Заява генпрокурору Піскуну від Ігоря Гончарова

Середа, 10 вересня 2003, 10:57
Стиль і орфографія збережені


Генеральному прокурору Украины
от Гончарова Игоря Игоревича,
1959 г.р. урож. г. Киев, украинец,
пенсионера, проживающей в Киеве
по ул. Жилященко, 8, кв. 77, не судимого


ЗАЯВЛЕНИЕ

На протяжении длительного времени я во время допросов сообщаю следователям о известных мне фактах преступлений совершенных групой лиц (Нестеровым, Свердловым, Гайдаем и другими), но большая часть моих показаний не фиксируется официально, от меня берут только небольшую часть из известного мне.

Поэтому я обращаюсь к Вам с просьбой чтобы мне была дана возвожность дать полные, всеобъемлющие показания о всех известных мне преступлениях, часть из которых являются резонансными, и умолчать о которых из соображений совести я не имею права.

Начну с того, что несколько лет назад мой знакомый Меньшиков Валерий Станиславович, познакомил меня со своим приятелем Нестеровым Юрием. Со слов Меньшикова – Нестеров – наркоман, возглавляющий довольно большую преступную групу (в которую входят как я узнал парни по имени Гена – проживает в частном доме, недалеко от ул. Хорольской, Саша – проживает в районе ул. Дешевской, парни по фамилиям Кеппель, Аннушко, Кровец, Педун, Зубко и другие.

На время моего знакомства группа занималась похищением одиноких лиц, грабежом их имущества, продажей их квартир (это организовывала группировка Свердлова – Ткаченка), завладения их паспортами с целью использовать их для получения в банках г. Киева кредитных карточек (с вклееными в эти паспорта своими фотографиями), а впоследствии в Германии при помощи проживающего в Гамбурге гр. Вебера (эмигрант из Украины Ткаченко Сергей), в небольших магазинах, на автозаправках где отсутсвовали касcовые аппараты или скупался товар на сумму гораздо превышающую сумму кредита, о чем владельцы магазина удовольствовавшиеся при продаже подписью на чеке, узнавали только на следующий день, пытаясь получить оплату из банка г. Киева.

Таким образом группа Нестерова за несколько лет сильно обогатилась, а (в банках) в г.Киеве и в Германии были возбуждены и нераскрыты до настоящего времени ряд уголовных дел на пропавших при помощи Нестерова безвести владельцев паспортов. Кроме того группа Нестерова входила в группировку "Киселя" и занималась вымогательствами и как я узнал позднее "заказными убийствами".

Со слов Нестерова многие преступления планировались и совершались по "наводке" работников одного из отделов УБОП, которые оказывали поддержку группе в случае ее "засвета" перед милицией. За это Нестеров делилися со своими покровителями из УБОП часть денег и вещей добытых преступным путем. Решал вопросы (заплатив работникам УБОП), о освобождении или избежании уголовной ответственности членов своей группировки.

Таким образом как я узнал впоследствии остались нераскрыто ряд тяжких престпулений. В их числе похищение и убийство трех парней (фамилии кажется Мартыненко, Зелинский и…), из офиса фирмы по ул. …… находящейся в торговом комплексе недалеко от зданий КПИ., по трассе скоросного трамвая.

Этих парней Нестеров, Кеппель, Мельников и их знакомые из УБОП вывезли на мотодром поселка "Чайка" где продержали в помещении склада а потом убили забрав их машину, деньги и вещи. "Заказ" они получили от бизнесмена – брата ректора КПИ (у меня есть его визитная карточка, и есть данные похищенных).

По просьбе Михайленко Леонида (а тот выполнял просьбу работников УБОП области Терещенко и Редько), Нестеров, Аннушко и Мельников сделали попытку вымогательства денег у бизнесмена и его жены в их доме частном в пос……. но не получив денег Нестеров разозлился и убил (застрелил) бизнесмена и его жену, - и вывез из дома аппаратуру.

Аннушко и Мельников помагали Нестерову, а Михайленко ожидал их на выезде из поселка на своей автомашине. Узнав о убийстве Михайленко был шокирован и в итоге впоследствии уехал из Украины в США (об этом знает Нановский его друг продолжающий работать в УБОП и "торгующий" информацией поступающей из ИВС (?), продает различным группировкам информацию которую получает в ИВС (?) от своих или чужих агентов.

