Что будет с Ющенко?
Однако, независимо от ответа, он уже стал "украинским Бальцеровичем"

Суббота, 5 мая 2001, 00:40
Уходя, Ющенко пообещал вернуться. Поэтому теперь главная интрига – это место, где должен повторить трюк Феникса уволенный премьер. И, к сожалению для Ющенко, эта проблема – заложник обстоятельств, которые только частично зависят от него. Будущее в его руках – и настолько же в руках его преемника на должности главы правительства.

Это только Ленин в нас был "вечно живой", в других же случаях непоколебимости народной любви к политикам Чиччолина фору даст. И с этим должен считаться Ющенко – если он действительно связывает свое будущее с амбициями планами возглавить эту страну. Во всяком случае, от этого Ющенко не открещивался. И во время недавней поездки на дачу, когда его в последний раз видели журналисты, на вопрос "Какие в вас планы на 2004 год?" нечто однозначное он не ответил.

Однако политические рейтинги – как молоко в Ташкенте, имеют очень короткий срок хранения. Набираются баллы так же быстро, как и теряются. В России образца 1996 года из абсолютно развалившегося политического трупа Ельцина с доверием на уровне плинтусу за полгода сделали лицо демократии, которому выпала миссия ввести наибольшее государство планеты в новое тысячелетие. И странно, как тогда он не добыл абсолютную победу просто в первом туре.

И так же рядом с этим фантастическим триумфом можно найти абсолютно противоположные примеры. Напряженные 1998-1999 годы в России похоронили надежды многих перспективных личностей, чьи планы достигали уровня главного кабинета в Кремле. С забытых фамилий потенциальных преемников Ельцина можно построить целый пантеон.

Еще большую аналогию между "той" Россией и нынешней Украиной можно проследить, если вспомнить, каким был переизбран на второй срок Борис Николаевич. Как и наш "гарант", он также не успевал переходить из одного скандала в другой и был окружен вокруг себя олигархами, активно прикладывавшими руку к руководству государством. Под давлением окружения он напряженно перенимался вопросом поиска замены. Теперь же фамилии потенциальных претендентов вспомнят разве что архивариусы политического процесса. Чехарда премьеров и и.о. в поисках наиболее надежного – Кириенко, Черномырдин, Примаков, Степашин и, наконец, Путин – дарила надежду каждому из них стать у руля 150-миллионной нации. Победил же тот, кто был последним в очереди.

Первый же герой, чью судьбу рискует повторить Ющенко, также был лицом новой России 21 века. Сергей Владиленович Кириенко, который с полгода поработал председателем правительства Российской Федерации, как и Ющенко, объявил решительный бой олигархам и отбросил даже возможность проводить переговоры по компромиссам за закрытыми дверями. Его даже называли "убийцы олигархов", который провозглашенным 17 августа дефолтом сделал банкротами едва не половину из них. Он не боялся их авторитета и о нем уверенно говорили как о новой России. Однако закат молодой звезды был таким же стремительным, как и ее восхождение. Его лавры перехватил Примаков – не прошел и месяц после назначения на должность, как он выступал с программными речами и активно открещивался от президентских амбиций. Уже после неожиданной отставки Примаков исчез из политического поля. Его возврат на публику сопровождался безумным ростом рейтинга доверия среди россиян. И если бы не виртуозная нейтрализация конкурента Путина руками Доренко, чеченская "антитеррористическая кампания" и взрывы в Печатниках и на Каширскому шоссе, неизвестно, кому бы Ельцин передавал свои полномочия. А Примаков терял свой рейтинг настолько же быстро, как и набирал. Весь его актив перешел к тогдашнему действующему премьеру Путина. А кто сейчас помнит амбиции Лебедя или Лужкова? Именно их портреты вынес на свою обложку американский журнал Forbes и поставил рядом вопросы "Кто будет руководить Россией?". (Было это осенью 1998, в период, когда Примаков еще не поднялся, а Кириенко уже упал).

Так же уйти в политическое небытие может и сам Ющенко – если потеряет ощущение момента, когда нужно опять появиться на белом коне перед публикой, разочарованной действиями власти. И если инициатива ровенского отдела Руха Удовенко, который пригласил уволенного премьера возглавить партию, найдет отклик в сердце Ющенко, то это, по меньшей мере, посеет зерно ревностей на всем правом политическом поле. Однако пока сам Ющенко возглавлять какую-либо партию отказывается.

