Информационная политика: почему не стоит злоупотреблять запретами?

1386 просмотров
Воскресенье, 15 июля 2018, 15:00
Оксана Чепижко
исполнительный директор "Ассоциации защиты банков"

Вопрос о том, стоит ли ограничивать свободу слова ради интересов национальной безопасности, не имеет однозначного ответа.

Хотя бы потому, что в условиях гибридной войны "красные линии" тоже становятся подвижными. И то, что ещё вчера казалось обоснованным запретом, уже сегодня может превратиться в инструмент цензуры.

С запретами вообще не просто.

В феврале 2018 года КМИС сообщал: 44% украинцев не поддерживают запрет российских телеканалов (поддерживают – 37%). Противников запрета российских социальных сетей – 46%, сторонников – 30%.

Конечно, есть соблазн назвать эти сорок с чем-то процентов "врагами" и закрыть дискуссию. На самом деле это далеко не так.

Социологи не проводили глубинных интервью, чтобы выяснить, сколько опрошенных высказались против запрета как метода решения проблем, ничуть не ностальгируя при этом по российскому контенту.

То, что отторжение вызывают именно запреты, подтвердила попытка провести через Верховную Раду скандальный законопроект №6688 о досудебной блокировке сайтов с "опасным содержанием". В этом случае общество было практически единодушно: так нельзя.

А как можно?

Прежде всего, давайте признаем: запреты и блокировки вряд ли смогут компенсировать гораздо более серьезные просчёты в сфере национальной безопасности.

Об этом хорошо написал Мустафа Найем: громких заявлений об информационном вмешательстве извне много, а дел, доведённых до конца, почти нет.

Такая же беда – с коммуникацией нововведений. В большинстве случаев общество просто ставят перед фактом.

Между тем, именно в гражданской среде есть немало профессиональных и отраслевых сообществ, которые можно было бы привлечь ещё на стадии разработки законопроектов и решений. Тогда на выходе власть получила бы не просто качественный, но и легитимный продукт.

Общественное обсуждение со всеми стейкхолдерами тоже не будет лишним. И проводить его нужно не для галочки, а так, чтобы действительно услышать оппонентов, взвесить их контраргументы и профессионально их "отработать".

Чем шире будет предварительный консенсус, тем эффективней окажется новый закон. Хотя бы потому, что его выполнение не станут саботировать.

Каждый предложенный запрет должен быть безупречен как с правовой, так и с технологической точки зрения. Расплывчатые формулировки, равно как и "эксклюзивное оборудование", которое можно приобрести только у одной компании, обязательно будут использованы нечистыми на руку чиновниками. "Как лучше" обернётся "как всегда".

Наконец, нужно постараться избежать двойных стандартов. Условно говоря, если мы поддерживаем те запреты, которые касаются неугодного нам содержания, значит, мы "по умолчанию" соглашаемся с тем, что могут заблокировать и наш сайт.

Хотя проблема, конечно, глубже. Стремления перегородить информационные потоки "стенами" – не просто бесполезны, но и вредны. Технически обойти запрет совсем не сложно. Те, кто хочет, может посмотреть любую передачу или фильм в интернете.

Скажу непопулярную вещь: подобного рода ограничения, напротив, могут "оттолкнуть" от Украины тех, кто отнюдь не симпатизирует нынешней политике России, но уважает индивидуальное право выбора.

С другой стороны, не могу согласиться с теми, кто утверждает: достаточно насытить украинское информационное пространство качественным и разнообразным контентом, и потребность в иных источниках информации отпадёт сама собой. Контент – это производная.

Украине нужна проактивная информационная политика.

Часто, сами того не желая, мы принимаем навязанную нам повестку, опровергая откровенные фейки и проклиная оппонента.

"Мы не такие", – пытаются доказать украинцы.

А какие мы на самом деле?

У нас достаточно позитивного содержания, интересного миру.

Давайте избавляться от "стокгольмского синдрома" и становиться по-настоящему самостоятельными.

Оксана Чепижко, специально для УП



powered by lun.ua
Какая эпидемия в действительности угрожает Украине?
Если бы к эпидемии ВИЧ, от которой страдают так много наших сограждан, было приковано столько же внимания сколько к коронавирусу, которым не инфицировался еще ни один украинец, мы бы уже давно ее преодолели. (укр.)
Айда в художественный музей на Мирослава Ягоду
Искусство Ягоды выпадает из конвенционных рамок. Его произведения не просто преисполнены эсхатологических образов и христианской символики – они имеют характер визионерских прозрений. (укр.)
Как дела с реформой прокуратуры? (FAQ)
Генеральная прокуратура vs Офис генерального прокурора: аттестация прокуроров, судьба тех, "кто не прошел", и еще некоторые нюансы в контексте реформы прокуратуры. (укр.)
Увольнение, трудовые споры, профсоюзы: что предлагает новый Трудовой кодекс
Как будут увольнять и решать трудовые споры в случае принятия нового Трудового кодекса? (укр.)
Эпидемия и коррупция – взрывоопасная смесь!
Летом 1829 в Севастополе был установлен карантин против чумы, которому были подвергнуты все его жители без разбора. Вследствие карантина наступил голод, пышно расцвели спекуляция, злоупотребления флотских интендантов и коррупция в среде чиновников. (укр.)
Финуслуги в смартфоне. Какие платежные новации подготовил Нацбанк
В конце января Национальный банк обнародовал проект закона о платежных услугах. Какие возможности он предоставит украинцам? (укр.)
Ликвидация Верховного Суда Украины неконституционна: что теперь будет с судебной системой?
Разбираемся с Верховным Судом Украины, новым Верховным Судом и решением Конституционного Суда Украины. (укр.)
Почему последние успехи СБУ – неуместный пиар?
Сочетание СБУ функций контрразведки и следствия создает условия для злоупотреблений и влияет на эффективность. (укр.)