Сбор на покупку комплекса тяжелого дрона для 48 ОШБ

Александр Задорожний: Советовал бы вспыльчивым коллегам попробовать просчитать возможные результаты на несколько ходов вперед

Вторник, 29 апреля 2003, 14:03
Споры вокруг того, какой должна быть избирательная система в Украине ведутся давно. В интервью "Урядовому кур'єру" свои мысли по этому поводу высказал народный депутат, постоянный представитель президента в парламенте Александр Задорожний.

- Александр Викторович, недавно президент отметил, что он за пропорциональную систему, но категорически против партийных списков. Но многие из наших сограждан понимают пропорциональные выборы именно как выборы по партийным спискам. Интересно услышать ваше мнение по этому поводу, не только как народного депутата - представителя главы государства в парламенте, но и как специалиста в отрасли международного права.

- Начну с того, что сама логика демократического развития, опыт предыдущих парламентских выборов настойчиво убеждают в необходимости внедрения пропорциональной системы. Реформирование всей властной конструкции в государстве, переход к парламентско-президентской республике закономерно предусматривают необходимость введения избирательной системы, которая гарантировала бы создание такого состава парламента, который отобразит весь спектр общественного мнения, а главное - обеспечит создание коалиционного правительства. Т.е., внешняя и внутренняя политика высшего органа исполнительной власти, которым по Конституции является Кабинет Министров, должна непосредственно опираться на свободу народа в лице его полномочных представителей-парламентариев. А это, как свидетельствует опыт многих европейских государств, возможно только при условии перехода к пропорциональной избирательной системе.

Вопрос в том, какую именно из ее разновидностей стоит предпочесть. Это и имеет в виду президент, который категорически отрицает ту систему партийных списков, которая применялась у нас, называя ее советской. Если помните, во времена СССР откровенно формальной была не только процедура, но и сама суть выборов. "Все, как один" - 99,98 % избирателей безальтернативно "выбирали" определенное количество предварительно тщательно отобранных и проверенных, в том числе и КГБ, представителей рабочих, крестьян, интеллигенции, женщин, молодежи, ветеранов и тому подобное. Возможно, действительно достойных людей, которые, к сожалению, ничего не решали - решения принимали совсем другие и на других властных этажах. Так продолжалось несколько десятилетий, что не могло не отразиться на общественной сознательности, и дает о себе знать еще и поныне.

- К тому же, например, во Франции, с которой мы так любим сравнивать Украину, Великобритании, Италии, Венгрии отдают преимущество мажоритарной системе и тем или другим разновидностям смешанной.

- Это действительно так. Хотя, скажите, в той же таки "мажоритарной" Великобритании избирательная система, по большому счету, является в значительной степени пропорциональной, ведь голосуя за того или другого кандидата, избиратели традиционно решают, которой из двух самых мощных партий - консервативной или лейбористской - стоит на этот раз предоставить преимущество. Но, немало наших соседей по европейскому дому выбирают парламенты именно по пропорциональной системе. Выбирают на протяжении вот уже больше века! Ведь первые избирательные системы на базе пропорционального представительства возникли в Европе еще на стыке ХІХ и ХХ столетий. Думаю, этот исторический опыт, несмотря на достаточно большое временное расстояние, стоит иметь в виду сегодняшним украинским политикам, чтобы в который раз не наступать на грабли.

Из досье. Переход к пропорциональным избирательным системам был обусловлен, во-первых, стремлением обеспечить участие религиозных или национальных меньшинств в избрании представительской власти, во-вторых, продвижением демократии. Расширение избирательных прав граждан повлекло за собой возникновение новых политических сил, которые желали занять достойное место в системе власти, в то время как "старые" партии пытались привлечь в свои ряды сторонников представителей тех социальных групп, которые впервые получили право выбирать. Именно пропорциональные выборы 1892 года примирили католиков и кальвинистов в швейцарской Женеве. Именно пропорциональное распределение голосов избирателей помогло в 1899 году бельгийцам смягчить этнические противоречия, содействовало упрочению национального единства и формированию политической нации.

Своеобразный вариант пропорционального представительства используют в Германии, преимущество пропорциональной системе отдает Финляндия (с 1906 г., тогда страна еще входила в состав Российской империи), Швеция (с 1911 г.), Нидерланды (с 1918 г.), Дания (с 1920 г.), Норвегия (с 1921 г.).

Системы пропорционального представительства - а количество их разновидностей значительно превышает мажоритарные модели - предусматривают, что депутатские места в парламенте распределяются между партиями, которые участвовали в выборах, в соответствии с количеством голосов, полученными каждой из этих политических сил. Следовательно, такая система предусматривает возможность создания только многомандатных (их
еще называют полиноминальными) избирательных округов количеством - от одного, когда создается общегосударственный избирательный округ, до многих - так называемая система разъединенного электората. Каждый из этих округов, которые создаются в соответствии с административно-территориальным делением в государстве, имеет определенное количество мест в парламенте.