Участвовал Нестеров в похищении журналиста Гонгадзе о чем я напишу подробнее в отдельном заявлении, и инсценировке смерти от алкогольного отравления личного водителя Плюща в районе метро "Дарница", и в убийстве парня занимающегося торговлей контрабантными сигаретами, чей склад был ограблен в пос. Борщаговка. Ниже я подробно и обстоятельно укажу о этих преступлениях совершенных с ведома и под контролем работников УБОП.

Из тех преступлений что стали известны в процесе происходящего сейчас расследованы похищение парня ювелира, валютчика и мужчины-знахаря были осуществены также с ведома работников УБОП расчитывающих получить "долю" или выгоду от происходящего.

А в деле о похищении Гельфанта, которое организовал Свердлов, и которого сразу "вычислили" работники УБОП Нестеров уплатил ("взятку") откупные этим работникам в обмен на то чтобы Сверлову и Вознюку позволено было скрытся и уехать из пределов Украины.

Весь ход расследования по делу Гельфанта с сентября 2000 по май 2002 Нестеров знал в деталях от самих работников УБОП раследовавших дело, и только то что Хомула получив от родителей Гельфанта крупное вознаграждение за "раскрытие" этого дела позволило наконец раскрыть это преступление о которм работника УБОП было все известно и за "нераскрытие" которого они получили крупные "вознагражнение" от Свердлова через Нестерова.

Все убийства по делам раскрытим и еще нераскрытым совершал лично Нестеров, и лично сам без свидетелей зарывал трупы, говоря всем другим, что просто опивает (?) свои жертвы снотворным и отпускает. Это я понял уже в ходе следствия. О этом и многом другом я узнал слишком поздно, когда фактичекси невольно оказался втянут в совершении ряда преступлений.

Я с детства нетерпящий какой-бы то ни было несправедливости поверил вранью Нестерова о том, что ему должны деньги о том, что его знакомых обманули забрав у них деньги – я решил помочь Нестерову восстановить справедливость и помочь ему в возврате его денег и денег его друзей.

О том, кто такой Нестеров на самом деле я стал понимать после того как он пытался привлечь меня к похищению своей бывшей жены и тещи с целью их последующего убийства, а также после того как я стал сомневатся в том, отправил ли он заграницу моего знакомого Пемошка (?), на которого Нестеров просил свернуть убийство Гельфанта под предлогом что того убили в Чехии.

Когда Нестеров понял что он убийца, то сказал что уничтожит мою семью, а меня самого его знакомые из УБОП обвинит в совершенных им-же убийствах.

Когда меня задержали и пытали на допросах током, удушением через противогаз, избивали ногами, подвешивали на ломе то я не сознался в том чего не совершил, а именно в убийствах.

Но о похищениях должников Свердлова и Мочерного я рассказал чесно и открыто.
Но мои чесные показания а также показания по другим преступлениям оказались "не нужны" Хомуле и тем, хто стоит за ним.

От меня потребовали оговорить себя и других именно так – как кому-то было выгодно. Хомула предупредил меня что я буду покалечен а впоследствии и убит в тюрьме или руками уголовников или отравлен сокамерниками по его поручению, если не дам свои показания в таком виде, в каком от меня требуется.

А также Хомула сказал что-бы я никому не говорил о убийствах в пос. Счастливом, журналиста Гонгадзе и водителя Плюща поскольку они касаются высоких должностных лиц, которые тогда рассправятся с моей семьей. Если же я буду давать показания как выгодно Хомуле то меня как и Нестерова "сделют" задним числом агентом УБОП якобы внедрившимся в банду, и впоследствии освободят. Но думаю Хомула лжет, да и совесть не позволит мне наговаривать на себя и других того чего небыло на самом деле.

Преступления которые сейчас расследуются под №62-2222 это преступления совершившиеся Нестеровым и его группой при участии УБОП с одной стороны и группой Свердлова – Гайдая с другой стороны. Группа совершала преступления а Нестеров платил "откупные" в УБОП чтобы преступления остались нераскрытыми.

Только желание Хомулы получить вознаграждение от родителей Гельфанта и граждан Чехии (по факту похищения девушки и получении за нее выкупа на Русановке), позволили частично раскрыть некоторые из совершенных преступлений, но с той трактовкой действий и участия лиц в них, с какой было выгодно Хомуле, получившим деньги с обоих заинтересованых сторон.

