Безысходность без внимания. Казус подрывника Моста Метро

4185 просмотров
Пятница, 20 сентября 2019, 10:30
Маси НайемMasi Nayyem (Wolf)
адвокат, партнер юридической компании "Миллер"

"Наступает ночь, и уже не понятно –
Это иллюзия или реальность"
Status Quo In the army now. 

Все, что проблему не решает, делает ее сильнее.

Можно просто отгородиться от реальности и каждый раз, встречая одну и ту же проблему на улице, искренне ей удивляться.

Но, чем быстрее мы поймем проблему людей, которые вернулись с войны в мирные города, тем быстрее мы ее решим и тем меньше у нас будет пробок в головах и осужденных в тюрьмах. 

Ты просыпаешься в казармах, где вас собрали вместе, чтоб учить защищать территориальную целостность Украины.

Тебе пишут знакомые, которых ты не слышал несколько лет, утверждая, что гордятся поступком.

На улицах тебе будут заглядывать в глаза и ты вдруг обнаружишь, что им искренне страшно за тебя и даже жаль.

Но в целом гражданские очень гордятся. 

Себе ты не признаешься, что если ты вернешься не весь – это будет твоя личная проблема, только ты будешь встречаться с самим собой каждый день и помнить. Зачем? И так страшно. 

А потом ты оказываешься на войне. Там очень много разного и удивительного. Разные люди, знаки любви судьбы, ухаживание смерти. Все очень просто, но очень личное. Настолько, что сложно с кем-то говорить о войне на одном языке.

А потом ты возвращаешься целым и внешне – невредимым. И будто выключают софиты – спектакль закончен, зрители разошлись по своим делам. Ты на темной сцене и единственный твой зритель – твои страхи и комплексы. 

А дальше все прозаично. 

Алексей Белько обнаружил за собой слежку. Это случилось за пару недель до событий на мосту Метро. Ему казалось, что и дома что-то не так: странные шумы, непонятные знаки, что кто-то слушает.

Он много раз вспоминал про планшет, который отключал от wi-fi, но тот продолжал работать. В это же время с близким человеком начались разногласия и какие-то сложности. 

Он пытался устроиться на работу на АЗС, в магазины. Но его не принимали. В тот день он как раз ехал после очередной неудачной попытки быть нужным и получать за это деньги на жизнь.

Он был в плохом состоянии, потому что семь дней до этого не мог нормально уснуть. 

Проезжая по мосту Метро, он ударился об отбойник. Вышел из машины и, как я понимаю, ожидал помощи от проезжающих машин. Но никто не остановился. Алексей решил стрельнуть в сторону отбойника, чтоб остановить поток и обратить на себя внимание. 

Когда весь город уже был на ушах, Алексею начали звонить друзья, замполит, еще пару человек, но он хотел говорить только со своей девушкой. Поговорив с ней, он на эмоциях сказал, что взорвет мост. 

Я спросил у него несколько раз: "Вы бы могли объяснить мотив? Что вы хотели? Зачем это было?".

Ответ каждый раз был один: "Чтоб обратить на себя внимания. Чтоб вот это вот все закончилось. Чтоб мне дали возможность устроиться на работу. У меня не было желания взрывать что-то. Я люблю жизнь, я хочу жить, как все нормальные люди. Я хочу семью".

Потом он принял решение сдаться. Почему? Он повторил: "Я нормальный. Я люблю жизнь, я хочу жить, как все нормальные люди"

Читайте также:

Вооруженный мужчина угрожал взорвать мост в Киеве. Его задержали. Хроника

Киевского "минера" моста переквалифицировали из террориста в хулигана

"Минер" моста Метро попросил прощения у киевлян

Аваков показал допрос "минера" моста. Хочет взять его на поруки

Сейчас Днепровским управлением Национальной полиции Украины заведено уголовное производство №12019100040007826. 

В нем у Алексея уже есть статус подозреваемого: он подозревается в заведомо ложном сообщении об угрозе безопасности граждан, уничтожения или повреждения объектов собственности, которые повлекли тяжелые последствия (ч. 2 ст. 259 УКУ). 

