Дело Гончарова показало, что Пискун стал Потебеньком

Среда, 13 августа 2003, 16:32
Институт массовой информации заявляет, что не доволен реакцией Генеральной прокуратуры в связи с обнародованием писем Игоря Гончарова. В среду ИМИ обратился с "официальным запросом" за разъяснениями к генпрокурору Святославу Пискуну.

К таким действиям ИМИ удался после заявления заместителя генерального прокурора Украины Александра Медведько, который заявил, что в полученных от ИМИ материалах нет ничего нового, о чем было бы неизвестно прокуратуре.

В запросе к Святославу Пискуну ИМИ просит сообщить, почему так медленно продвигается следствие по делу Гонгадзе, если информация, которая изложена в письмах Гончарова, "давно известна". Также ИМИ интересует, почему Гончаров не был допрошен при жизни, "хотя, по информации адвоката Гончарова господина Смородинова, его подзащитного не раз посещало высокое должностное лицо из Генеральной прокуратуры?".

ИМИ также старается выяснить у Пискуна, "почему до сих пор не были изъяты вещественные доказательства, точное место нахождения которых указанно в письме Гончарова к генпрокурору".

"Вообще, оперативность, с которой прокуратура делает акцент на несущественности писем Гончарова для раскрытия убийства Гонгадзе, очень напоминает действия прокуратуры времен Потебенька, когда любые возможные свидетельства о причастности первых лиц государства к похищению журналиста воспринимались по принципу не может быть, так как не может быть вообще", пишет вице-президент ИМИ Сергей Таран в комментарии к запросу, опубликованному на сайте ИМИ.

ИМИ также сообщает, что несколько раз старались взять комментарии у бывшего начальника УБОПа Киева Сергея Хамулы, которого Гончаров в своих письмах обвинял в избиениях. "Однако наши попытки были напрасными, а по нашим неофициальным источникам нам стало известно, что господину Хамуле вообще запретили встречаться с журналистами".

Читайте также:

В ПИСЬМАХ ГОНЧАРОВА НЕТ НОВОЙ ИНФОРМАЦИИ ДЛЯ ГЕНПРОКУРАТУРЫ



powered by lun.ua