Скандалы вокруг президента угрожают украинской демократии

Понедельник, 19 февраля 2001, 18:22
Власти колеблются как выйти из ситуации с обвинениями Кучмы

Украинский президент Леонид Кучма, который долгое время демонстрировал себя в качестве главного защитника демократии в стране, сейчас столкнулся с обвинениями, что он ничего общего с этим не имеет.

Его оппоненты обвиняют его в заказе на похищение и убийство вызывающего журналиста, поощрении взрыва против своего политического оппонента, угрозах тюрьмой руководителям на местах, которые не дадут достаточно голосов за него, и в том, что он знал о воровстве $100 миллионов бюджетных средств.

Скандал, который Кучма называет "абсурдом" и "сумасшествием", стоил ему контроля над парламентом, и вывел тысячи протестующих на улицы этой столицы, которая представляет собой смесь колоколен 11 века и утилитарных строений советской эры.

Конфронтация началась в критичный для десятилетней демократии Украины момент. Это время может определить, действительно ли Украина, которая по своим размерам примерно равна Франции и имеет 47 миллионов населения, на самом деле является диктаторской страной Советского образца, как соседняя Беларусь.

Оно также определит, повернется ли Украина к Западу, как, согласно словам Кучмы, он надеется, или вернется назад на российскую орбиту. Украина, которая расположилась на Черном море юго-западнее России, провозгласила свою независимость после распада ССР в 1991 году.

Правительство, кажется, колеблется между тем, чтобы попытаться замять скандал, даже если для этого придется придушить критику, или попытаться узнать всю правду, даже если для этого придется сместить президента. США и европейские организации говорят о нарастающем беспокойстве по поводу действий Кучмовской прокуратуры по расследованию исчезновения 31-летнего Георгия Гонгадзе, чье тело было найдено в ноябре. "У нас нет ясности в том, как они собираются, фактически, продвигаться вперед", говорит один из высоких западных дипломатов.

В интервью продолжительностью в час Кучма настаивал, что он больше чем кто-либо другой хочет узнать, кто обезглавил Гонгадзе, облил его тело кислотой и захоронил в неглубокой могиле в лесу за пределами Киева. Кучма говорит, что записи, на которых слышно как он заказывает похищение Гонгадзе - подделка, хотя и признает, что его охранник мог тайно записывать некоторые из его разговоров.

"Только представьте себе эту абсурдную ситуацию, когда президент звонит нескольким министрам, и дает им приказы уничтожить журналиста", говорит 63-летний Кучма, который до того, как пошел в политику, управлял советским ракетным заводом и ратовал за демократию и рыночные реформы. Он стал премьером в 1992 и в 1994 – президентом. В 1999 он был переизбран.

"Это нанесло удар не только по моему имиджу, это ударило меня в сердце. Я думаю, на моем сердце появились новые зарубины. Меня критиковали всю мою жизнь, включая весь мой президентский срок, как очень мягкого человека. Я лично себе не позволяю делать что-то, что может быть растолковано как грубость и резкость. Но, не смотря на это, говорят, что я заказал покушение на журналиста".

Кучма прогнозирует, что он справится с "политическим шоу", восстановит контроль над парламентом и постепенно продолжит свои про-рыночные реформы.

Он отвергает протестующих, которые требуют его отставки в палаточном городке на центральной улице города, как тех, кому всегда плохо. "Простые люди, они работают", - говорит он, наклонясь вперед на белом парчевом диване перед низким круглым деревянным столом в углу комнаты президента для приемов. "Пусть себе там сидят, если Богу угодно".

В его десятилетней политической карьере законодателя, премьер-министра и президента, говорит Кучма, он никогда не разгонял протестующих или давил на критиков и никогда не станет этого делать. В то же время, по его словам, он не сдастся перед требованиями оппонентами уволить прокурора и других высших силовых руководителей. Если он это сделает, говорит он, силовые министерства потеряют способность функционировать и "простые люди потеряют веру в страну, во власть. И тогда, наверное, найдутся люди, которые придут и попросят железной руки у соседнего государства", вероятно, намекая, что Украина может продолжать поддаваться российскому влиянию.

В тоже время некоторые западные обозреватели говорят, что жесткая позиция Кучмы не больше чем стратегия, и она может сослужить ему хорошую службу.

Политолог Владимир Полохало, главный редактор журнала "Политична думка" говорит, что многие украинцы слишком мало знают о политике и слишком углублены в свои ежедневные проблемы, чтобы поднимать крик о мертвом журналисте. Протесты 5 тысяч можно игнорировать, говорит он, 100 тысяч – это уже другое дело.

"Я шокирован заявлениями", - говорит он. "Многие из моих коллег шокированы. Но часть общества, которая шокирована, не стала критической массой. Общество слабо, запугано и не способно на самостоятельный протест. Каждый думает только о том, как выжить. Большинство людей думают так: "Мы не хотим, чтобы было хуже".

Пробуждение общественности, наверно, единственный вызов для оппонентов Кучмы. Они разделены философскими различиями и отсутствием единого харизматичного лидера. Даже если бы им удалось набрать достаточно голосов для импичмента, закон не дает четкого механизма процедуры импичмента.

Микола Томенко, который возглавляет Институт политики в Киеве, убежден, что на Кучму будут оказывать давление, чтобы они уступил часть полномочий парламенту.

Томенко говорит, что из 450 депутатов парламента, он насчитал 163 тех, кто поддерживает Кучму, 180 тех, кто готов проголосовать за импичмент и около 100, которые могут голосовать и так и иначе.

"То, что будет с президентом, в большей степени зависит от того, как будут голосовать эти люди. А это будет зависеть от того, какие шаги предпримет президент".

До сих пор расследование прокуратурой Украины дела Гонгадзе оценивалась всеми как из рук вон плохое. Группа Репортеров без границ в своем докладе в прошлом месяце заявила, что прокурор проводил расследование "с единственной целью – отвести ответственность это происшествие от руководства страны".
Для расследования дела Гонгадзе был создан парламентский комитет. Но у него очень ограниченные полномочия, и его председатель Александр Лавринович сказал в интервью, что он не может начать определение аутентичности пленок до тех пор, пока не будет располагать оригиналами. Он также говорит, что ситуация настолько политически рискованная, что лучше бы он никогда не соглашался возглавлять эту комиссию. "Фактически, у меня совершенно нет никакой поддержки", говорит он.

Для некоторых лучшей надеждой стало намерение Совета Европы разобраться в ситуации. СЕ согласился обнародовать результаты независимого исследования записей, организованной Международным институтом прессы, базирующимся в Вене, и Freedom House. Согласно СЕ, институт располагает оригиналами записей. Киевский научно-исследовательский институт, который исследовал копии записей, заявляет, что не может идентифицировать голоса говорящих из-за плохого качества записи.

Кучма говорит, что будет приветствовать любую зарубежную помощь. "Мы открыты. Мы не пытаемся что-либо скрыть", говорит он.

Мать Гонгадзе, 58-летняя Леся, также приветствует запрос о помощи. Но она ожидает другого результата. Она говорит, что поняла, что расследование смерти его сына началось только после того, как прокурор попросил ее подписать не соответствующий действительности пункт о том, что ее сын имел большие долги, когда пропал в сентябре.

"Я уверена, что это правда – то, что на пленках", сказала она в интервью в наполненной людьми квартире подруги. "Сегодня мой сын, а завтра это может произойти с каждым. Именно поэтому я должна узнать правду. Я должна идти до конца".

powered by lun.ua