В то же время портрет самого Ющенко – второй составляющей его гипотетической победы – рисуется из двух противоположных штрихов. С одной стороны, он демонстрирует способность едва не собственноручно все грядки в Украине перекопать, чтобы только "Украина состоялась как государственность" и "у нас был передовой успех". С другой – показывает отсутствие амбиций в карьерном росте и характерную для украинцев тягу к постоянству и оседлости. На вопросы – если повернуть время вспять, согласился бы он на премьерство еще раз – расслабленный дымом шашлыков Ющенко ответил в фирменном стиле длинных предложений и размышлений с ностальгией в голосе:

"Когда я ушел из банка "Украина", думал, что годами буду возвращаться к нему. Но время проходит, перелистывается эта страница… Такое же ощущение у меня было в отношении Национального банка. Я думаю, что, начиная с любой комнаты в подвале и заканчивая перекрытием чердаков, я это все облазил на своих четверых ногах, на четвереньках. Это нужно вообразить – какой был банк в 92-93 году. В прямом и переносном смысле. Как функция, как институт. Я всего себя отдавал туда, и получал огромное-огромное удовлетворение. Прошло какое-то время, я листочек перевернул, и ощущение такое, что и в Национальном банке уже лет пять не был. Интенсивность других дел настолько выбивает, забивает. Я нахожусь в таком возрасте, что уже не воспринимаю как комплименты или свидетельство чего-то сверхважного то, сколько раз ты вошел (в двери власти – УП). Говорить так, что у туда биологически тебя тянет (в Кабмин – УП) – у меня не было такой цели и нет такой цели".

Вторую черту, которую вписывают в графу недостатков Ющенко – неумения находить общий язык с оппонентами. Однако Ющенко не ощущает горечи поражения из-за своей непоколебимости – которая в конце концов убрала самого премьера с пути олигархов, борющихся за государственный ресурс: "Компромисс – это нормальный сегмент. И если мы говорим о более большой цели, то компромиссы становятся явлением достаточно нужным. Но в данном случае о чем идет речь. Есть вещи основополагающие, при которых явление или происходит, или не происходит. Я не хочу обращаться к примерам Нины Андреевой, которая принципы не меняла. Но если из системы вынимают ключевую шестерню, она где-то останется… но она не будет функциональной. Когда мы сейчас говорим о той циничной форме капитала, и речь не идет о конкретных лицах… Когда одна группа или групка людей перебирает на себя возможность говорить с властью "мне там нужно, там нужно"… Вы знаете, я объехал десятки, десятки стран мира. И чем более элитный бизнесмен, тем он имеет более уникальное здоровое поведение общества. Это правила игры. Когда делается политика, эти люди являются гражданами своего государства – и не больше. И никто здесь не начинает вспоминать, кто владеет каким количеством заводов, суден… Это все становится на второстепенный план. Чтобы не выйти на конфликт интересов – бизнесовых и политических".

В конечном итоге Ющенко удался получить ответ на прямой вопрос. Он сказал, почему отказал кадровой претензии СДПУ(о) заменить губернатора Закарпатья: "Область, которая в 2000 году имела наивысший рост ВВП – и ставим вопрос, давайте снимем…"

Но, принимая даже во внимание таланты делать свои недостатки достоинствами – при помощи простых объяснений – Ющенко не является полным хозяином своей карьеры. Из-за причин, указанных выше. Фактически будущее Ющенко-президента сейчас решает "гарант" нынешний, от воли которого зависит личность нового руководителя Кабмина.

Однако, пользуясь способностями самого же Ющенко находить в плюсах минусы, позволим себе такое наблюдение. Даже если на премьерстве в 1999-2001 годах историческая миссия Ющенко закончится, он уже оставил след в украинской истории. Вспомните, все последние годы, озираясь на соседнюю Польшу, Украина долго искала в лагере либеральных экономистов своего героя, которого благодаря экономическому прорыву можно было бы поставить в один уровень с Бальцеровичем. (Время от времени выходили статье с кричащими заголовками "Будет ли Пинзеник/Тигипко/Терехин украинским Бальцеровичем?") В конечном итоге на каком-то этапе такая дилемма исчезла. Теперь же ясно, что незаметно для ярлыкоклеятелей своего "Бальцеровича" Украина получила. Как и автор польской "шоковой терапии" и экономического чуда, которое последовало за ним, Ющенко так же записал себя в учебники как первый премьер, во времена которого в Украине после десятилетия разрухи начался экономический рост. А герой Речи Посполитой выше должности заместителя председателя правительства, кстати, и не поднимался.



Читайте также все материалы УП за день увольнения Ющенко

Фамилии депутатов, проголосовавших "за" и "против" отставки Ющенко



powered by lun.ua