Государство в смартфоне: убить цифрового Дракона

2305 просмотров
Вторник, 30 июля 2019, 10:00
Константин МунтянКонстантин Мунтян
политический консультант, коммуникационное агентство Proxy IP

Пока американские сенаторы призывают ФБР разобраться, в чьих интересах приложение FaceApp старит пользователей, новоиспеченная украинская власть, возможно, собирается сдать в цифровое рабство целое государство.

Задача, которую президент Зеленский ставит перед своей цифровой командой, для современной Украины очень амбициозна – государство в смартфоне.

Подразумевается, что смартфон находится в руках гражданина. Однако чей он на самом деле? За безобидной идеей удобства получения справок о несудимости кроются риски государственного порядка.

Ресурс XXI-го века и современное цифровое рабство

Цифровая паспортизация граждан – шаг на пути к построению цифрового общества. Процесс, который будет закончен точно не при каденции Владимира Зеленского и, скорей всего, не в этом веке.

После завершения столь эпохального процесса мы окажемся в мире, где государства, разграниченные по территориальному признаку, проиграли виртуальным государствам, разграниченным по признакам нефизического характера – идеям, ценностям, ресурсам.

В мире, где новостной трафик и контроль телевидения являются таким же ресурсом, как нефтяная скважина, выход к морю или торговый путь, идея виртуального государства уже не кажется столь безумной.

В этой войне будущего победят наиболее подготовленные виртуальные государственные структуры – те, которые могут контролировать распространение технологий, знаний, долговых обязательств, виртуального насилия вроде онлайн-изоляции, а также ресурсы XXI-го века – социализацию, внимание, лояльность; умеющие транслировать физическое насилие в любую точку Земли за деньги или цифровые блага, вроде высокого социального рейтинга, для исполнителей.

Гражданство государства Facebook уже на горизонте.

Останется ли Украина и в этой битве проигравшей территорией, digital failed state, разделенной между виртуальными соседями? Сейчас это так и выглядит.

Государство имеет суверенное право защищать себя и свои ресурсы. Право нужно заявить и отстоять – как, например, это уже сделал Владимир Путин, призвавший обеспечить цифровой суверенитет России.

Но прежде необходимо осознать, что это – ресурс.

Читайте також:

"Цифрова держава" Зеленського: від бізнесу до блокчейну для голосувань

Зеленський взявся за проект "Держава у смартфоні"

"Держава у смартфоні": Зеленський зібрав експертів і намітив план

Зеленський запросив до складу Національної інвестиційної ради власника Viber

У Зеленського готують систему цифрової ідентифікації громадян

Держава у смартфоні Андрія Богдана

"Держава в смартфоні": Зеленський закликав українців пройти опитування

Каков истинный ресурс XXI-го века, никаким образом не отраженный на балансе государства Украина?

В XX-м веке в СССР родился пропагандистский трюизм "Люди – наше главное богатство". Кроме явного гуманистического смысла, в нем крылась подоплека, намек на тот факт, что навыки и квалификация граждан являлись кадровым ресурсом государства.

Развитие цифрового общества привело к появлению принципиально новых ресурсов, месторождением которых является информационное поле – время и внимание.

Время, которое люди тратят на развитие экономик цифровых метрополий путем получения цифровых услуг, и внимание, которое этому уделяется.

Другими словами внимание, которое пользователи интернета отдают развлекательному цифровому контенту, предпочитая одни бренды другим – это ресурс. Реклама, игры, фильмы, цифровые товары – на 80-90% цифровой импорт.

Клики по баннерам в иностранной рекламной сети, приводящие к покупкам в иностранных интернет-магазинах – вклад в развитие экономик государств, которые получат налог на добавленную стоимость.

Время измеряется в часах, деньгах и при других обстоятельствах этот ресурс работает на народ – если у государства существует международная и внутренняя цифровая политика.

Сейчас время и внимание украинских граждан распределяется между транснациональными корпорациями, работающими в информационном поле страны с минимальным правовым регулированием. Плати налог, и твори, что хочешь.

Мы опять продаем сырье, не потрудившись заработать на интеллектуальном продукте с добавленной стоимостью.

Отсутствие дальновидной государственной политики автоматически приглашает игроков, находящихся на следующей ступени развития, к цифровой колонизации нашей страны.

Создание полной базы данных граждан Украины со всеми учтенными социальными связями, пенсиями, геолокацией, финансовой историей, болезнями, социальными выплатами, не имея стратегии защиты и отстаивания прав этих же граждан, напоминает приглашение людоедов за обеденный стол.

Это и есть цифровое рабство, Манхэттен в обмен на ракушки.

Внимание граждан, которое тратится на антиукраинскую пропаганду, тянет на хищение государственных средств в особо крупных размерах. Антиукраински настроенная партия Шария, получившая государственное финансирование по результатам выборов, наглядный тому пример.

Современное цифровое рабство на порядок выгоднее своей архаичной формы – долгового рабства, на котором построена западная цивилизация. Завершается эпоха бумаги – банкнот, долговых расписок, кредитных и ипотечных договоров, других средств учета обязательств. В тренде – блокчейн, токены, виртуальная валюта.

Но люди, по-прежнему, наше главное богатство.

В XXI-м веке контроль над мозгами, который сейчас обеспечивается с помощью телевидения, примет еще более изощренные, пока неизвестные формы.

Уже снята серия "Черного зеркала" о социальном капитале, который главная героиня теряет за несколько дней, всего лишь оказавшись в дурном расположении духа.

Loading...

Цифровая диктатура на примере Китая

Эксперимент с системой тотального цифрового учета граждан, проводящийся Китаем в городе Синьцзян, демонстрирует верхний предел, до которого способно дойти цифровое общество – цифровая диктатура.