Следует учитывать, что каждый из депутатов, который получает мандаты по итогам пропорционального распределения голосов избирателей, является представителем народа в целом, а не "своего" округа, репрезентует интересы избирателей страны, а не отдельного региона. После того, избранная нами модель пропорциональных выборов должна стимулировать развитие политической системы страны в таком направлении, чтобы ведущие партии имели существенную поддержку на востоке и западе, в центре и глубинке.


- Известно, что в странах с большим количеством политических партий используется избирательный барьер - минимальный процент голосов избирателей, который необходимо получить, чтобы принять участие в пропорциональном распределении мандатов. Скажите, в Нидерландах этот порог составляет только 0,67 %, тогда как в Турции - 10 %. В большинстве же стран он не превышает 4-5 %. У этой нормы, которая применяется и у нас в Украине, где составляет 4 %, есть немало критиков.

- Да. Упрекают, что установление подобных барьеров приводит к потере определенного количества голосов избирателей, которые голосуют за партии, которые не способны преодолеть соответствующий порог. Действительно, голоса избирателей, которые поддерживают определенную политическую силу, при распределении мандатов могут провести в парламент ее политических оппонентов. Именно так нередко и происходит, в чем мы успели убедиться на собственном опыте. Но, давно доказано, что потеря голосов в этом случае все же является значительно меньшей, чем при применении мажоритарной системы. По-видимому, стоит согласиться с теми, кто предлагает расценивать это как своеобразный налог на создание политически структурируемого, стабильного, дееспособного парламента. Только таким образом мы сможем стимулировать дальнейшее политическое структурирование общества.

- Однако вряд ли пропорциональная система сама по себе является залогом создания действительно сильных, авторитетных партий, и исчезновения с политической арены "диванных" (весь реальный состав которых может разместиться на одном диване) группировок.

- Для этого следует сделать дальнейшие шаги, внести соответствующие коррективы в закон о партиях. Предусмотрев, что для партий, которые на выборах набрали, допустим, меньше, чем один процент голосов избирателей, аннулируется их государственная регистрация. Т.е. мелкие политические силы вынуждены будут искать защиты у мощных, популярных структур.

Из досье. Чтобы удержать от участия в выборах партии-фантомы - маломощные и непопулярные - избирательные системы многих стран предусматривают и такое достаточно эффективное средство, как избирательный денежный залог. Партии, которым не удалось преодолеть установленный процентный барьер, теряют заложенные средства, в отличие от тех, кого поддержали избиратели. Аналогичные механизмы, как мы знаем, довольно эффективно срабатывают и в мажоритарных и смешанных моделях.

Пропорциональные избирательные системы различаются также по способам формирования избирательных списков. Например, система так называемых жестких списков предусматривает голосование за сформированный партией список, где каждый из кандидатов занимает соответствующее место, которое не может быть изменено в течение выборов. Достаточно распространенной (Бельгия, Дания, Нидерланды, Польша) является система полужестких списков (так называемое преференционное голосование), когда избиратель не только голосует за тот или иной партийный список, но и указывает тех кандидатов из него, которым предоставляет преимущество, т.е. преференцию. Кандидат, который по итогам выборов получил больше всего преференций, продвигается на более высокое место в списке. Вместо этого в Швейцарии (а до реформы 90-х годов и в Италии) используют свободные списки - избиратели сами определяют место в партийном списке того или иного кандидата, т.е. его рейтинг. Стоит добавить к этому перечню еще и систему так называемого панаширования (панашанажа), когда избиратель может выбирать кандидатуры из различных списков, составляя свой собственный, за который и голосует.

Понятно, использование систем полужестких и свободных списков является средством борьбы с определенным обезличиванием, без чего в той или иной мере не обходится ни одна из пропорциональных систем. Вспомните собственный прошлогодний опыт. Хорошо, когда известные избирателю имена содержались в первой десятке или даже пятерке кандидатов от партии, за которую он голосовал.

Однако применение систем полужестких или свободных списков неприемлемо для Украины не только по сугубо техническим причинам - попробуй сориентируйся в сотнях фамилий в десятках списков! Вынуждены принимать во внимание общий уровень политической культуры, ведь опыт свободных выборов у сегодняшних граждан Украины достаточно ограничен. Социологи дружно указывают: украинский избиратель голосует не за партийную программу, о которой он по большей части представления не имеет, а за конкретного лидера.

Из досье. Опыт соседей свидетельствует, что стремление сделать выборы максимально демократическими иногда приводит к последствиям, которые далеко не прогнозируют авторы идеи. Борьба кандидатов от той самой партии или блока, т.е. единомышленников и соратников, за собственный высокий рейтинг в партийном списке заставляет прибегать к агитации против своих же коллег. С этой проблемой внутренней конкуренции после введения полужестких списков столкнулись, например, в Польше. Негативные результаты подобной борьбы "своих против своих" не заставили себя ждать. Избиратель может разочароваться в партии как таковой и вообще проигнорировать ее список. Реальной остается и опасность расколов, измельчения, чего нам в Украине и сейчас не хватает.

