Освобожденный из плена Асеев описал пытки в донецкой "Изоляции"

15326 просмотров
Вторник, 28 января 2020, 16:58

Журналист и блогер Станислав Асеев, которого боевики "ДНР" 28 месяцев удерживали в "Изоляции" в оккупированном Донецке, описал пытки заключенных и пленных там.

Источник: фрагменты рукописи Асеева, которые он оформляет в книгу, "Радио Свобода"

Дословно: "Будет ошибкой считать, что в этих стенах издевались исключительно над "укропами", к которым относили всех, у кого была статья "шпионаж". Напротив, на нас смотрели с оглядкой на возможный обмен, а это означало, что у человека не должно быть видимых шрамов, ожогов и переломов.

Тогда как свои – так называемые "ополчение", сотрудники "министерств" и прочие – представляли собой настоящее мясо, тренировочный материал, который можно буквально вбивать в пол, не опасаясь последствий. Администрация "Изоляции" прекрасно понимала, что ни один российский телеканал никогда не возьмёт у них интервью, ни одно местное издание никогда о них не напишет.

…Были люди, которые "вскрывали" себя, но ни один так и не бросился на охрану… В худшие времена количество заключённых "Изоляции" достигало 70 человек, но ни одного случая массового неповиновения администрации так и не произошло".

Детали: Стас Асеев описал несколько случаев, когда пытки привели к попыткам суицида.

Одного мужчину мучили электродом в заднем проходе – и он попытался вскрыть себе вены гвоздём. Его остановили, так как вели наблюдение, и перевели из "одиночки" в общую камеру, где за ним присматривали уже сами заключённые.

Другая попытка суицида касалась человека, которого пытали одновременно с сыном на одном столе, и не только физически – но и эмоционально. Когда его сын помочился под себя из-за непроизвольного сокращения мышц, так как им обоим пускали ток в задний проход и на гениталии, отцу стали кричать: "Посмотри на сынка – обмочился, как щенок!".

Этого человека завели в общую камеру с глубокими электроожогами и кровопотёками на голове: в подвале "Изоляции" он попытался пробить себе череп о металлический уголок нар.

Так как на протяжении недели его пытали с семи до половины девятого, в это время мужчина уже рефлекторно терял самообладание: его руки начинали судорожно дрожать, он садился на край нары у двери камеры и повторял "терпи, сынок, терпи, терпи, терпи", как если бы находился в подвале, где его с сыном обливали водой и били током.

На попытки сокамерников его успокоить реакция практически отсутствовала, "из-за чего приходилось усаживать его за стол, слегка нажимать на сломанные рёбра – и только затем отвлекать разговорами о рыбалке и шахте", так как он был шахтёром и рыбаком.

Его сына отпустили, но отцу давали понять, что всегда могут вернуть его обратно, если на суде что-то пойдёт не так.

Еще одного сокамерника Асеева пытали на протяжении месяца, держа в подвале пристёгнутым к решётке наручниками – "так, что даже бутылку с протухшей водой ему приходилось доставать ногами".

По словам Асеева, этот человек принципиально не менял свой пакет, в котором его пытали, и так и ездил в "контору" с обрывками скотча, которым его обматывали, пока прикручивали провода. Он говорил, что "не готов так дёшево отдать свою жизнь" и "сдохнуть, как собака".

По мнению Асеева, в среду, где физические страдания сочетаются с глубокой психологической травмой, мысли о суициде выглядят скорее нормой, чем отклонением. Ему самому понадобились почти 2 года в "Изоляции", чтобы "сознательно выбрать жизнь там, где всё говорит в пользу смерти".

Справка: В оккупированном Донецке на территории артцентра "Изоляция", который получил свое название от изоляционного завода, теперь режимный объект, фактически концлагерь. В нем содержатся "особо опасных преступников".

В этой неофициальной тюрьме Асеев провел 28 месяцев– большую часть времени своего пребывания в плену. Увиденное и пережитое там Стас начал описывать, еще находясь в "Изоляции". Рукопись отобрали. В СИЗО, а затем и колонии он по памяти восстановил написанное. Перед обменом отдал сокамернику – пленному танкисту Богдану Пантюшенко, чтобы тот спрятал тексты среди писем от жены.

Предыстория:

  • Журналист Станислав Асеев, который писал под псевдонимом Станислав Васин, пропал в начале июня 2017 года на оккупированной территории. Позднее стало известно, что его взяли в плен боевики, обвинив в шпионаже на украинскую армию..
  • 17 августа 2018 года телеканал "Россия-24" показал программу, в которой Асеев якобы подтверждал, что работал на украинскую разведку. Тогда боевики впервые показали Асеева с момента задержания.
  • В октябре 2019 года оккупанты приговорили его к 15 годам тюрьмы.
  • 29 декабря боевики ОРДО в рамках обмена передали Украине журналистов Станислава Асеева и Олега Галазюка. 

Украинская правда


powered by lun.ua