Несостоявшийся тендер

Понедельник, 10 ноября 2003, 12:38
Война есть общение между людьми, и притом такое, в котором настроение играет очень большую роль. Бестактное обращение эрцгерцога с Суворовым мы безусловно присоединяем к его ошибкам, и притом не к самым мелким из совершенных эрцгерцогом как полководцем...
Карл фон Клаузевиц, "1799 год"

Область, в которой в политическом конфликте можно начать непосредственные действия, представляет и в стратегическом отношении большую ценность.
Там же


Прошло уже десять дней со дня скандальных событий в Донецке. И хотя страсти еще даже и не начали остывать, но пыль несколько улеглась, и можно, наконец, попытаться проанализировать ситуацию и сделать некоторые выводы.

Прежде всего, необходимо отбросить все версии о якобы возможной самодеятельности местных донецких властей. Идея о том, что проведение такой масштабной политической акции было возможно без личного и предметного указания Виктора Януковича, изначально представлялась в высшей степени сомнительной.

Дальнейшее поведение фигурантов лишь подтверждает нелепость подобных предположений. И по "понятиям", и в рамках обыкновенной административно-иерархической дисциплины самодеятельность, имевшая большой (пожалуй, даже чересчур большой) политический резонанс, должна была бы быть наказана - сурово и немедленно.

Полагая свое достоинство ущемленным, Виктор Федорович не стеснялся идти на самые серьезные конфликты – как свидетельствует летняя отставка днепропетровского губернатора Швеца, помимо прочего, имевшего исключительно надежную, как он наивно полагал, "семейную" крышу. В нынешнем же случае ни о каких попытках "возмездия" речь не шла – даже слухов, даже намеков таких не было.

 
 
Во-вторых, было бы сложно объяснить донецкие события исключительным давлением президентской администрации. Насколько можно судить по публиковавшимся "темникам", аналогичные "акции" планировались в течение последних месяцев во многих местах общения Виктора Ющенко с потенциальными избирателями, и в этом направлении Банковая оказывала давление на все местные администрации.

Однако, судя по новостийным лентам и по заявлениям "Нашей Укрианы", с большим или меньшим успехом антиющенковские акции где-то проводились, где-то саботировались, но совершенно очевидно, что местные начальники если и выполняли киевские указания, то делали это без особого рвения и чрезмерного фанатизма.

И уж совсем, казалось бы, не было никакой нужды "брать под козырек" вождям гордого Донбасса, учитывая и наличие премьерской "крыши", и перманентно тлеющий конфликт с главой АП Виктором Медвдедчуком, и, наконец, некие "особые" отношения дончан с "Нашей Украиной".

Таким образом, следует исходить из того, что если не технологическая организация "теплой встречи" Виктора Ющенко в Донецке, то уж, во всяком случае, инициатива акции исходила именно от премьер-министра Виктора Януковича.

Причин неожиданной жесткости "приема" приводилось множество, и нет нужды останавливаться на них подробно – вполне вероятно, что все они, в той или иной мере, сыграли свою роль. Однако есть один аспект, который комментаторы то ли упускают из виду, то ли игнорируют, то ли сознательно и старательно обходят. Речь идет об американском факторе.

Мне кажется, что игнорировать американскую тему неверно, прежде всего, методологически. Потому что любые версии о причинах донецкого шабаша должны включать в себя объяснение того, почему, зачем и как вообще решился Виктор Янукович после своего триумфального (как утверждают) американского турне посягнуть на Виктора Ющенко – не только украинскую "надежду нации", но и, по совместительству, любимое украинское детище американской дипломатии?

Итак, что же произошло в Штатах? Победные реляции о замечательном и чутком приеме Януковича исходили, главным образом, от близких к нему СМИ, и их можно было бы вообще игнорировать, если бы сами американцы не демонстрировали со своей стороны и впрямь неожиданно теплые чувства к украинскому премьеру.

У Виктора Федоровича были серьезные основания поверить, что солидные и вполне официальные лица в Штатах готовы рассматривать его как "альтернативу" Виктору Ющенко. Похоже, у него сложилось впечатление, что вакансия "американского претендента" на грядущих президентских выборах в Украине еще не закрыта, или ее, как минимум, слегка "приоткрыли" для него, Януковича.

Надо сказать, что такое представление (разумеется, если оно действительно имело место) было в высшей степени наивным. Когда-то у моих друзей жила собачка – вполне благовоспитанная такса по имени Бетка. Собачка замечательно знала правила хорошего поведения в домашней "стае", и никогда их не нарушала – до определенного момента. А именно - до тех пор, пока у моих друзей не родился ребенок.