- Используя опыт далеких и близких соседей, не стоит, по-видимому, забывать и об отечественных приобретениях.

- Бесспорно. Оборачиваясь на собственную историю на протяжении последних ста лет, найдем, кажется, большинство из известных ныне избирательных систем, которые Украина при тех или других обстоятельствах внедряла или даже пыталась использовать. Вспомните хотя бы избирательные системы УНР времен Центральной Рады, ЗУНР...

Пропорциональные выборы с разъединенным электоратом практиковались на территории, которая находилась под юрисдикцией Центральной Рады. Задекларированная в 1918 году избирательная система Западноукраинской Народной Республики, очевидно, была самой близкой к пропорциональной системе в ее нынешнем понимании, поскольку предусматривала пропорциональное голосование с созданием национальных избирательных округов, чтобы каждое национальное меньшинство в соответствии со своей численностью имело определенное гарантированное количество мест в парламенте. К сожалению, этой системе так и не удалось реализоваться.

В советские времена выборы де-юре проводились по мажоритарной системе квалифицированного большинства, де-факто же нарушали все основы избирательного права, хотя тогдашние масс-медиа громко величали их "праздником народовластия". Вся новейшая история нашего государства указывает на стойкие тенденции к пропорционализму. В 1989 г. Верховная Рада УССР приняла избирательный закон, который должен регулировать проведение демократических выборов. Недостаток опыта, отсутствие специалистов по избирательному праву, противодействие недавней коммунистической номенклатуры - все это в сумме не лучшим образом отразилось на качестве этого законодательного акта. Принятый в 1993 г. первый избирательный закон независимой Украины был, безусловно, более прогрессивным по сравнению с предыдущим, но предусматривал все ту же неэффективную мажоритарную систему квалифицированного большинства, вследствие чего целый ряд избирательных округов так и остался без своих представителей в парламенте.

Парламентские выборы-98 впервые проводились за принятым в 1997 г. законом, который предусматривал новую для Украины смешанную систему параллельного комбинирования. Половина парламента избиралась по мажоритарной системе относительного большинства (это фактически делает нереальной достоверность повторных выборов), еще 50 % - по пропорциональной системе, т.е., по партийным спискам в многомандатном общегосударственном избирательном округе. Это, в свою очередь, предопределило, так сказать, длину списка: наличие в нем 225 фамилий кандидатов, понятное дело, делает невозможным применение полужестких или свободных списков, следовательно определенным образом деперсонифицирует "партийную часть" выборов. Избирательный закон-97 установил 4-процентный барьер, который необходимо преодолеть партии или избирательному блоку для того, чтобы принять участие в распределении мандатов. Принятый в 2001 году избирательный закон совершенствовал уже известную смешанную избирательную систему.

- Из хода последних событий в парламенте можно понять, что новый избирательный закон может стать единственным, так сказать, элементом политической реформы, тогда как остальное отложат до лучших времен. Не будет ли это повторением уже хорошо известного нам сценария запряжения повозки впереди коней?

- Вот именно! Хотя все - за политическую реформу, переход к парламентско-президентской республике. Поэтому логично было бы вплести избирательное законодательство в контекст политического реформирования государства. А для начала прийти к согласию в отношении концептуальных основ реформирования, решить проблемы, относительно которых ведутся самые острые споры. Что касается количества палат Верховной Рады, принципов формирования правительства и тому подобное.

- Кстати, оппоненты пропорциональной системы отмечают, что она, содействуя многопартийности, в то же время усложняет достижение межпартийных компромиссов и договоренностей. Не ослабляет крайние, экстремистские политические течения. При таких условиях, по мнению многих, формирование правительства большинства выглядит достаточно проблематичным.

- Истина всегда конкретна. Я уверен, нет никакого смысла спорить о целесообразности использования той или иной модели избирательной системы без наличия в нынешнем парламенте стабильного политического большинства. Дискуссия относительно политического реформирования, которая должна состоятся 12 мая, как и недавние парламентские слушания, в который раз засвидетельствовали наличие противоположных взглядов на проблему со стороны различных политических сил.

Мы уже имели прецеденты, загоняли себя в глухой угол решениями о создании законодательного симбиоза из предложений, которые исключают друг друга. Последствия скрещения ужа с ежом, известно какие: закон не успевает вступить в силу, как уже требует корректив. Такого законодательного "брака" насобиралось немало (поэтому, на мой взгляд, нам абсолютно не помешает вторая палата, которая бы выступала своего рода фильтром на пути некачественных законодательных актов, созданных в протиборстве представителей противоположных позиций).

Поэтому я бы посоветовал некоторым вспыльчивым коллегам прежде, чем выдвигать очередные ультиматумы относительно немедленного принятия нового избирательного закона, все-таки взвесить, что именно мы хотим получить в итоге. Попробовать просчитать возможные результаты хотя бы на несколько ходов вперед. И задуматься, не придется ли очередной раз чесать затылок: мол, хотели, как лучше, а получилось, как всегда.


"Украинская правда" в Threads

Реклама:
Уважаемые читатели, просим соблюдать Правила комментирования