Новинский уверяет, что выполнял просьбу митрополита Владимира

Четверг, 8 декабря 2016, 11:00

Депутат Вадим Новинский утверждает, что 3 года назад он помогал архиепископу Александру Драбинку по просьбе ныне покойного митрополита УПЦ МП Владимира.

Выступая с трибуны Верховной Рады Новинский опроверг, что выполнял поручение экс-президента Виктора Януковича относительно давления на церковь.

"Если к этому представлению подойти непредвзято, сразу видно, что это – политический детектив, основанный на доносе, лжесвидетельствах, допущениях и фантазии Генеральной прокуратуры", – заявил Новинский.

По его словам, регламентный комитет профессионально подошел к вопросу.

"Меня обвиняют в том, что я был пособником у организаторов и исполнителей якобы незаконного лишения свободы гражданина Драбинко. Но организаторам предъявлено подозрение, в котором ничего не сказано о том, что у них были пособники. Моей фамилии в этих пидозрах нет. Это свидетельствует о том, что я невиновен", – заявил Новинский.  

Он отметил, что исполнителями считают сотрудников "Грифона", которые осуществляли охрану помощника митрополита на основании заявления самого Драбинко.

"Дело по "грифоновцам" ведется с 2014 года. Уже 4 раза это дело отправлялось в Вышгородский районный суд и четырежды суд отправлял это в Генпрокуратуру за отсутствием состава преступления. И на данный момент статус "грифоновцев" не определен – они не обвиняемые и не подозреваемые. Так в чем меня обвиняют: кому я был пособником?", – заявил депутат.

Он сказал, что проверка МВД в 2014 году не обнаружила в действиях "Грифона" правонарушений, зато в заключении указано, что следователи ГПУ оказывали давление на следователей МВД.

Новинский подтвердил, что звонил Валерию Коряку: "Но звонки были после того, как ко мне обращался Драбинко. Он мне звонил, просил о помощи. Я перезванивал после этого Коряку. Драбинко звонил не только мне. Он звонил другим народным депутатам и высокопоставленным лицам государства – и они тоже звонили Коряку. Почему их не обвиняют?".

Депутат уверяет, что помогал Драбинко, а не давил на него: "Не по указанию Януковича, а по благословению блаженнейшего...".

"Известно и время, и место, где бывший, ныне покойный, митрополит Владимир попросил меня помогать Драбинко. И не только попросил, но и благословил меня на это. И я как человек церковный, верующий – для меня благословение блаженнейшего это приказ, закон – я честно выполнял его просьбу и всем, чем мог, на основании закона, помогал Драбинко в тот момент", – сказал Новинский.

По его словам, Драбинко "перемещался везде, где хотел: он был на богослужениях, на различных празнествах, на встречах с политиками, был в Феофании, в клинике "Обериг".

"Разве только в ночных клубах не бывал – куда его не пускали, наверное. А так он свободно перемещался по городу на своем автомобиле. Охрана ездила за ним на другом автомобиле. Он мог в любой момент уехать, куда он хочет, если его лишали свободы – он мог заявить об этом везде, но никому он об этом не говорил. Никому из членов Синода и другим архиереям", – заявил Новинский.

"И жалоб от блаженнейшего о том, что на него оказывалось какое-то давление тоже не было. И в материалах дела это есть. Они допрашивали других членов Священного синода УПЦ, и они это подтвердили – но следствие на это закрывает глаза", – добавил он.

Новинский также возмутился: "Доступ к моей телефонии был получен Генеральной прокуратурой в обход решения Верховной Рады… Даже эти доказательства незаконны".

"Это дело сфабриковано, от начала до конца, Генпрокуратурой. Цель – политическое давление, политическое преследование. Генеральнай прокуратура превратилася в НКВД образца 1937 года, в политическую инквизицию. Она преследует всех несогласных с властью политиков. Власть грабит людей… а Генпрокуратура является инструментом гонений", – заявил депутат.

Он добавил, что есть еще и "экономическая подоплека", так как военная прокуратура проводила обыски у одного из руководителей "Смарт-холдинга" накануне заседания регламентного комитета, хотя в судебном разрешении значилось другое имя.

"Я подготовил запрос в Генеральную прокуратуру. И, пользуясь случаем, хочу передать его генпрокурору, чтобы ГПУ разобралась в этом инциденте и наказала всех виновных", – заявил Новинский.

Он также сказал депутатам: "Вы сейчас голосуете за то, позволить ли Генпрокуратуре далее заниматься беспределом, фабриковать дела, упаковывать людей в камеры и выбивать показания на других политиков, заниматься политическим преследованием и экономическим рэкетом".  

Перед самим голосованием позже Новинский вновь заверил, что все обвинения против него бездоказательны и безосновательны.

Ранке генпрокурор Юрий Луценко заявлял, что Вадим Новинский в период удержания в неволе Александра Драбинко, то есть с 16 сентября по 14 декабря 2013 года, 40 раз звонил тогдашнему начальнику киевской милиции Валерию Коряку. 

После выступления Новинского в Раде 8 декабря Луценко заверил, что данные о звонках Новинского получены законно. Он также заявил, что Драбинко, по сути, находился не под охраной "Грифона", а под конвоем.

Читайте также (Не)прикосновенный. В чем ГПУ обвиняет Новинского

Алена Рощенко, УП

powered by lun.ua