Протасов сожалеет, что Пукач его обманул о Гонгадзе

Вторник, 11 ноября 2008, 12:25

Бывший начальник дежурной части Главка криминальной разведки Николай Протасов, приговоренный к 13 годам заключения по делу Георгия Генгадзе, утверждает, что был обманут генералом Алексеем Пукачем и не предполагал гибели журналиста.

Об этом он сказал в интервью "Сегодня", данном в Бучанской исправительной колонии, где он проходил курс лечения и откуда на днях вернулся в Макошинскую ИК.

"Сожалею, пожалуй, лишь об одном – что был обманут... генералом Алексеем Пукачем. Как и другие сослуживцы. Он всех нас обманул, сказал, что Гонгадзе просто нужно доставить в милицию. Чем это закончилось, вы знаете. Но ни у кого из нас и в мыслях не было, что Георгий погибнет", - сказал Протасов.

На уточняющий вопрос, означает ли это, что Пукач его "классически подставил, а сам потом легко скрылся от следствия", Протасов ответил:

"Подставил на 100 процентов. Однажды я его напрямую спросил: зачем же ты со мной так поступил? Он ответил: а куда б ты делся? Мы всецело от него зависели".

Он подтвердил, что общался с Пукачем после 16 сентября 2000 года, когда был убит Гонгадзе: "Общались, конечно, мы ведь вместе работали. До 2003 года, пока я на пенсию не ушел. Но о Гонгадзе разговора как такового не было. Костенко на суде давал показания, что Пукач подходил к нему и говорил: "Валера, пока эти люди (высшее руководство страны) при власти, нам бояться нечего".

"А жив ли Пукач, и где может быть, мне неизвестно. Думаю, вы больше меня знаете", - сказал Протасов, отвечая на вопрос журналиста.

Он признался, что Пукач, с которым они вместе учились в школе милиции, жили в общежитии, и попали в одно подразделение в столичном управлении, некогда согласился быть записанным крестным дочери Протасова, но "на этом все и закончилось".

"За 25 лет ни разу у нас дома не был, и с днем рождения ее не поздравлял, даже куклы не купил. Ну, это такое... А потом стал моим начальником и как-то спрашивает: что ты там про кума говорил? Так вот, говорит, я под крестом не стоял, перед батюшкой не был, и давай забудем про это. Вот такое это было кумовство – на словах, не перед Богом", - сказал Протасов.

В то же время, он также опроверг слова представителя Мирославы Гонгадзе Валентины Теличенко о том, что Протасов многое скрыл от следствия и суда: "Теличенко не права. В ее словах нет резона. Я все рассказал, и ничего от суда не утаивал. То, что было написано в явке с повинной, практически не отличалось от того, что говорил на процессе".

На вопрос, могли ли генерал Фере и ныне покойный Дагаев быть заказчиками физического устранения Гонгадзе, и его отношениях с ними Протасов сказал:

"С Фере был знаком, но так, наглядно […] А с Дагаевым не общался. Могли ли они быть заказчиками, сказать не могу. В суде Попович рассказывал, что однажды после встречи с Дагаевым и Фере в ресторане Пукач обронил: есть команда перезахоронить бойца (так для конспирации могли называть Гонгадзе). Но сам я такого не слышал".

Украинская правда



powered by lun.ua
Подпишитесь на наши уведомления!