Ряд убийств Нестерову заказывал Свердлов. Ряд убийств заказывал кто-то из УБОП (отдела на Московской площади). Я слишком много знаю и узнал чтобы оставить меня в живых, гораздо выгоднее все свалить на меня и после этого убить под каким-то предлогом, инсценировать как сказал Хомула мою смерть как последствие болезни.

Истина в нашем государстве никому как я понял не нужна. Я написал эти строки чтобы люди знали если я умру, что я ни лидер группировки, и тем более никакой не убийца а просто человек ненавидящий лиц грабящих наш народ, и пытавшийся помочь восстановить справедливость людям которых считал порядочными и которые воспользовавшись моей помощью чтобы осуществить свои планы и выполнить "заказы" на убийства, как я теперь понимаю.

Это конечно меня не оправдывает но я не ищу оправданий. Мое заявление это покаяние мое о всем произошедших что мне известно и чему я был свидетель. Более подробно о упомянутых фактах я готов написать или сообщить вам или уполномоченым лицам при личной встрече. Копию заявления я передаю журналисту, на тот случай если подлинник (я пишу сразу от руки два экземпляра) где-то исчезнет на пути к Вам

Написано собственноручно (Подпись)

P.S. Ряд доказательных материалов, фото- видео, и магнитофонные записи что касается упомянутых преступлений мною зарыты на дачном участке на Русановских садах, находятся в металлической коробке в дипломате и мешке, место занет Меньшиков и один из моих друзей из СБУ, - некоторые фамилии (?) по журналисту я сообщил уже Ельцову и работнику СБУ Васильченко. А также Е.К.М.

Выкопать эти матерыалы есть смысл только в присутствии группы депутатов и жуналистов, посколько много информации есть связанной с высшими должностными лицами страны чьи указания исполнялись работниками УБОП и (неразб.) преступной группировки.


ЗАЯВЛЕНИЕ

Я, Гончаров Игорь Игоревич, 1959 г. рождения, уроженец Киева, украинец, пенсионер МВД пишу это заявление в здравом уме и твердой памяти и прошу того, кто его получит, сделать его достоянием общественности.

После того, как в июне 2002 года я сообщил начальнику отдела УБОП г.Киева Хамуле о том, кто совершил похищение и убийство журналиста Гонгадзе, и о том, что ряд других преступлений планировали и совершали работники УБОП, совместно с лицами, входящими в группировку Свердлова-Нестерова, я был жестоко избит, будучи предварительно подвергнут пыткам упомянутым выше Хамулой и его подчиненным оперработником Игорем, в помещении отдела УБОП на Московской площади.

Хамула требовал, чтобы я не давал показаний в отношении тех работников УБОП, которые вместе с Нестеровым и другим преступником, входящим как и Нестеров в группировку "Киселя", похитили в сентябре 2000 года журналиста Гонгадзе на бул. Л.Украинки, в Киеве (фамилии этих лиц, как и фамилии работников службы криминальной разведки, отследивших перед этим местонахождение Гонгадзе, я сообщил работнику СБУ Васильченко и частично журналисту Ельцову), а также о причастности работников УБОП к другим убийствам и похищениям, которые осуществляли лица, входившие в группу Свердлова-Нестерова.

Эти указания совершались по прямому указанию министра МВД Кравченко, а впоследствии Смирнова. К этим похищениям и убийствам причастны знавшие о них высшие должностные лица нашего государства, и наш президент.

У меня имеются об этом материалы, собранные совместно с работниками СБУ, - а именно магнитофонные аудиозаписи разговоров, записанное признание Нестерова и другие материалы.

Я предложил Хамуле официально в присутствии журналистов и работников СБУ изъять их в том месте, где я укажу. Хамула требовал, чтобы я отдал ему эти материалы для уничтожения. Кроме того, Хамула отказался фиксировать мои показания, требовал лжесвидетельствовать, по фактам, по которым проводится расследование, обещая за это, что я пройду по этим уголовным делам просто свидетелем.

Когда я отказался, Хамула обещал убить меня в СИЗО руками бандитов, инсценировав смерть мою, как смерть в следствие болезни или самоубийства. После выписки из БСМП, меня отказались освидетельствовать на инвалидность, практически не лечили в медчасти СИЗО, не смотря на мои жалобы на усиливающиеся боли в животе, и частые потери сознания. Думаю, что это делается с ведома и по наущению Хамулы. Попытки разоблачить лиц, руководивших и организовавших преступления, возможно, будут стоить мне жизни. Но я иду на это ради истины и справедливости.

24.02.03. Написано собственноручно. Подпись.



powered by lun.ua