Луценко рассказал, почему не убежал заграницу

3 просмотра
Понедельник, 14 февраля 2011, 10:55

Экс-главе МВД Юрию Луценко до заключения предлагали помощь в оформлении статуса беженца заграницей, но он отказался.

Об этом он сказал в интервью газете "Коммерсант-Украина".

"Я знал о гиперактивности МВД и Генпрокуратуры, которые с апреля 2010 года перевернули массу документов, пытаясь найти на меня компромат. Но я был спокоен – санаториев МВД при мне не воровали, "фирмы друзей" госзаказов не получали, дворцов и дач я силами МВД не строил... Поэтому мысли об эмиграции мне в голову и не приходили", - отметил он.

"А потом пришла новость – в МВД и ГПУ считают незаконным празднование Дня милиции в 2008 и 2009 годах. Бред, подумал я", - сказал Луценко, подчеркнул, что на праздновании присутствовал президент, а "расходы состояли лишь из оплаты аренды зала и цветов для награжденных госнаградами и вдов погибших милиционеров, ни одной бюджетной копейки на вторую – развлекательную – часть не было потрачено".

Луценко рассказал, что в ноябре прошлого года он встретился с одним из руководителей Генпрокуратуры, который сообщил ему, что есть "уголовное дело о стаже водителя".

"Перспективы дела, по его словам, были нулевые, но руководство ГПУ сильно давило, требуя активного следствия. "Ты же не собираешься уезжать из-за этого маразма?" – спросил он. "Конечно, нет", - ответил я. "Не переживай, об аресте не может быть и речи", - сказал он. Но мне стало ясно – именно к этому идет", - сказал Луценко.

"Через несколько дней все окончательно встало на свои места: несмотря на абсурдность обвинений, дело расследуют 11 следователей-"важняков", темпы расследования – ударные, задача – мой арест", - отметил он.

"Перспективы оспорить дело в суде – нулевые, так как следствие за день до суда объявлялось законченным, суд в связи с этим не рассматривал жалобу о законности возбуждения дела по существу, а через пару дней следствие опять открывалось и движение к поставленной цели – Луценко в камеру – продолжалось", - добавил Луценко.

Он вспомнил: "Многие политики говорили мне, что в таких условиях нельзя испытывать судьбу. Некоторые, в том числе зарубежные друзья, предлагали помощь в оформлении статуса беженца".

"Решение я принимал вместе с семьей. С одной стороны, я в стране, где родной брат главы ГПУ руководит высшей для меня судебной инстанцией (Николай Пшонка, заместитель главы Высшего спецсуда по рассмотрению гражданских и уголовных дел), и, получается, перспективы справедливого суда нулевые...", - сказал Луценко.

"С другой стороны – не с моей физиономией прятаться и не с моими деньгами жить в эмиграции. И главное – почему я должен бежать, тем самым давая повод поливать меня грязью, а моих соратников по оппозиции без слов арестовывать из-за прецедента побега?", - заявил он

"Семья меня поддержала. Они знают, что я не смогу жить в трусости. Я никогда не прятался за спины, всегда брал удар на себя. Я и сегодня готов отвечать, уверен в своей правоте. Единственная проблема: где найти независимый суд?", - добавил Луценко.

Читайте нас також у Telegram. Підписуйтесь на наші канали "УП. Кляті питання" та "УП. Off the record"



powered by lun.ua