В "цифровом концлагере" Синьцзян поражены в цифровых правах национальные меньшинства типа уйгуров и люди с низким социальным индексом.

На улицах действует тотальная система распознавания лиц. Гражданам запрещено пользоваться иностранными мессенджерами и платежными системами, на смартфоны принудительно устанавливается программа слежки, любой смартфон может быть проверен полицейским, вся переписка находится под контролем, а за неправильную фотографию в памяти можно сесть в тюрьму.

Обычные граждане имеют социальный индекс благонадежности, на который влияет целый ряд поступков.

Задолженность по кредиту, дорожный штраф, посещение "неправильных" сайтов опускают его. Участие в социальной жизни государства, наоборот, поднимают.

Высокий рейтинг открывает ряд возможностей, включая скидки на коммунальные услуги и меньший процент в банке. Гражданам с низким рейтингом труднее найти работу, снять квартиру, зайти в дорогой магазин, купить билет на внутренний рейс.

Все это может стать и нашей обыденной реальностью. Добро пожаловать в будущее.

В чьем смартфоне окажется Украина?

Так отдает ли себе отчет президент в том, в чьем смартфоне окажется государство Украина, или намеренно опускает этот вопрос?

Сейчас общество находится в точке, после которой мы или окажемся в учебниках истории как образец построения цифровой демократии, или в провинциальном цифровом концлагере для малоросов.

Пока в соседней стране происходит информационное угнетение по сословно-образовательному признаку (холопам – телевизор, мещанам – телеграм, боярам – аналитика), Украина может стать образцом того, как цифровые технологии и цифровой суверенитет преобразовывают страну, становясь основой для гражданских прав и свобод в эпоху информационного общества.

Украина станет одним из столпов цифровой демократии в мире, приняв собственный документ о цифровом суверенитете, наряду со знаковыми документами эпохи – такими, как американский Digital Millennium Copyright Act об авторском праве в интернете, Директивами Евросоюза о цифровой экономике и авторском праве, проектом еGovernment Великобритании.

Уверен, речь украинского президента о провозглашении цифровой независимости страны с трибуны ООН станет знаковым шагом в будущее, вехой в истории человечества.

Что для этого нужно.

Во-первых, осознание новой реальности, где войны ведутся из-за экранов компьютеров с любой территории мира.

Во-вторых, заявление о государственной политике в отношении цифровых прав своих граждан. Заявление о цифровом суверенитете страны. Акт Цифровой Независимости.

Положение о цифровом суверенитете становится правовой основой на отстаивание информационного пространства. Вторжение в него без санкции государства равносильно посягательству на суверенитет и объявлению войны.

На основе заявленной цифровой политики государство создает инфраструктуру третьего тысячелетия – финансовую, технологическую, правовую, образовательную, которая станет основой экономики следующего технологического уклада.

В-третьих, необходима ясно выраженная позиция Украины в вопросах прав и свобод граждан в международном информационном пространстве.

Даже декларация такой позиции ставит президента Украины на один уровень с руководителями государств, обладающими стратегическим видением собственной цифровой политики.

Так станет ли наша страна мягко диктовать миру свою волю, свои правила, свое видение? Нести цифру в отдаленные от цивилизации регионы планеты, вроде цифровых диктатур Китая и России?

Совпадет ли в будущем виртуальная граница государства с реальной, или распространится везде, где на клавиатуре есть украинская раскладка?

И поместится ли будущее государство Украина в смартфон?

Потому что, возможно, для этого его придется выключить.

Константин Мунтян, специально для УП

Колонка – матеріал, який відображає винятково точку зору автора. Текст колонки не претендує на об'єктивність та всебічність висвітлення теми, яка у ній піднімається. Редакція "Української правди" не відповідає за достовірність та тлумачення наведеної інформації і виконує винятково роль носія. Точка зору редакції УП може не збігатися з точкою зору автора колонки.



powered by lun.ua
Предохранители земельной реформы: как они работают в ЕС
Целью введения рынка земли должно стать привлечение широких слоев украинцев в фермерство для увеличения количества экономически самодостаточных граждан. Понимает ли это правительство? (укр.)
Кто такие удмурты и где тая Удмуртия? Памяти Альберта Разина
РФ последовательно дискриминирует удмуртский язык, препятствуя созданию полного цикла среднего образования на удмуртском, а с 2019 удмуртский язык исключен из перечня обязательных предметов УР. (укр.)
Как Рада разрешила увольнять госслужащих за прихотью министров без веских оснований
Отныне любого государственного служащего руководитель сможет освободить очень быстро и без всякого объяснения / аргументации. (укр.)
Учетная ставка НБУ: это ли ключ к дешевым кредитам?
Национальный банк Украины снизил учетную ставку до 16,5% годовых с 6 сентября 2019 года. Стоит ли ждать дешевых кредитов от банков? (укр.)
Столкновение историй или "Конев едет домой?"
Кремль до сих пор живет в мире, в котором не было пакта Молотова-Риббентропа, в котором в Будапеште в 1956 году было не гражданское против коммунистическое восстание а "гражданская война спровоцирована Западом". (укр.)
Правопохоронная гниль. Справится ли Зе!команда с очисткой?
Необходимо коренное обновление всей правоохранительной системы. С предохранителями, которые не позволят перетекание "ценных кадров" (как Мишуровский: из прокуратуры в ГБР, а теперь метит в адвокаты). В отношении судей это означает настоятельную потребность по отсеиванию недоброчестных "коллег". (укр.)
Почему электромобилям неуютно в спальных районах
Украина по количеству электромобилей в четыре раза опережает Россию и является лидером региона. Долго ли это будет продолжаться? (укр.)