Появление малыша, естественно, самым безжалостным образом сломало весь привычный порядок вещей и, естественно, отодвинуло Бетку на самый задний план семейной иерархии. Такса мужественно боролась, изо всех своих собачьих сил защищая свой привилегированный статус, она честно пыталась продемонстрировать, насколько она лучшая, более шустрая и полезная собака, чем этот вопящий и никчемный (в ее представлении) щенок.

Бедное животное – она на понимала, что ни о какой "честной" конкуренции речь не идет. У нее не было не только "шанса", у нее не было даже "шанса на шанс". Пример с таксой Беткой, может быть, несколько грубоват, но, на мой взгляд, он наиболее выпукло демонстрирует всю безнадежность "альтернативных" фантазий Виктора Януковича.

Тем не менее, еще раз подчеркну, - в отличие от собачки, которую мои друзья очень любили и отнюдь не пытались обмануть, Виктора Януковича, по всей видимости, никто не пытался разубедить в двух заблуждениях.

В том, что на право получить американское благословение существует открытый тендер, и в том, что его заявка в этом тендере вполне благожелательно принята к рассмотрению. Должен признаться: например, у меня сложилось стойкое впечатление, что силы, поддерживающие Виктора Ющенко, были бы не прочь вывести на выборах Виктора Януковича в качестве спарринг-партнера своего фаворита. Чем-то обхаживание премьера напоминало шаманские пляски Кучмы вокруг Петра Симоненко – в ходе президентских выборов 1999 года.

Впрочем, это уже гипотетическое развитие гипотетической версии. Принципиально важно другое – если Виктор Федорович Янукович решил, что тендер существует и все еще открыт, то, разумеется, он должен был как-то обозначить свое в нем активное участие. Янукович должен был показать, какой он крутой, уверенный и могучий претендент.

Разумеется, при этом он должен был продемонстрировать свои сильные стороны – точнее, то, что он считает своими самыми сильными сторонами. Он должен был показать, кто в стране хозяин, в конце концов! Примерно так, как такса Бетка демонстрировала свои замечательные собачьи качества, доказывая свое безусловное превосходство над новорожденным ребенком.

Вполне возможно, что состязание могло откладываться довольно долго. Однако, назначив съезд в собственной вотчине Януковича, в Донецке, Ющенко ускорил ход событий.

В рамках принятой нами версии об "открытом тендере" Янукович не мог воспринять такой приезд иначе, чем вызов, более того – иначе, чем попытку недобросовестной конкуренции. И тогда была дана отмашка - выдать Виктору Ющенко "живое творчество масс" по полной программе.

Последствия известны, и комментировать их нет нужды – какие "массы", такое и "творчество". Равно как нет смысла комментировать "нашеукраинские" оскорбленные филиппики - на мой взгляд, они не вполне адекватны: интерпретировать изображения Ющенко в СС-овском мундире как пропаганду фашизма – это не выглядит даже натяжкой. Зато некоторые следствия из донецких событий выводятся автоматически.

Разумеется, весь этот скандальный шабаш не очень вписывается в модель "репетиции" президентских выборов - последняя "репетиция" прошла при подсчете бюллетеней на парламентских выборах 2002 года и проводилась прямо противоположными методами – без всякой публичности, по возможности, "без шума и пыли".

Мне кажется более правильным рассматривать события 31 октября как первое сражение в полувиртуальной борьбе за симпатии и одобрение основных "сторонних" игроков – прежде всего, в Кремле и в Белом Доме. И это сражение Виктор Янукович безнадежно проиграл. Впрочем, и "репетицию" он тоже проиграл. Потому что донецкий скандал самым глубинным образом изменил положение самого Януковича и ситуацию в целом.

Как свидетельствует опыт выборов в Югославии (и личная судьба Слободана Милошевича), в случаях, подобных нашему, признание или не-признание результатов выборов зависит от двух факторов – от желания и от возможности.

Большого желания договариваться с президентом Януковичем изначально не было ни у Штатов, ни у Европы, ни даже у значительной части кремлевской верхушки. А возможностью оспорить результаты грядущих президентских выборов в Украине всех желающих вооружил премьер Янукович 31 октября.

Отныне вопрос "может ли Янукович выиграть президентские выборы?" перешел в совершенно другую плоскость. Теперь он звучит приблизительно так: "Признают ли победу Януковича в том маловероятном случае, если он сумеет ее одержать?" И ответ однозначен – нет, не признают.

Кстати говоря, в связи с этим ценность Януковича как спарринг-партнера только повысилась. И считаться с двумя этими фактами придется всем заинтересованным сторонам.



powered by lun.ua
Подпишитесь на наши уведомления!