выборах этой осенью" речь идти не может: такие выборы стали бы или фарсом, или зрадой.

Однако есть очень большие сомнения в том, что это возможно. Отличие "донецких" от остальной Украины – не в языке и даже не в политической ориентации на Россию, а в ценностях и вообще в образе мышления. Именно это первично, и именно из этого следует все остальное, в том числе их геополитический, цивилизационный, выбор.

Тут, безусловно, нужны дальнейшие социологические исследования, но из уже имеющихся следует вывод о том, что и до всех трагических событий Донбасс и Крым сильно отличались от остальной Украины по ценностям. А самоотбор, который произошел в ходе войны плюс вызванное ею же озлобление, по всей видимости, окончательно закрепили эти различия.

Все или почти все, кто мыслил по-украински и проукраински, выехали в Украину, и будет крайне удивительно, если из оставшихся даже при всей агитации наберется проукраинское большинство.

То есть, скорее всего, сколько волка ни корми, он все равно будет смотреть в сторону леса, точнее таеженного союза. Можно, конечно, попытаться, просто для очистки совести, но если не получится, то нужно быть готовым переходить ко второму варианту.

Второй – это "политическое решение". Еще когда все только начиналось, я писал о том, что Украина должна вернуть контроль над Донбассом не для того, чтобы силой принуждать местных жителей к братской дружбе – это было бы копированием РФ и вызовет (уже вызвало) яростное сопротивление.

Куда правильнее, коль скоро президент обещал "советоваться с народом", провести референдум или, хотя бы плебисцит, точнее два: один на территории ОРДЛО после ее деоккупации (если, напомню, это вдруг, почему-то, станет возможным), второй – на остальной территории Украины.

В первом процитировать положения Конституции о европейской и евроатлантической интеграции и спросить жителей ОРДЛО, хотят ли они быть в составе Украины (+), либо предпочитают самостоятельность (-). Во втором – спросить у остальной части Украины, разрешают ли граждане предоставить такую самостоятельность ОРДЛО (+), либо чтут территориальную целостность превыше всего (-).

Логически, возможны четыре варианта ответов, три из которых решают конфликт:

  1. + +.ОРДЛО реинтегрируется без вопросов, его жители понимают, что их "услышали" и их мнение уважают, но сознательно готовы стать политическими украинцами и идти в Европу – иными словами, конфликта нет. Увы, маловероятно, too good to be true.
  2. + -. ОРДЛО реинтегрируется, хотя "останется осадок". Впрочем, можно первый референдум провести раньше, а в случае положительного результата второй не проводить вообще. Конфликт решен
  3. - +. Мирный развод по согласию сторон. Наиболее вероятный вариант. Конфликт решен.
  4. - -. Маловероятный вариант, который потребует дальнейшей работы с общественным мнением обеих сторон – до тех пор, пока они не придут к одному из трех предыдущих вариантов. Конфликт не решен, но есть шанс его институциализировать, а это уже путь к легитимному мирному решению.

Сразу отвечу критикам: третий вариант не послужит примером для других регионов. Такой риск действительно был весной 2014-го, но не сейчас.

Если даже ОРДЛО и получит таким образом самостоятельность, то вряд ли найдутся еще желающие пройти такой же кровавый путь к ней. Да и положительным примером для остальных этот несамодостаточный старопромышленный регион не может стать.

Это очень теоретически могло бы случиться, если бы РФ назло Украине могла его "поднять". Но этого, во-первых, не происходит сейчас (наоборот, все ценное оттуда разворовали), во-вторых, сама по себе гипотетическая ситуация при которой имеет смысл рассматривать этот вопрос, подразумевает, что империя переживает тяжелые времена – иначе вообще не о чем говорить.

Аналогичный подход должен быть и к вопросу подачи воды в Крым. Нужно учитывать, что вода эта необходима не столько для питья самих крымчан, сколько для промышленности (того же "Титана"), сельского хозяйства, которое без орошения – на тех землях не жилец, и туристов – то есть для бизнеса, который вместе с самой территорией "отжали" у Украины.