Его также подозревают в хулиганстве, то есть грубом нарушении общественного порядка по мотивам явного неуважения к обществу, сопровождающегося особой дерзостью или исключительным цинизмом, совершенном с применением огнестрельного или холодного оружия (ч. 4 ст. 296 УКУ). 

Ему грозит срок до 8-ми лет лишения свободы. 

Loading...

Старший следователь и прокурор не написали ни единого слова в ходатайстве об избрании меры пресечения о том, что Алексей был в АТО, что его действия, кроме прочего, могли быть продиктованы определенными последствиями войны с Россией. 

Нет, это не должно быть смягчающим обстоятельством. Но прокурор и следователь обязаны всесторонне, полно и объективно исследовать обстоятельства уголовного производства, предоставить им надлежащую правовую оценку и обеспечить принятие законных и непредвзятых процессуальных решений (ч. 2 ст. 9 УПК). 

Мне сложно предвидеть решение суда, но будет ли это содержанием под стражей или круглосуточным домашним арестом – Алексею нужна помощь в реабилитации. А после этого он должен ответить за свой поступок. 

И все же мне кажется, что его поступок – следствие абсолютно провальной политики воюющего государства по отношению к ветеранам войны с РФ.

Именно эта политика создала пропасть между теми, кто защищает мир и теми, кто в нем живет. 

Это доказал мой пост, где сотни комментариев несут один смысл: "Мне все равно, где он был и что делал. Главное, что нарушили мой привычный покой, привычный образ жизни". 

Как бы пафосно это ни звучало, но этого покоя бы не было, если бы этот парень, в том числе, не стоял в холод и в жару под прицелом у агрессора. 

Этот случай должен нам дать понять, что не у него проблемы после войны, а у нас у всех. И чем раньше мы проснемся в хате с краю, тем целее будет эта хата, этот дом. 

А то как президент – то каждый из нас. А как ветеран, то только тот парень.

Маси Найем, специально для УП

Колонка – матеріал, який відображає винятково точку зору автора. Текст колонки не претендує на об'єктивність та всебічність висвітлення теми, яка у ній піднімається. Редакція "Української правди" не відповідає за достовірність та тлумачення наведеної інформації і виконує винятково роль носія. Точка зору редакції УП може не збігатися з точкою зору автора колонки.



powered by lun.ua
Бутан и Непал – два мира одной Азии
Периодически среди местных проводят соцопрос о том, насколько они довольны своей жизнью. 95% людей говорят, что их все устраивает и они получают удовольствие от всего, что происходит.
Особый статус Донбасса как политическое дежавю
То, что происходит сейчас вокруг Донбасса и его "особого" статуса, вызывает политическое дежавю: Порошенко и Ко четыре года назад пытались продвинуть через парламент то же и под тем же соусом... (укр.)
"Мертвые души" среди получателей государственных выплат. Как их обнаружить?
Что такое верификация государственных расходов? Ответы на топ-5 вопросов. (укр.)
Госизмена в Минэкономики и сорванное производство снарядов: при чем здесь люди Пашинского?
Пока государственная компания "Артем" ждет оборудования из США, право поставлять снаряды для "Гиацинт" вооруженных сил получила частная фирма ООО "Рубин 2017". Разбираемся, при чем здесь Пашинский и его люди. (укр.)
Что может пойти не так при обновлении НАПК?
Риски в процессе обновления НАПК остаются. Для их предотвращения в большинстве случаев может помочь только должное внимание со стороны общественности и международных партнеров. (укр.)
Фонд энергоэффективности: что нужно знать ОСМД и управляющим
Новая программа фонда предусматривает выделение грантов на энергомодернизацию многоквартирных домов. Далее — ответы на главные процедурные вопросы. (укр.)
Веселые старты президента Зеленского в судах
Зеленский внес в парламент законопроект, который должен исправить ошибки, допущенные предыдущей властью, и обеспечить реальную независимость судей. Как изменился законопроект между первым и вторым чтением, прислушались ли депутаты к советам экспертов и были ли изъяты недостатки – объясняем. (укр.)