РФ напоминает в этой ситуации гопника, отжавшего телефон с платными приложениями и требующего от "лоха" еще и разлочить приложения, иначе, мол, телефон не такой функциональный.

Тут самое время напомнить, что полуостров в свое время передали от РФ Украине не просто так, а именно затем, чтобы прорыть канал и подать туда днепровскую воду – то есть вода шла "в комплекте" с Украиной.

Поэтому нынешняя ситуация – это просто восстановление "статус кво" до 1954 года, причем неполное, поскольку Украина не получила назад те территории, на которые тогда обменяли Крым.

РФ, при поддержке части крымчан, хотела "восстановить справедливость"? Им это, к сожалению, удалось. Но тогда уж, пожалуйста, в полном объеме; а лояльность крымчан нам если и потребуется, то в очень отдаленном и гипотетическом будущем, да и вряд ли ее можно купить подачей воды. Ну а о размене воды на Донбасс – смотри выше.

Разумеется, если народ выберет третий, наиболее вероятный, вариант из описанных выше – будет опасность разжигания "зрады".

И вот тут нужно понять, считаем ли мы себя политической нацией, основанной на ценностях Свободи та Гідності, с европейским (и евроатлантическим) выбором как главным императивом, или продолжаем мыслить имперскими категориями "нашей земли" как будто нам лучше живется от того, что эта земля формально "наша", хотя нашу армию там воспринимают, де-факто, как вражескую и оккупационную.

Продолжая аналогию с капканом: говорят, что свободолюбивый волк в такой ситуации отгрызает (с болью и кровью) лапу, за которую его поймали, и бежит прочь (в нашем случае – под зонтик НАТО). А другие, менее свободолюбивые создания, думают "куда же мы без этой лапы, она же наша" – и покорно идут на заклание.

Вот такой у нас, скорее всего, печальный выбор…

Володимир Дубровський, для УП

Колонка – матеріал, який відображає винятково точку зору автора. Текст колонки не претендує на об'єктивність та всебічність висвітлення теми, яка у ній піднімається. Редакція "Української правди" не відповідає за достовірність та тлумачення наведеної інформації і виконує винятково роль носія. Точка зору редакції УП може не збігатися з точкою зору автора колонки.



powered by lun.ua
Час проявити турботу про своїх рідних та ближніх
Звернення Блаженнійшого Митрополита Епіфанія до вірян. Згадаймо, як в шаленому вирі подій ми звикли відтерміновувати те, що насправді неможливо відкласти на потім – лише втратити. Живімо цими митями сьогодні.
Як не захворіти на коронавірус: прості рекомендації, засновані на здоровому глузді
Залишайтеся вдома, якщо відчуваєте перші ознаки застуди, і мотивуйте своїх близьких робити те ж саме. (рос.)
"Коронавірусні ненадходження" до бюджету
Як можуть скоротитися податкові надходження до державного бюджету через коронавірус?
Новий антикризовий пакет: що зміниться для підприємців, лікарів, громадян та громад
Депутати напрацювали новий законопроект для пом'якшення наслідків карантину для бізнесу, медиків, місцевих громад та громадян. Яка підтримка передбачена?
Таблички на двері та меблі втридорога: як одеська лікарня скуповується для боротьби з коронавірусом
Суми закупівель Одеської інфекційної лікарні за тиждень перевалили за 5 млн грн. Після аналізу деяких з них виникають сумніви, що ці закупівлі мають зв'язок із пандемією коронавіруса. Більше схоже на спробу наживи.
Президент повинен зробити вибір: інтереси країни або інтереси Коломойського
30 березня депутати ВР повинні були проголосувати два ключові законопроєкти, необхідні для співпраці з МВФ. Депутати не змогли проголосувати закон, який спрямований проти інтересів Коломойського. Не змогли вибрати інтереси країни. Чи остаточна це поразка? (укр.)
Імітація земельної реформи
Депутати вирішили переглянути "земельний" законопроєкт. У перші два роки буде діяти обмеження на купівлю землі – не більше 100 га в одні руки.